?

Log in

No account? Create an account
александр петроченков

apetrochenkov


Александр Петроченков


Previous Entry Share Next Entry
Дмитрий Рогозин. Барон Жолток. История одной России
александр петроченков
apetrochenkov

Прямо скажу — это странная книга. Не слишком умело написанное произведение, зачем-то названное повестью. То есть это вымышленное художественное произведение, fiction. Но с другой стороны, действующие персонажи повести вроде настоящие исторические фигуры, включая главного рассказчика, в роли которого выступает Дмитрий Рогозин. И повесть построена как набор исторических эпизодов, описывающих героические деяния представителей семейного дерева рода Рогозина. Но выглядит это как совершенно нескромное восхваление особых заслуг своего рода перед отечеством, а гордость за предков постепенно превращается в откровенное самолюбование автора самим собой. Но, если внимательно разобраться, это все-таки ложь, так как доля героизма в общем числе предков оказывается статистически ничтожно малой.

Рогозин утверждает, что его род Миткевич-Жолток уходит в прошлое аж до XIII века и якобы постоянно связан со столкновением европейского Востока и Запада. Однако простая арифметика показывает, что с XIII по XXI век в предках у Рогозина должны были быть представлены минимум 30 поколений по отцовской и материнской линии, что в общей сложности это составляет… 1073741824 человека! То есть более миллиарда человек. И из этого миллиарда Рогозин выковырял и представил нам лишь нескольких отличившихся предков, наверное, полагая, что и остальные были такими же героями. Цитирую:

  • Фамилия Миткевич имеет прусские корни, а ее родоначальниками стали три прусских князя. Спасаясь от меченосцев, они привели свои семьи и дружины в Гродно — на территорию современной Белоруссии. Должно быть, они принимали деятельное участие в формировании Великого княжества Литовского — объединения славяно-литовских племен, дожившего до XVIII века и в основном вошедшего в состав Российской империи.


Правда тут стоит заметить, что Рогозин скромно умалчивает, что ВКЛ на протяжении столетий было одним из главных врагов Московского княжества, с ним постоянно боролся Иван Грозный.

  • Гербом рода Миткевичей-Жолтоков является так называемый герб «Калинова», который в свою очередь происходит от герба «Прус» — с изображением занесенной к небу рыцарской руки в доспехах, с обнаженным клинком, напоминающим о кровавой сече с меченосцами. Позже, в 1568 году, король Сигизмунд Старый за «боевые подвиги» пожалует Боярину Даниле Миткевичу-Жолтку земли на краю польско-литовской Речи Посполитой — в Рогачевской волости (нынешний Рогачевский район Могилевской области Белоруссии). Оказавшись на рубежах Московского царства, представители нашего древнего дворянского рода пустили корни и в Смоленской губернии.


Знаете, как древние дворянские роды из Литвы и Польши пускали корни в Смоленской губернии, которая находилась между Княжеством Московским и Великим княжеством Литовским? Пржевальский, Грибоедов, Глинка, Грибоедов — это великие русские имена из Смоленской губернии, но они польско-литовского происхождения. Шляхта, принявшая православие. Смоленск на протяжении пяти столетий, начиная с 1232 года, то и дело захватывали иноземные князья, и пограничный город неоднократно переходил из рук в руки. В энциклопедиях об этом пишут довольно невнятно. Упоминают главным образом о том, как Московское княжество героически изгоняло из Смоленска чужаков. Посмотрите в Википедии и вы узнаете, как Смоленск то и дело осаждали «освободители» из Москвы и Рязани, но там почти ничего нет о том, как город опять оказывался у литовцев и поляков, которые вскоре снова захватывали губернию, и Смоленск почти три столетия был вовсе не в составе России. Между прочим, в Смутное время 4 ноября 1611 года Смоленск первым из городов нынешней России получил от поляков Магдебургское право (позже городам Невель и Дорогобуж это право тоже было даровано), то есть имел выборный орган управления и другие особенности европейской цивилизации. Русские цари, вернув Смоленск обратно в 1654 году, долго изучали Магдебургское право на примере Смоленска, но применить его в остальной России не рискнули, и в начале XIX века отменили. У нас, кстати, принято отмечать совсем другую дату — 4 ноября 1612 года.

Упоминание Рогозиным участия его предков в Грюнвальдской битве 1410 года тем более забавно, что 600-летие этой битвы в России практически не отмечалось, хотя победа над тевтонами была одержана благодаря православным смоленским полкам, которые участвовали в битве потому, что Смоленск входил в состав ВКЛ. Татары Тохтамыша, захватившие Москву, там тоже участвовали на стороне великого князя Витовта. И католики из Кракова во главе с королем воевали вместе с литовцами. Только пехота состояла из крепостных холопов-язычников. Но именно Миткевич в развевающемся желтом плаще поразил своим топором магистра ордена крестоносцев Ульриха фон Юнгигнгена, за что его и прозвали Жолтком. Если уж сочинять, то с размахом!

Вся книга Рогозина пронизана духом гордости за своих воинственных предков, которые якобы сделали много полезного для России, находясь в услужении Российской империи с XIX века, хотя такие утверждения выглядят натянутыми. Они служат империи в разных должностях: то полицмейстером, разгоняющим рабочих, учиняющих погромы немцев в Первую мировую (почему-то разбор царем Николаем II этого погрома немцев и вообще всех иностранцев в Москве дается во всех подробностях), то пилотом, создающим русскую военную авиацию, то военачальником в Красной армии или испытывает современную военную авиацию. Есть в повести и загадочный персонаж: прадед Дмитрия Рогозина Борис Миткевич-Жолток, который бежал с белыми из Крыма в Белград, а оттуда в Германию, неожиданно появился в Подмосковье на даче под Лобней в октябре 1941 года (!), когда уже была слышна немецкая пушечная канонада. Он возник неизвестно откуда, чтобы помочь отправить бабушку Рогозина с детьми в эвакуацию с Казанского вокзала вместе с сотрудниками института мелиорации из Новочеркасска (а они-то как оказались в Москве?), хотя сам прадед Борис тут же исчез на вокзале, заметив приближающийся патруль. Это заставляет думать, кто же он был такой? Уж не немецким ли шпионом и диверсантом?

Честно говоря, у меня Дмитрий Рогозин вызывает противоречивые чувства. Родился в 1963 году в Москве в семье военного ученого. Окончил МГУ им. М.В. Ломоносова. Депутат Государственной думы II, III и IV созывов. В энциклопедиях он фигурирует, как политический и государственный деятель, а также дипломат, которому поручили обеспечить безвизовый проезд из России в Калининградскую область, но с этим заданием он явно не справился: его родная Литва легла на пути. Потом он стал постоянным представителем России при НАТО в Брюсселе, выполняющим совершенно непонятные обязанности. Он несколько лет плотно общался с генералами Пентагона и НАТО, хотя смысл такого тесного интима мне не совсем понятен — особенно для высокопоставленного чиновника, занятого теперь перевооружением Российской армии. Впрочем, эта должность в Брюсселе была больше похожа на политическую ссылку из Москвы, так как до марта 2006 года Рогозин был председателем националистической партии «Родина», которая не угодила Кремлю своей быстро растущей привлекательностью, способной отнять в ЕдРа электорат. В том же году Рогозин вошёл в общественный совет «Русского марша», проводимого рядом общественных патриотических и националистических организаций. (Кстати, в настоящее время один из лидеров «Русского марша» Алексей Навальный, благодаря которому эта организация стала намного менее радикальной.)

О своей запрещенной партии «Родина» Рогозин не упоминает в книге даже намеком. Он вообще нигде не позволяет себе ни малейшей критики в адрес любой власти в России. Даже по поводу ОГПУ-НКВД он высказывается предельно лояльно. Цитирую: «Следователь по делу Бобрищева-Пушкина задавал подсудимому вопрос о «шпионской деятельности» Бориса Николаевича Миткевича-Жолтка, и этот болтун Бобрищев-Пушкин практически дает против него показания». То есть, если кто и виноват в репрессиях, то «болтун Бобрищев-Пушкин», а не строй, созданный Сталиным, способный под пытками любого сделать «болтуном». Разумеется, Сталин в повести никакой критике не подвергается. И вообще вся повесть поет нам одну торжественную песню — о великой лояльности и преданности Родине всего рода Дмитрия Рогозина, ибо похожа на развернутую характеристику для приема на новую высокую государственную должность, которую он получил совсем недавно: 23 декабря 2011 года президент Медведев назначил Дмитрия Рогозина заместителем председателя правительства Российской Федерации. Теперь он курирует ВПК и оборонзаказ. То есть делит очень и очень большие бюджетные деньги. Значит, повесть удалась?

Дмитрий Рогозин. Барон Жолток. История одной России. Повесть. — М.: Издательство «Вече», 2011. — 112 с. — Тираж 4000 экз.




Счетчик посещений Counter.CO.KZ

  • 1
Жолток - еврейская фамилия, может быт произошла от названия деревни Жолтки в Белостоцкой области. Очевидно, предок носителя этой фамилии был родом из этой деревни. Свои еврейские корни он упустил.
То, что он насочинял, близко только к тому, что его предки имели какое-то отношение к нынешней к ВКЛ и нынешней Беларуси
Также все из курса истории Беларуси знают, что Ульриха фон Юнгигнгена убил какой-то татарин, насадил голову на копье и демонстративно с улюлюканьем носился по полю боя, ужасая тем самым дикостью крестоносцев

Там и другие отрезки истории этого доблестного рода явно искусственные, высосанные из пальца. Так что это книга наглого самовосхваления, а вовсе не подлинная история. Ну кто будет копаться в истории Грюнвальдской битвы, чтобы уличить автора во лжи? Пипл наверняка схавает то, что ему на тарелку положили.

Абсолютно точно, про Жолток. Пойду проверю генеалогию Миткевичей. А то тут один умник, Ромодановский, написал , что у него в роду 9 князей. А на самом деле род угас в 1871 году. И как, от Святого Духа народился? Если и Лодыженские и Стародубские повымерали. Все хотят себя графьями свету явить. А рожи- то не спрячешь)))

Похоже, Украиной дело не кончится. На очереди Белорусс

Пользователь ivanpan сослался на вашу запись в своей записи «Похоже, Украиной дело не кончится. На очереди Белоруссия?» в контексте: [...] события некоторый политический капиталец, написав историческую книгу, героизирующую его предков [...]

  • 1