александр петроченков

apetrochenkov


Александр Петроченков


Previous Entry Share Next Entry
Борис Куприянов о книжной катастрофе
александр петроченков
apetrochenkov
В России в последние десятилетия разворачивается настоящая духовная катастрофа. Наш народ, который еще совсем недавно считался самым грамотным и читающим в мире, почти совсем перестает читать книги.
Сегодня на FM-радио я слушал разговор с совладельцем книжного магазина «Фаланстер» Борисом Куприяновым. Этот книжный магазин в Малом Гнездниковском переулке я считаю лучшим в Москве по подборке и качеству предлагаемой литературы — почти никакого мусора и попсни, хотя некоторый крен влево все же заметен.
В Москве осталось всего около 270 книжных магазинов — больших и маленьких. В Париже с его 3-миллионным населением более 700 книжных магазинов. С учетом численности населения (даже игнорируя миллионы гастарбайтеров) в Москве книжных магазинов per capita в 12 раз (!) меньше, чем в Париже. Книги в России просто перестали покупать и читать. Потому книжные магазины закрываются за ненадобностью.
Кто-то считает, что у нас не умеют раскручивать книги, и недостаточно профессиональный маркетинг не заставляет людей покупать книги, как это делается за рубежом. Но это миф: плохую книгу никакой раскруткой нельзя заставить покупать большими тиражами. В России практически нет литературной и книжной критики, как необходимой обратной связи между авторами, издателями и обществом, и это негативно влияет на интерес к книгам.

Большинство переводных зарубежных бестселлеров в России проваливаются и остаются никому не известными, хотя на Западе такие книги зачастую становятся важными явлениями культуры и общественной мысли. Зарубежные бестселлеры из любой области знаний вместо миллионных тиражей у нас едва удается продать в количестве несколько тысяч. Качество переводов обычно довольно невысокое. Поэтому редкие знатоки зарубежной культуры предпочитают читать книги по-английски или на языке оригинала. А средний статистический тираж книг в России вдвое ниже, чем в Англии или Франции, где население вдвое меньше. Поэтому серьезные книги часто убыточны. Даже супербестселлеры Джоан Роулинг о Гарри Поттере, продававшиеся на Западе многомиллионными тиражами, в России имеют тираж не более 200 тысяч экземпляров.
Многие думают, что книги у нас слишком дорогие. Но это не так: книги у нас в разы дешевле, чем в Европе и других странах мира. Не читают у нас и совершенно бесплатных книг, которые вполне доступны в интернете. Статистика скачиваний показывает, что у нас скачивают намного меньше книг, чем в тех странах, где за скачивание пиратской продукции реально наказывают. Просто книги у нас теперь никому не интересны и не нужны. Происходит массовая деинтеллектуализация общества.

Дело действительно не в цене: в том же магазине «Фаланстер» в самом центре Москвы я обычно наблюдаю совсем немного покупателей, хотя там одни и те же книги примерно в полтора раза дешевле, чем в соседнем книжном магазине «Москва» на Тверской улице. Растет поколение людей, чье внимание пораженно смартфонами и планшетами. Они не способны читать и размышлять о прочитанном. Глубина мысли сократилась до способности прочитать и понять не более нескольких строк. Боюсь, это и есть настоящая катастрофа, которую многие пока не замечают. Но ее последствия будут весьма драматичными.

PS Выше на снимке: вход в книжный магазин "Фаланстер" в подворотне, надо подняться на второй этаж. А под книжным магазином, на первом этаже, находится один из самых крутых крафтовых пивбаров Москвы "Все твои друзья" -- туда можно попасть, пройдя сквозь магазин подарков. А буквально напротив, на другой стороне Малого Гнездниковского переулка, находится вход в другой культовый бар Craft RePUBlic. Это вполне подходящие места для чтения приобретенных в "Фаланстере" книг. Там нередко можно встретить не только друзей, но и всяких известных писателей, журналистов, музыкантов, артистов и прочих селебритис. Эти места не пафосные, но дружественные.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ

  • 1
так все читатели в виртуале, постят свои унылые физиономии и содержимое тарелок в соцсетях, ничего удивительного

Между тарелками могли бы и книжку почитать, но вместо этого постят кошечек.

я фактически круглосуточно виртуалю, читаю только в берлоге, где нет интернета, есть такое место ещё на планете. а хорошая книга в рюкзачке лежит, недочитанная. "Поле", изд. Дулибы. Про науку и человека в ней.

Жизнь в виртуале -- это почти инвалидность. Я знаю немало людей, которые категорически отказываются от смартфонов и планшетов, оставляя только самый простенький мобильник. Да я сам такой. Только так можно выкроить время на чтение, а иногда и на письмо.

за бортом открытый космос, приходится виртуалить по необходимости. Книг читал много. Они в итоге становятся "культурным слоем". В прямом и в переносном смысле. Что-то запоминается, но в основном всё покрывается пылью с годами. Никак к этому не привыкну. И никому они не интересны кроме владельца. Книги тихо умирают у нас на Петровке, в Киеве. Новые жильцы не любят старой мебели и книг. От книг одна пыль в доме.

последнее наваждение, с октября месяца накрыло https://plus.google.com/u/0/communities/116619469559538795251

потенциальное сотрудничество (поэзию берёте?)

ЭЛЕГИЯ В АНТИЧНОМ СТИЛЕ

Ненадёжная плоть
Нас несёт по реальному миру,
Из костей собран плот,
Связан мышцами, кожей и жиром -

Наш мешок для души,
С горловиной увязанной туго –
Made in «Индпошив» -
Нашей мамы интимного друга.

Нам всегда недосуг
Разобраться с корнями и кроной,
Может, был этот друг
Гондольером, навроде Харона

Потому-то нам нет
В этом мире нормальной дороги,
Что плюют нам вослед
Нами напрочь забытые боги.

Мы всегда невпопад
Отвечаем на брошенный вызов:
Ведь душа наша – склад
Глупых мыслей, страстей и капризов

Колокольчика звон
Резонирует с ритмом сердечным,
Погружая нас в сон,
Что однажды окажется вечным.

Вырывают из сна
Нас разбитой дороги ухабы,
Слава Богу – весна,
Тёплый ветер, пока ещё слабый

Намекает на то,
Что, когда-нибудь будет и лето,
Правда, мы на все сто
Неизбежно заплатим за это

Кошелёк наш велик,
Но наполнен пустыми мечтами,
Свой божественный лик
Мы стираем, как правило, сами,

А частички души –
Несравненное средство оплаты,
В предрассветной тиши
Покрываются мохом и ватой.

Колокольчик звенит,
Только звон пропадает впустую:
То, что память хранит,
Всё растрачено, всё подчистую…

Докопавшись до дна,
Наскребём мелких крошек в котомку,
Это всё, что от нас
Перейдёт к нашим глупым потомкам.

Философская ночь
Завершается зимним рассветом,
Мы б хотели помочь
Нашим детям, хотя бы советом:

Чаще браться за меч,
Отвечая на глупые бредни,
Ничего не беречь,
Каждый день проживать, как последний…

Не просить у богов
Ни богатства, ни прочих поблажек,
Сочетанье слогов
Брать из душ, а не пошлых бумажек.

Я извилист, как уж,
Но бываю прямым, уж поверьте,
В крепостях наших душ
Мы живём от рожденья до смерти.

Наша память хранит
Всё: от слёз - до безумного смеха,
Колокольчик звенит –
Крепостная стена вторит эхом.

Ночь подходит к концу
И довольно банальных сентенций,
Трезвость нам не к лицу,
Пусть вино согревает нам сердце.

Наш восход позади,
Нас несёт поневоле на запад,
Сто болезней в груди…
Хризантемы кладбищенский запах

Манит нас за собой,
И мы едем на рынок цветочный,
Нам пора на покой
Уходить – в свой заплыв одиночный,

Под конец прошептав
Всем богам непотребное слово,
Уплываем без прав
Возвратиться когда-нибудь снова

вот Вам...в тарелку :)))

ИЗ ПРЕДРАССВЕТНЫХ РАЗМЫШЛЕНИЙ…

То ли Господом дан,
То ли - смесь из бессонницы с ленью –
Предрассветный туман,
Где предметы не ведают тени

Трепетанье струны
И рождение первого звука,
Мы Амуру должны -
За два выстрела точных из лука

Наше царство с тобой
Предстоит заложить и построить,
Но в основе – не бой
И не кровь конкурентов-героев

Может, мы и грешны,
Но никак не грешней Валтасара,
Не грозит со стены
Обещание краха и кары

Пусть уже сочтены,
Но не взвешены наши поступки,
Терпкий привкус вины
Не отравит нам сладости кубка

Впереди сладкий плен
Самых первых и пылких объятий,
Если прошлое тлен,
Что есть в мире важнее кровати?

Поколению «next»
Не понять наших вечных сомнений
Их компьютера блеск
Отрешил от полуночных бдений

Где простые слова
Зачастую становятся святы,
На кого нам кивать,
Если слово «люблю» непонятно?

Изменяется мир,
Нам порою становится жутко:
Старый Бахов клавир
Заглушают эстрадные шутки

Просто в пору бежать
От реальностей нашего века,
Где исчезла межа
Отделявшая суть человека

От подобий его
На страницах гламурных журналов
Их печатал не Бог:
Разве Богу угодны скандалы?

Вечна в мире война
И враньё о достоинствах мира,
Муза Клио стройна,
Но о ком же поёт её лира?

Славит стройных блядей,
Утонувших в шампанском игристом,
А из сонма людей
То тиранов, а то террористов…

Наш «весёленький» век,
Впрочем, прошлый нисколько не лучше,
Нескончаемый бег
От идей, что всё круче и круче

Наши сказки давно
Стали страшной и мерзостной былью,
Но, (всегда же есть «НО…»)
Дети к сказкам изрядно остыли

Дай-то Бог и сбегут,
В край без крови и время сомнений -
В предрассветную муть,
Где предметы не ведают тени.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account