александр петроченков

Как приобрести мои книги

Меня спрашивают, где можно купить мои книги. Обычно я рекомендую поискать их в книжных магазинах. Тиражи многих моих старых книг уже распроданы и в продаже их найти трудно. Но некоторые пока доступны в обычных книжных магазинах, в издательствах и в онлайн-магазинах.

P9060038
Какие-то мои старые книги можно встретить только в букинистических магазинах. Например, ЗДЕСЬ есть множество моих книг. Там есть даже популярные компьютерные книги с иллюстрациями и комиксами Олега Тищенкова, которым более двух десятков лет. Я благодарен Олегу: он проиллюстрировал дюжину моих книг. Но тот творческий период остался в прошлом, а Олег теперь живет в Торонто. Прошу обращать внимание на имя автора: Валерий Петроченков или В.В. Петроченков -- это мой известный однофамилец, профессор русской литературы из Колумбийского университета в Вашингтоне, США. Есть и другие однофамильцы.

Ниже я предлагаю перечень своих книг, которые мне удалось обнаружить в продаже в книжных интернет-магазинах и в издательствах. Но учтите, что ситуация постоянно меняется. Если книги в продаже не оказалось, поищите сами: отсутствие книги в одном магазине вовсе не означает, что ее нет в других магазинах. Цены также существенно разнятся в разных магазинах.
Моя дочь Мария Петроченкова, кандидат филологических наук, является автором нескольких полезных книг. Она теперь живет и работает в Германии.

  • 2000 наиболее употребительных слов немецкого языка. Учебный словарь (НЦ ЭНАС, 2006)

  • Новая немецкая орфография. Учебный словарь-справочник

  • Немецкий язык. Реформа правописания. Правила и трудные случаи

Если купить книги по указанной ссылке не удалось, пожалуйста, обратитесь в другие книжные магазины — их в интернете множество. Некоторые мои книги неведомыми мне путями встречаются в продаже в разных странах, например, попадают в магазин Amazon.com. Но цены там кусаются и я не могу поручиться, что их можно найти там в любое время.

Мои контакты и ресурсы:
Мой адрес ВКонтакте: http://vk.com/id36406294
Мой фейсбук: https://www.facebook.com/petrochenkov
Блог ЧТЯ КНИГИ: http://bookbybookread.blogspot.ru/
Блог ПИВО: http://brewingandbeer.blogspot.ru/


Как автора нескольких книг о пиве, меня пригласили в телестудию Сетевизора при Эхе Москвы поговорить об этом популярном напитке. Почему-то передача называлась "Вся пивная история", хотя там шла речь о разных вещах, а не только об истории пива.

Вся пивная история
александр петроченков

А.И. Тодорский. Маршал Тухачевский


Отвратительная книга, малоинформативная и полная обычной коммунистической трескотни ни о чем. Политическая пропагандистская поделка, но не настоящее исследование. Видимо эту небольшую книжонку срочно выпустили по следам хрущевской борьбы с культом личности Сталина, чтобы реабилитировать одну из самых известных, знаковых жертв сталинских репрессий.

Михаил Николаевич Тухачевский — советский военный деятель, военачальник РККА времён Гражданской войны, военный теоретик, маршал. Родился 16 февраля 1893 года в селе Александровское, в 7 км западнее Сафоново вблизи станции Вышегор в Смоленской губернии. Михаил Тухачевский — прославленный советский военный деятель, военачальник РККА времён Гражданской войны, разгромивший Колчака, военный теоретик, Маршал Советского Союза (1935). Был расстрелян немедленно после осуждения тройкой 12 июня 1937 в Москве по «делу антисоветской троцкистской военной организации». Но он был посмертно реабилитирован в 1957 году, вскоре после XX съезда КПСС.

https://bookbybookread.blogspot.com/2020/04/blog-post_29.html
александр петроченков

Юбилей чучелки


Сегодня коммуняки всех мастей отмечают 150-летие известного социал-демократа, большевика и вождя мирового пролетариата. Этот буржуазный эмигрантский деятель в своей жизни не работал ни одного дня, но ловко паразитировал на чужие деньги, жил в эмиграции и стремился лишь к одному: захватить власть в России со всеми ее несметными богатствами, а потом еще устроить мировую революцию и экспроприировать всё остальное. Масштабный был жулик! Про освобождение эксплуатируемых пролетариев он, мягко говоря, лукавил, на самом деле ему было наплевать на них, он использовал эту сказку как идеологическую ширму для сокрытия своих истинных планов.

Я учился в двух советских вузах, поэтому мне пришлось начитаться теоретических трудов этого деятеля досыта. Я прилежно читал и конспектировал, и видел, как этот недоучка корчил из себя философа, хотя мудрым философом его считали только безграмотные пролетарии.

Он упорно делал вид, будто не замечает научно-технический прогресс и не понимает его значения, хотя плоды прогресса были очевидны уже в конце XIX века. Он не хотел видеть и обсуждать конвейер на заводах "Форда", освобождающий и обогащающий пролетариат гораздо эффективнее любой диктатуры пролетариата за счет резкого повышения производительности труда. Каждый рабочий на заводе "Форда" мог позволить себе приобрести автомобиль. Во всех развитых странах, куда не добралось учение этого мерзавца о диктатуре пролетариата, большинство населения, включая несчастных эксплуатируемых пролетариев, жило так, как в стране победившего социализма большинство (кроме партийной верхушки) и мечтать не смело.

Впрочем, нынче его заплесневелые теории настолько морально устарели, что о них уже просто говорить смешно. Беда в том, что пролетарии в недалеком будущем будут с грустью вспоминать времена капиталистической эксплуатации, так как скоро останутся без работы: последним остаткам пролетариата суждено исчезнуть под суровой пятой наступающих роботов. И придется последним пролетариям переквалифицироваться в официантов, дворников или охранников. Да и то лишь временно, так как и оттуда их турнут роботы.

Ну да бог с ним, как говорится, хотя он (как и я) в богов не верил, но (как и я) любил пиво. Причем пиво он по-настоящему полюбил именно в Мюнхене (как и я).

У меня на полке стоит толстая книга немецкого автора «Ленин в Мюнхене», переведенная на русский язык и изданная в советское время. Вот уж где этот чувак оттянулся на славу! Пиво пить он начал еще в юности, в Самаре, но баварское пиво сразило его наповал, он стал настоящим любителем пива. Причем он облюбовал лучшую мюнхенскую пивную «Хофбройхаус» (Придворная пивоварня), где частенько и «заседал» с другими подпольными революционными деятелями из русской эмиграции. Старейшая мюнхенская пивная Hofbräuhaus сокращенно обозначается HB. Эти две буквы HB там обозначены повсюду как бренд: на посуде, бокалах, меню, шторах... Надежда Крупская в своих мемуарах пишет, что при своем неглубоком знании немецкого языка она предпочитала расшифровывать эти две буквы как «Народная Воля». Ну разве не дура?

Надо заметить, что пивная Hofbräuhaus на протяжении своего существования с XVII века пользовалась популярностью у многих гостей Мюнхена, известных личностей, политиков, артистов, художников и музыкантов. Говорят, сюда любил захаживать Моцарт. Ни один турист, прибывающий в Мюнхен (а их тут бывают миллионы ежегодно), не упустит возможность пропустить бокальчик пива в пивной «Хофбройхаус». Но американским и прочим европейским туристам наш любитель пива безразличен. О нем вспоминают только русские и китайские туристы. В «Хофбройхаус» многие хотят попасть по той причине, что это была одна из излюбленных пивных другого известного социалиста, точнее национал-социалиста Адольфа Гитлера. Тот частенько выступал в просторных залах этой пивной перед баварскими пролетариями со своими зажигательными речами.

А сто лет назад, 24 февраля 1920 года, именно в этой пивной Адольф Гитлер воскликнул буквально ленинскими словами: "Есть такая партия!" и провозгласил новое наименование своей организации: Национал-социалистическая немецкая рабочая партия. Название этой социалистической рабочей партии было настолько невыносимо для московских большевиков, что в Советском Союзе его практически никогда не упоминали, а национал-социалистов стали обзывать фашистами, хотя Гитлер не был фашистом и его партию называть фашисткой — грубая ошибка. Но кто же нам в год 75-летия победы над фашистской Германией позволит грубо фальсифицировать историю, отказав ей в наименовании "фашистская"?


Хофбройхаус (Hofbräuhaus, «Придворная пивоварня»)
https://ru.wikipedia.org/wiki/Хофбройхаус
александр петроченков

Филип Рот. Грудь


Филип Рот (1933-2018) главный американский еврейский писатель, автор более 25 романов. Наивысшей точкой его творчества и конфликта с еврейским сообществом стал выход в 1969 году романа «Случай Портного», где внутренний мир отпрыска типичной американской еврейской семьи показан с изощренной безжалостностью и неслыханной для литературы тех лет откровенностью. Книга принесла Роту мировую славу и определила его творческий путь на десятилетия вперед.

Рот вырос в Ньюарке, штат Нью-Джерси, и люди, населявшие городок его детства, стали персонажами всех его книг. Дети, спавшие на двухэтажных койках в тесных комнатках домишек, которые в послевоенные годы снимали в окрестностях Нью-Йорка евреи-служащие (сами они — дети недавних переселенцев из России, Литвы, Польши, Венгрии), росли и на страницах романов Рота, становились типичными американскими евреями следующих поколений: врачами, преподавателями, литераторами.

Но одновременно он главный анфан-террибль: в синагогах книги Рота только что не жгли, что, разумеется, вызывало все более ожесточенные выпады с его стороны и толкало на все более смелые эксперименты. Это противостояние, отчасти навязанное, в результате стало локомотивом писательского успеха Филипа Рота.


Рот безостановочно пробовал новые формы, испытывал хороший вкус на прочность, проверял границы дозволенного. В 60-х он писал книгу об онанисте, в 70-х — эту повесть о мужчине, превратившемся в женскую грудь; в 80-х вышел его роман из пяти частей, где каждая противоречила остальным, в 2000-х — антиутопия об американском фашизме. Многие из этих книг стали вехами в американской литературе, они отмечены всеми мыслимыми литературными наградами — кроме Нобелевской премии. И тот факт, что ее Филип Рот не удостоился, считается одним из самых главных недоразумений в ее истории.

Повесть «Грудь» входит в состав трилогии о профессоре Дэвиде Кепеше. «Грудь» (The Breast) (1972, рус. перевод 1993). «Профессор Желания» (The Professor of Desire) (1977, рус. перевод 1994). «Умирающее животное» (The Dying Animal) (2001, рус. перевод 2009).

Повесть рассказывает историю профессора изящной словесности Дэвида Кепеша, однажды внезапно превратившегося в женскую грудь. Он преподает своим студентам литературные тонкости произведений Кафки, Гоголя, Свифта, где происходят подобные метаморфозы. Но тут вдруг сам переживает такую невероятную трансформацию.

Значительную часть повести занимают споры профессора, превратившегося в слепую грудь ростом с взрослого человека и весом 155 фунтов, которая лежит в гамаке и добрую половину повести спорит с другими персонажами так ли это на самом деле или ей только кажется это превращение, или профессор находится в психиатрической больнице, чтобы излечиться от такой галлюцинации или сновидения. Эти споры так продолжительны и утомительны, что читатель начинает сомневаться: а не является ли грудь в самом деле плодом фантазии психически нездорового профессора, начитавшегося о кафкианских превращениях человека в жука и принимающего слишком серьезно фантастический «Нос» Н.В. Гоголя. Вот отрывок, который наглядно иллюстрирует такую неясную двойственность:

Я боюсь, мои посетители будут уверять меня, что это чистое безумие — лежать здесь в гамаке в таком состоянии, ведь я отличный парень, который мужественно все это переносит — слушает пластинки, беседует с психоаналитиком и тридцать минут в день посвящает, словно благовоспитанный школьный учитель, мечтаниям о неистовом сексе… И мог бы позвать к себе приятеля и сказать ему: «Я хочу выбраться отсюда. Давай заберем с собой все эти трубки и катетеры, которые нужны для поддержания моей жизнедеятельности. Давай наймем сколько надо врачей и нянек, которые будут присматривать за мной. Мне надоело бояться потерять Клэр. Пусть она уходит и найдет себе другого любовника, чью сперму ей не придется глотать, и пусть она заживет с ним нормальной жизнью. Я устал от стараний не утратить ее доброту. И я устал от пустой болтовни отца, он мне надоел! И сколько Шекспира я могу прослушать в течение жизни? Я знаю, что все великие пьесы мировой драматургии записаны на пластинки. Я знаю, что мог бы слушать Софокла и Шеридана, и Аристофана, и Шоу, и Синга, и Расина и так далее — но зачем? Только чтобы убить время? Но для женской груди это довольно-таки гнусное убийство времени. Приятель, я хочу сколотить миллион. Я не думаю, что это будет очень сложно. Если «Битлз» сумели собрать полный стадион в Нью-Йорке, чем я хуже? Нам надо хорошенько все обдумать, ибо для чего нам наш драгоценный разум, как не для обдумывания подобных штуковин? Чтобы прочитать побольше книг? Я заработаю сотни тысяч долларов. И у меня будет много девочек. Я хочу, чтобы это были двенадцати-тринадцатилетние девчушки. Их будет сразу три, четыре, пять, шесть. Они будут лизать мой сосок все сразу. Они будут голенькие, будут хихикать, похлопывать меня, и сосать, сосать не переставая целыми днями. Мы их найдем — сам знаешь где. Если «Роллинг стоунз» где-то их находят, если Чарлз Мэнсон их находил, то и мы сможем. И еще у нас будут женщины, которым захочется широко расставлять свои ляжки навстречу столь невиданному и захватывающему чуду, как мой сосок. Мы удивимся, как много женщин — замужних матерей в том числе — будет толпиться у меня под дверью, все — в шиншилловых шубах. Нам останется только выбрать самых-самых красивых, только из хороших семей и только похотливых. И я буду несказанно счастлив. Да, я буду несказанно счастлив. Помнишь Гулливера в Бробдингнеге? Как он любил разгуливать по грудям горничных, меж сосков? Но это не доставляло ему, бедняге, удовольствия. Это ведь был гуманный британский лекарь, дитя Века Разума, который рисковал жизнью в стране великанов на краю света. А здесь, друг мой. Страна Неограниченных Возможностей в Век Самореализации, и я — Дэвид Алан Кепеш, Сиська, я буду жить как мне захочется!

Остается загадкой, о какой сперме говорит профессор Кепеш, ставший грудью? У него нет никакого секса, о сексе он только мечтает, но всюду тычет своим огромным соском, пристает к нянечке, ежедневно обмывающей его до эротического возбуждения, требуя от нее вставить свой сосок ей в вагину, а когда нянечку заменяют на мужчину, прицеливается своим соском в его рот и анус.

Сама грудь сплошная эрогенная зона, но ничего не видит и не знает, что вокруг творится. В палате наставлены камеры, его показывают по ТВ, над ним смеётся вся Америка и редкие посетители. Все это превращается в непрерывное копание: а точно ли я превратился в грудь или это форма помешательства, а на самом деле я нахожусь в сумасшедшем доме?

Не стану утверждать, будто я хорошо понял смысл этой повести Филипа Рота, так как некоторые страницы повести навевали на меня откровенную скуку и казались избыточными. Кстати, его традиционная еврейская тематика здесь начисто отсутствует, но и сексуальная тоже не доминирует. Большая доля текста представляет собой какие-то невнятные, но многословные дискуссии с самим собой и споры с другими персонажами о том, превратился профессор Кепеш в грудь или это ему только кажется. Но прочитав эту повесть трудно отделаться от образа большой молочной железы, сплошной эрогенной зоне, стенающей о своей судьбе.
александр петроченков

Алекс Гарленд. Кома


Британский писатель и сценарист Алекс Гарленд (Alexander Garland) ливанского происхождения первоначально рисовал комиксы, но разочаровался в этом занятии и подрабатывал иллюстратором и freelance-журналистом. Он автор трех романов «Пляж» (The Beach; 1996), «Тессеракт» (The Tesseract; 1998) и «Кома» (The Coma; 2004).

Роман «Пляж» стал абсолютным бестселлером, по нему Дэнни Бойл (постановщик киноверсии знаменитого романа Ирвина Уэлша «На игле») экранизировал «Пляж» с Леонардо ди Каприо в главной роли, хотя поначалу издатели на этот роман не обратили внимания. Комиксы фактически были профессией Алекса Гарленда, сформировавшейся в том числе и под влиянием отца известного политического карикатуриста и художника-графика Николаса Гарланда. Именно из занятия комиксами исходит явная киношность книг Гарланда, заточенность под картинку, видеообраз, соблюдение требований композиции, правильных пропорций между действием и диалогами.

Роман «Кома» очень небольшой, его можно прочитать буквально за один день. Значительную часть книги занимают графические иллюстрации отца автора Ника Гарланда к каждой главе романа, их более четырех десятков. Композиция романа закольцована: он заканчивается сценами из начала, но вывернутыми наизнанку.

Сюжет: по пути с работы домой, Карл в ночном вагоне метро вступился в защиту молодой девушки от преследования группы молодых хулиганов. За свое вмешательство Карл подвергается жестокому нападению, его избили ногами и он впадает в кому. Герой «Комы» приходит в себя в больнице. Он был избит до потери сознания и, как выясняется, утратил память. Он не помнит, как его зовут. Не помнит, в чем заключается его работа. Не совсем уверен, какого рода отношения связывают его с его секретаршей Кэтрин, которая вдруг оказывается в одной с ним постели. Он уверен только в одном: ключ к разгадке амнезии находится в его портфеле с латунной пряжкой, загадочно исчезнувшем с места преступления.

Проснувшись, Карл быстро обнаруживает, что его, казалось бы, нормальный мир очень своеобразен и оторван он привычных причин и следствий. Собственно, именно необыкновенные феномены сознания его травмированного мозга становятся главным событием романа. Гарленд очень хорошо воссоздает виртуальные миры полусонного сознания героя на грани сна, а затем изощренно растворяет его сознание и ощущение собственного тела, превращая физические ощущения в ничто. Затем герой опять возрождается как наблюдатель за самим собой со своим взглядом со стороны.

Сюжет кажется слишком простым, в нем мало действия и неожиданных поворотов. Но сюжет в этом романе не главное, а изучение того, что происходит с сознанием человека, находящегося в пограничном состоянии. Карл блуждает в своих снах, погружаясь в разные уровни бытия и небытия. Поистине становится жутко там, где герой проваливается в пустоту и темноту, словно в космос, а сознание выдает лишь поток несвязанных друг с другом слов. Поскольку роман короткий, есть смысл прочитать его дважды, во всяком случае, хотя бы некоторые его главы, так как иначе трудно понять сложный смысл.

Странное оформление обложки: с вывеской для двери гостиничного номера, на которой надпись Do not disturb! В романе действие в номере гостиницы не происходит, и герой не пользуется такой табличкой, запрещающей его беспокоить. Он большую часть времени пребывает в коме на больничной койке, и совершенно не воспринимает окружающий мир. Однако надпись Do not disturb по-английски звучит очень грубо, как приказ, а не просьба. Обычно пишется иначе: Please do not disturb!, это намного более вежливо и является языковой нормой. Неужели издателям это не известно?

Алекс Гарленд. Кома (The Coma) / Перевод: М. Пчелинцев. — М.: Эксмо; СПб.: Домино, 2005. — 208 с. — Твердый переплет — Тираж 5000 экз. — (Серия: Интеллектуальный бестселлер)
александр петроченков

Дэвид Гребер. Долг: первые 5000 лет истории


Это обширное экономическое и историческое исследование товарно-денежных отношений с древнейших времен до наших дней, предпринятое авангардистом-интеллектуалом, ломает многие привычные представления о том, что такое «экономика». Автор — американский антрополог, профессор Лондонской школы экономики (с 2013 года) и один из активистов анархистского движения “Occupy Wall Street” («Захвати Уолл-стрит»), создатель слогана «Нас – 99 %» («We are the 99%»).

Картинки по запросу "david graeber"
Дэвид Гребер (David Rolfe Graeber, род. 12 февраля 1961, Нью-Йорк) — не только ученый-антрополог, но и общественный деятель, анархист, противник протестного движения, но сторонник прямого действия. Как и всякий анархист, уверяет, что капитализм переживает кризис, несовместимый с его дальнейшим существованием, и должен закончиться на протяжении ближайшего поколения, однако никаких конкретных представлений о дальнейшем устройстве жизни не предлагает.

Опираясь на антропологические методы о человеческой природе, Гребер выдвигает мысль, что в основе того, что традиционно называют экономикой, лежит вовсе не миф о меновой торговле, а категория долга, которая на разных этапах развития общества может принимать формы денег, бартера, залогов, кредитов, акций и так далее. Один из императивов автора книги состоит в том, чтобы вырвать экономику из лап «профессиональных экономистов», доказавших свою несостоятельность во время последнего мирового кризиса, и поместить ее в более широкий контекст 5000-летней истории культуры, политологии, социологии и прочих гуманитарных дисциплин.

Во время последнего глобального экономического кризиса 2008 года, начавшегося годом ранее в США на рынке недвижимости, а затем охватившего весь мир и определенно ставшего явлением исторического масштаба, стало ясно, что экономисты не сумели предсказать и предупредить его, веря в непогрешимость неолиберальной модели. Причины финансового кризиса ставили экономистов в тупик настолько, что спрашивать о его происхождении было неприлично. Такую бесцеремонность могли позволить себе немногие избранные, например, королева Британии Елизавета II: осенью 2008 года она посетила Лондонскую школу экономики и поинтересовалась, почему экономисты «проморгали» кризис. Наступила гробовая тишина.

Новым и неожиданным ответом на этот вопрос стала книга «Долг: первые 5000 лет истории» Гребера, вышедшая в 2011 году и переведенная более чем на десять языков. В 2014 году Банк Англии выпустил доклад о «Роли денег в современной экономике», в котором вместо традиционного мифа о меновой торговле («Представьте себе первобытного рыбака и земледельца, которые хотят обменяться друг с другом…») рассказывает историю об импровизированных долговых расписках, явно позаимствованную из этой книги Гребера. Так что его книга оказалась весьма актуальной, а идеи воспринятыми.

В нашей стране антропология развита довольно слабо. Отдельный человек мало интересовал классиков марксизма-ленинизма. Им было интересно оперировать народными массами и разжигать классовую борьбу. Поэтому антропология, как совокупность научных дисциплин, занимающихся изучением человека, его происхождения, развития, существования в природной и культурной средах, заметного отражения и развития не получила. В Советском Союзе антропология чаще всего понималась как наука о происхождении и эволюции человека и его рас, то есть, как физическая антропология. Тем интереснее читать, как американский антрополог уничтожает догмы традиционной экономики, оказавшейся неспособной предвидеть мировой экономический кризис. Роль денег и кредитных отношений в институтском курсе экономики отражена слабо и невнятно, хотя они тысячи лет составляли повседневность для миллионов людей. Гребер убедительно показывает, что сами люди (рабы) с давних пор играли роль денег. Сексуальная эксплуатация и сегодня остается актуальной для большой части человечества. Цитата из книги:

"В конце концов, что это за тайские девушки, которые таинственным образом появлялись на пороге гостиничного номера Нейла Буша (брата Джорджа Буша-мл.)? Почти наверняка они дети обремененных долгами родителей. И по всей вероятности, они сами стали рабынями из-за договорного долга.
Однако сосредоточение внимания на сексуальной индустрии тоже может ввести в заблуждение. Тогда, как и сейчас, большинство женщин, оказавшихся в долговом рабстве, занимались в основном шитьем, готовкой и чисткой отхожих мест. Даже в Библии та из Десяти заповедей, что гласит «не желай жены ближнего своего», подразумевает не сладострастие (прелюбодеяние уже упоминалось в заповеди номер семь), а превращение в долговую рабыню — иными словами, в служанку, которая подметает чужой двор и развешивает белье. В большинстве таких случаев сексуальная эксплуатация была явлением эпизодическим (обычно незаконным, но иногда все же случавшимся и имевшим символическое значение). И снова, если мы избавимся от некоторых наших обычных шор, мы увидим, что за последние пять тысяч лет все изменилось намного меньше, чем мы привыкли думать".


Дэвид Гребер анализирует историю с социально-экономической точки зрения, получившей название «мир-системный» анализ. В таком направлении начинали мыслить Освальд Шпенглер и Альберт Тойнби. Большую популярность получили работы Джареда Даймонда («Ружья, микробы и сталь», «Коллапс: почему одни общества выживают, а другие умирают» и другие, о которых я уже писал). Но истоки научного направления мир-системного анализа восходят к 1970-м годам, когда появились труды американского социолога Иммануила Валлерстайна «Современная мир-система» и французского историка Фернана Броделя «Материальная цивилизация, экономика и капитализм».

Главный герой книги Гребера — капитализм, а ключевым фактором мировой истории выступает долг. Причем история развивается двухтактно: после периода, когда долг оказывается ключевым принципом организации экономики, следует стадия, когда возникают институты, ограничивающие его разъедающее воздействие на общество. В настоящее время человечество переходит от «долговой» стадии в «недолговую».


Картинки по запросу "adbusters occupy wall street poster"
Новое понимание человека в книге Гребера полностью согласуется с ключевым анархистским принципом, в соответствии с которым приоритет должен отдаваться прямому действию, а не протесту. Бессмысленно протестовать против существующих моделей человека и общества, нужно отказаться от них и начать выстраивать новые. Правда, стоит вспомнить, что Дэвид Гребер уже однажды неудачно выступил сторонником прямого действия прямо перед терактами 11 сентября 2001 года. Он также участвовал в числе восьмидесяти активистов движения “Occupy Wall Street” в оккупации Зуккотти-парка в Нью-Йорке, начавшейся 17 сентября 2011 года, с целью привлечения общественного внимания к «преступлениям финансовой элиты» и с призывами к структурным изменениям в экономике. Активисты создали палаточный лагерь, просуществовавший два месяца и разобранный полицией 15 ноября 2011 года, которая направила протестующим уведомление об уходе из парка из-за его якобы антисанитарных и опасных условий. Большая часть участников к этому времени лагерь покинула. В уведомлении указывалось, что они могут вернуться без спальных мешков, брезента или палаток. Примерно через час, около первого часа ночи, полиция Нью-Йорка начала выводить демонстрантов из парка.

17 декабря организаторы призвали к «повторному захвату». Сотни демонстрантов заняли парк за несколько минут до того, как въехала полиция. Протестующие пытались пробиться через несколько секций ограждения до того, как полиция Нью-Йорка остановила их, арестовав 58 человек с применением насилия. Демонстрации носили откровенно антикапиталистическое и анархистское содержание под лозунгом «Нас
99%», указывая на несправедливое экономическое неравенство в США.

Владимир Соловьев и другие кремлевские пропагандисты любят указывать, что американская демократия оказалась тогда не безразмерной, проводя параллели с демонстрациями в Москве: как раз в то же самое время начались демонстрации на Болотной площади. А с 8 по 16 мая 2012 года в Москве проводилась акция внесистемной российской оппозиции «Оккупай Абай». Начало акций связывают с инаугурацией Президента РФ Владимира Путина 7 мая, вступление которого в должность внесистемной оппозицией оценивается как незаконное. Акция заключалась в «мирном» круглосуточном нахождении значительного количества протестующих около памятника Абаю Кунанбаеву на Чистых Прудах.

Мы с женой 7 мая 2012 года отдыхали на курорте в Бад-Хомбурге, в пригороде Франкфурта, и наблюдали инаугурацию Путина по телевидению. Трансляция прерывалась показом фрагментов силового разгона демонстрации протеста на Болотной площади 6 мая. А в центре Франкфурта, рядом с небоскребами известных банков и под известным знаком евро, развернулась акция анархистов "
Occupy Frankfurt". Любопытно, что этот лагерь анархистов был ликвидирован в тот же день, что и в Москве, 16 мая. По возвращении в Москву я побывал на Чистых прудах и побеседовал с некоторыми известными активистами «Оккупай Абай». Вскоре лагерь был разогнан ОМОНом по постановлению суда из-за значительного ущерба, якобы нанесённого протестующими. Полагаю, цели акции были плохо продуманы и довольно невнятны, но среди демонстрантов раздавалось много газет и других печатных материалов.

Могу представить, как оценили бы политику прямого действия анархистов у нас в настоящее время, когда за подобные действия в Пензе целую группу анархистов организации «Сеть» приговорили к длительным срокам заключения за терроризм, хотя они, насколько я понимаю, играли в прямое действие и тренировались в лесу, но никаких терактов не совершали.

От книги получаешь подлинное интеллектуальное наслаждение. Там встретилось невероятное множество неизвестных мне ранее фактов. Иногда даже кажется, что информации слишком много, и она отличается от привычных представлений о деньгах, долгах, устройстве экономики. Издание книги Гребера осуществлено Фондом развития и поддержки искусства «АЙРИС»/ IRIS Foundation Дарьи Жуковой в совместной программе Музея современного искусства «Гараж», основанного в 2008 году Дарьей Жуковой и Романом Абрамовичем в Парке Горького, и ООО «Ад Маргинем Пресс».

Дэвид Гребер. Долг: первые 5000 лет истории (Debt: The First 5000 Years). / Перевод: А. Дунаев — М.: Ад Маргинем Пресс, 2015. — 528 с.
александр петроченков

Кэти О`Нил: Убийственные большие данные. Как математика превратилась в оружие массового поражения



Предыдущая книга этой серии, о которой я недавно писал, оптимистично оценивает развитие и применение Больших данных. Но в этой книге все наоборот: автор с ужасом, как о кошмаре, отзывается о математических моделях на основе Больших данных, активно вмешивающихся в жизнь людей, называя их ОМП -- оружием математического поражения.
александр петроченков

Курт Воннегут. Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

Сегодня исполняется 75 лет начала бомбардировки Дрездена. 13 февраля 1945 года началась серия бомбардировок красивого и хорошо сохранившегося немецкого города Дрезден, в котором было множество дворцов, храмов и музеев, осуществлённых Королевскими военно-воздушными силами Великобритании и Военно-воздушными силами США. Стратегически эта бомбардировка была совершенно не нужна, так как в Дрездене из-за его художественной ценности не размещали военных производств, надеясь предохранить город от вандализма бомбежек. Пожар был настолько чудовищный, что высказывались предположения, будто бомбардировщики сбрасывали не только фугасные и фосфорные бомбы, но и впервые использовали напалм.

Этот акт международного терроризма описан в романе Курта Воннегута "Бойня номер пять, или Крестовый поход детей". Воннегут был военнопленным и находился во время бомбежек в подземном холодильнике при бойне, потому он уцелел и потом занимался разборкой завалов и извлечением трупов погибших. Роман очень сильный, рекомендую. По мощи огня и числу человеческих жертв эта бомбардировка была страшнее Хиросимы.

александр петроченков

О реформе конституции

Андрей Борисович Зубов — российский учёный-историк, востоковед, религиовед и политолог, доктор исторических наук. Общественный, церковный и политический деятель, публицист. Заместитель председателя Партии народной свободы с 17 декабря 2016 года. Его мнение стоит услышать.
александр петроченков

ВИЧ в России — эпидемия, про которую не говорят

Юрий Дудь выпустил двухчасовой документальный фильм «ВИЧ в России — эпидемия, про которую не говорят».
«Многие думали, что эта болезнь осталась в 90-х и точно не добралась до эпохи высокоскоростного интернета. Но это не так. В России живет более 1 млн людей с ВИЧ», — говорит в начале выпуска Дудь.
Ежедневно от ВИЧ в России умирает более 100 человек. Словно мы живем в дремучей Африке. Уровень невежества чудовищный, а лечение ВИЧ в нашей стране крайне неэффективно. Да еще средневековая РПЦ готова лечь костьми на пути полового воспитания школьников, даже слово "презерватив" называя нецензурным.