?

Log in

No account? Create an account
александр петроченков

apetrochenkov


Александр Петроченков


Previous Entry Share Next Entry
Джон Гэлбрейт. Экономика невинного обмана
александр петроченков
apetrochenkov
Джон Кеннет Гэлбрейт. Экономика невинного обмана: правда нашего времени. – М.: Издательство «Европа», 2009. – 88 с.



Джон Гэлбрейт, видный американский экономист XX века, теоретик индустриального общества, советник президента Кеннеди, был известен в СССР еще в советское время, так как осмеливался критиковать теоретическое утверждение, что на экономическом рынке силы находятся в состоянии свободной конкуренции.
 
В своей последней книге «Экономика невинного обмана», вышедшей в свет по-английски 26 февраля 2004 года, когда автору было 95 лет, он ставит под сомнение многие общепризнанные тезисы, на которых стоит современная экономическая теория. Он называет их невинным обманом или мифами, если не умышленным надувательством, и, в сущности, вся книга доказывает, что этот обман вовсе не столь невинен, как может показаться при поверхностном рассмотрении. Можно сказать, что это эссе стало завещанием Гэлбрейта потомкам. Эта небольшая и довольно печальная книга, которую я прочитал за один вечер, подводит итог его экономическим исследованиям и опыту практической работы на протяжении 70 лет.
 
По мнению Гэлбрейта, различие между «частным» и «государственным» секторами экономики в XXI веке по большей части является выдумкой, а не реальностью. Он также не согласен с тем, что акционеры и директора сегодня реально играют заметную роль в управлении современной компанией. Годовые собрания акционеров он называет ритуалом, схожим с церковным. Такое редкое исключение, как экзотическая компания  «Беркшир Хатауэй», возглавляемая Уорреном Баффетом, на своих годовых собраниях прислушивается к мнению отдельных акционеров, однако у Гэлбрейта эти предложения вызывают подозрения, как заранее подготовленные менеджментом компании. Вся власть и в корпорациях, и в современном государстве принадлежит менеджменту, корпоративной «бюрократии», которая фактически подмяла под себя государство (США) и управляет им, игнорируя всех прочих граждан, как быдло. Эта бюрократия совершенно бесконтрольна, и при этом она получает за свою «работу» колоссальные бонусы, которые сама же себе назначает. А пример таких компаний, как Enron, WorldCom и других подобных лишь показывает, что в наше время даже бухгалтерский учет и аудит послушно подчиняются алчным менеджерам.
 
Гэлбрейт весьма критически отзывается об уловке западных теоретиков, которые фактически переименовали достаточно четкое понятие «капитализм» в невыразительное и по сути ошибочное «свободная рыночная экономика» лишь с той целью, чтобы не связывать нынешний капиталистический уклад с его противоположностью – социализмом и коммунизмом, которые их все еще раздражают. Говоря о свободе выбора на этом «свободном рынке» Гэлбрейт указывает, что потребитель оказывается таким же объектом манипуляций с помощью рекламы и маркетинга, создающих искусственный спрос, как и избиратель на политических выборах. Потребителем управляют рекламные бюджеты, и менеджмент контролирует спрос на рынке. Однако любые попытки поставить под сомнение свободу выбора потребителя вызывает гневное осуждение официального экономического сообщества, так как разрушает сакральную формулу «спрос рождает предложение», утверждающую первенство потребителя в обществе потребления. Хотя и по поводу разумности общества потребления у Гэлбрейта тоже есть большие сомнения.
 
Гэлбрейт весьма критически отзывается о Федеральной резервной системе США, заявляя, что её реальные достижения гораздо скромнее, чем об этом принято писать. ФРС лишь создает видимость управления финансами, а непосвященные выдают желаемое за действительное. В этом он убедился на своем личном опыте. ФРС претендует на то, что она способна предвидеть и стимулировать будущее развитие. Будущее, по мнению Гэлбрейта, в принципе не предсказуемо. Нельзя из суммы множества неизвестных построить определенный прогноз. Да и ВВП является ошибкой, ибо вовсе не отражает настоящего прогресса, так как многие величайшие достижения человечества, особенно в духовной и эстетической сфере, зачастую совершались при низком уровне ВВП и их в принципе учитывать в форме ВВП невозможно.
 
И, наконец, он как настоящий диссидент, резко критикует политику своей страны, включая войну США во Вьетнаме и нынешнее вторжение в Ирак, которому он стал свидетелем в последние годы жизни. С каждым годом США тратят на военные расходы все больше средств, хотя это совершенно не связано с политической потребностью, но необходимо корпорациям. Военное министерство (Пентагон) также «невинно» обманывает всех, называя себя министерством обороны, хотя на самом деле его полностью контролирует циничная бюрократия ВПК, подчинившая себе военный бюджет США, который постоянно раздувается. Причем войны уже ведутся вовсе не в интересах США, и граждане страны отдают свои жизни ради интересов ВПК. Последнее  предложение этой грустной книги: «Но самая серьезная человеческая ошибка, проблема человечества – война – до сих пор остается нерешенной».


  • 1
На мой взгляд, исходя из вышеописанного, Гэлбрейт не изобрел велосипед, он вообще ничего не изобрел. Все плохо, корпорации контролируют государство, ФРС не делает свою работу, и пр. Это и ежу уже давно понятно. Проблема в том, что вся эта чехарда не имеет ничего общего с капиталистической экономикой. Основной признак капиталистической экономики - отсутствие государственного контроля над экономикой и защита прав индивида (в отличие от прав групп). То что государственный контроль осуществляют разные марионетки, спонсируемые корпорациями, вовсе не делает систему капиталистической. Не имеет значения, кто осуществляет контроль, корпорации, большевики или религиозные фанатики, наличие государственного регулирования в экономических и социальных отраслях и игнорирование прав индивида делает систему коллективистской, и по определению, некапиталистической. То, что сейчас имеет место в Америке больше напоминает фашизм в Германии, когда корпорации дружили с фюрером.
Капитализм был в Америке в течение некоторого времени, когда каждый мог свободно создавать и развивать свой бизнес, а государство занималось защитой прав граждан и защитой страны от иноземных захватчиков, а не неприкрытым контролем своих граждан и вмешательством в чужие дела.
Капитализм был возможен в США в течение короткого времени, потому что в тот момент совпали такие факторы, как окончание эпохи Просвещения и рождение самой страны из ничего на основании людей, которые верили в идеи Просвещения. С тех пор эти идеи были благополучно похоронены философией Канта и его последователей всех мастей. До тех пор, пока мы будем продолжать жить в рамках коллективистской философии раннего средневековья, возрождение капитализма и человеческого разума невозможно. Это у нас в головах, у каждого из нас, то как мы думаем, все события современности показывают, что вместо того, чтобы научиться на ошибках коммунизма и нацизма, мы идем все глубже и глубже в том же направлении презрения к человеческому разуму и природе человека. Каждый раз, когда я разговариваю даже с относительно "индивидуалистичными" американцами, я непременно услышу мнения о том, что меньшинство всегда можно принести в жертву большинству, в том или ином контексте, что человек - ничтожество, и если его не контролировать, то наступит хаос, и т.д. и т.п.
Попробуйте представить две группы детей, одну из которых изо дня в день учат уважению к человеку, к себе, к другим, к своему разуму, учат четко следовать логике, учат гордиться своими достижениями, поощряют за хорошие поступки, учат стремиться достичь максимума своего потенциала и т.д., и другую группу детей, которых учат, что они полное ничтожество по своей природе, что что бы они ни делали, они не могут исправить свою уродскую человеческую натуру, что они обречены на вечную боль и страдание, если они не отрекутся от своей природы и не будут жить как жалкие черви, ползая и пресмыкаясь.... Я думаю, довольно легко догадаться, какие взрослые вырастут из этих детей...

Увы, можно сколько угодно восхищаться человеческим разумом, но большинство человечества прозябает в таких условиях, когда людям совсем не до индивидуализма. Подозреваю, что такого рода индивидуализм, личная свобода и капитализм вообще возможны лишь в редкие счастливые моменты истории и географии. А в остальное время в большинстве мест люди просто вынуждены как-то выживать, цепляясь за жизнь. Конечно, Мариая-Антуанетта когда воскликнула, что если у народа нет хлеба, пусть питается пирожными. Но это она брякнула из-за незнания реальной жизни. Ваши рассуждения чем-то близки философии Ницше и проповеди Горького про гордого Буревестника (хотя там и утверждается, что рожденный ползать летать не может).

Александр, все как раз наоборот, говорить, что только счастливые и сытые люди могут быть индивидуалистами - все равно, что ставить телегу впереди лошади. Лошадь - это индивидуализм, телега - это процветание и счастье. Колонисты в Америке прозябали в ужасных условиях, страна, в которую они приехали была весьма неприветлива, и первые колонии пытались построить своего рода "коммуны", где все было от каждого по способностям каждому по потребностям, где все были винтиками в коллективе. В первые годы таких попыток они чуть не умерли от голода, потому что после лета у них не было достаточно урожая, чтобы прожить зиму. По счастливой случайности или потому, что в этот период становились популярными идеи Просвещения, которые так или иначе докатывались до всех, людям в этих колониях хватило ума обратиться к "ненавистному индивидуализму" (типа как Ленин сделал с нэпом), то есть позволили каждому работать и выращивать урожай для себя на своих участках. Стоит ли удивляться, что к следующей зиме у каждого было достаточно урожая не только, чтобы прокормить себя, но и чтобы продать или обменять на другие товары. Ничего не мешало поселенцам в Америке упрямо придерживаться коллективистских идей и передохнуть на новой родине. Тем не менее, они построили свою страну на других принципах, которые тогда были революционным экспериментом, в который никто не верил. Индивидуализм позволил Америке достичь такого богатства и процветания, а коллективизм сейчас стаскивает ее обратно в бездну.

Понимаете, каждый не может быть героем или буревестником, тем не менее в условиях индивидуализма, когда единственной функцией государства является защита граждан от преступников внутри страны (полиция) и внешних врагов (армия), каждый гражданин, даже самый жалкий, должен пытаться достичь максимума своего потенциала, чтобы выжить и добиться процветания. Если ты будешь работать не покладая рук, если изобретешь что-то новое, если будешь неустанно получать знания, то ты сможешь быть богаче и свободнее. Если будешь тунеядцем, никто тебя содержать не будет, если попробуешь украсть, сядешь в тюрьму. Сравните это с коллективистским обществом где-нибудь в Африке (да хоть в той же России), где, сколько бы ты ни работал и не производил, у тебя все отнимет местный диктатор, где чем большего развития достигнет твой бизнес, тем быстрее на тебя обратят внимание и оберут до нитки. Или современная форма коллективизма в Европе и Америке. Если ты жалкий тунеядец с десятком детей, то будет у тебя и дом и еда и машина и образование и здравоохранение. Если ты пашешь как папа Карло, то будешь едва концы с концами сводить, если ты не гений; а если гений и изобретешь что-то новое и попробуешь на этом заработать, то у тебя все до копейки в налогах отберут на содержание тунеядцев...

Джон Гэлбрейт - автор чрезвычайно интересный. Я читал только "Новое индустриальное общество", да и то очень давно, когда только вышел русский перевод, напечатанный каким-то очень ограниченным тиражом для узкого круга партийных философов. Книга была замечательная. Постараюсь добыть и прочесть и последнюю из его книг. Этот человек очень четко понял, что главная проблема нашей цивилизации - ограниченность ресурсов, и потому даже капиталистическое общество волей-неволей приходит к централизованному регулированию, так как иного выхода у него просто нет. Вопрос только в соотношении централизованного регулирования и свободного предпринимательства, и Гэлбрейт тогда писал, что происходит конвергенция двух общественных систем под влиянием объективных факторов и закономерностей развития человечества. Его не услышали, или послушали и пропустили мимо ушей.
Спасибо, Александр Васильевич, что напомнили про этого автора. Когда только Вы успеваете столько читать? :-)

Насчет ограниченности ресурсов -- это отнюдь не Гэлбрейт открыл. Вся экономическая теория трактует возможность развития в условиях ограниченности ресурсов, так как практически все ресурсы дефицитны. Этого, кстати, не заметили марксисты, почему-то не понимавшие, что коммунизм по этой причине неосуществим. (Я имею ввиду их догму насчет "каждому по потребности..." и пр.) Другое дело, вывод Гэлбрейта насчет централизованного управления. Его можно понять как призыв к авторитаризму и диктатуре. Впрочем, в этой книге такие мотивы отсутствуют. Он просто и популярно разъясняет, что многие ключевые понятия экономической теории ничего не стоят, как, впрочем, и сама нынешняя экономическая теория.

Я заметил, что кое-кому этот не произнесенный в книге вывод очень не понравился. В некоторых рецензиях видел снисходительную ухмылку: мол, такое святотатство можно простить автору в 95 лет.

Увы, читаю я намного меньше, чем хотел бы. Непрочитанных книг дома скопились целые монбланы. Все хочется прочитать или хотя бы внимательно просмотреть, но времени нет. Хотя я ведь почти не работаю, лишь от случая к случаю перебиваюсь заказными письменными работами. Надеюсь, у вас нет таких проблем, так как есть постоянная работа?

  • 1