Category: искусство

александр петроченков

Пирошка Досси. Продано! Искусство и деньги (Hype! Kunst und Geld)

Всем известно, что на произведениях современного искусства кто-то делает миллионы долларов. А часто даже сотни миллионов. Но далеко не всем достаются такие деньги. И вообще зачастую это скорее ловкость профессиональных спекулянтов от искусства и аукционистов, а вовсе не свидетельство высокой ценности искусства. Заработать на торговле искусством могут, пожалуй, только некоторые миллиардеры, способные нанимать для организации скандального хайпа квалифицированных экспертов и консультантов.
александр петроченков

Марк Мэнсон. Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо

Вы наверняка уже заметили, что современное общество пестует и всячески пропагандирует культ успеха: будь умнее, богаче, продуктивнее — будь лучше всех. Эта заокеанская идеология давно и прочно овладела умами множества людей на планете, став их образом жизни.

Интернет изобилуют историями на тему, как какой-то малец придумал новое приложение или игру для смартфона и стал богачом, заработав кучу денег. Куда ни ткнись, непременно встретишь статьи в духе «Тысяча и один способ быть счастливым». Даже снимки во френдленте создают впечатление, будто окружающие живут лучше и интереснее, чем мы. Но такая зацикленность на позитиве и успехе лишь напоминает о том, чего мы не достигли, и о мечтах, которые не сбылись.

Как же стать по-настоящему счастливым? Популярный блогер Марк Мэнсон в своей книге «Тонкое искусство пофигизма» предлагает свой, оригинальный подход к этому вопросу. Его жизненная философия проста: необходимо научиться искусству пофигизма и придерживаться такой жизненной философии. Вот цитата из его книги:
«Эта книга не уменьшит ваши беды и проблемы. Я даже пытаться не буду. Как видите, я с вами честен. И к величию она не приведет, да и привести не может, поскольку величие — иллюзия ума, целиком надуманная цель и наша личная психологическая Атлантида. Зато научу, как обратить вашу боль в орудие, вашу травму — в силу, а ваши проблемы... в чуть более приятные проблемы. Чем не прогресс?»

А чтобы не сравнивать себя мысленно с другими и не переживать по этому поводу, очень полезно прочитать книгу «Тонкое искусство пофигизма». Она научит расслабляться, не сравнивать себя с другими, не переживать лишних стрессов и чаще забивать на ненужные вещи. В современной жизни, в современную эпоху соцсетей, этого наверняка многим не хватает.

Определив то, до чего вам действительно есть дело, нужно определить свои ценности и уметь наплевать на все второстепенное, забить на трудности, послать к черту чужое мнение и быть готовым взглянуть в лицо неудачам и показать им средний палец.

Марк Мэнсон. Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо (The Subtle Art of Not Giving a F*ck: A Counterintuitive Approach to Living a Good Life). 2-е издание. — М.: Альпина Паблишер, 2019. — 192 с. — (Серия: Коротко и по делу) — Возрастные ограничения 16+.
александр петроченков

Олег Шишкин. Ч/Б


Полагаю, Олег Шишкин широко известен, в первую очередь, как популярный телеведущий каналов «Россия-Культура» и Рен-ТВ. Он также известен как драматург, сценарист, кинокритик и журналист. Судя по его фотографиям, размещенным в фейсбуке, он также путешественник по далеко не самым курортным горным местам Средней и Центральной Азии.

Что касается меня, то я знаю Олега, прежде всего, как писателя, автора множества необычных и даже сенсационных книг нон-фикшн и человека книжной культуры, так как уже много лет мы встречаемся с ним на книжных ярмарках и в книжных магазинах. Встречаемся вроде бы случайно, но столь настойчивая случайность убедительно доказывает свою системность.
Вот и книгу «Ч/Б» следует рассматривать, прежде всего, как литературный проект писателя. Фактически это исследование по истории фотографии тех не столь далеких времен, когда почти вся фотография была преимущественно черно-белой, а художественная фотография и сегодня зачастую остается именно черно-белой.

В книге на вклейке из мелованной бумаги помещено 16 небольших черно-белых неатрибутированных фотографий, хотя в начале книги есть список иллюстраций, где указаны названия, даты и имена фотографов. Но не только эти, представленные на вклейке фотографии являются предметом изучения и обсуждения автором, а фотоискусство в более широком смысле. Многие упоминаемые снимки и работы мастеров фотографии я предпочел рассматривать с помощью поисковика Google. А какие-то имена я узнал впервые и они стали для меня открытием. Например, немецко-французский художник-сюрреалист и фотограф Вольс (Wols) или советский и российский художник, фотограф и искусствовед Давид Гоберман.

Читая тексты книги, читатель не должен удивляться откровенным художественным писательским приемам: в исследованиях старых снимков, многие из которых стали классикой черно-белой фотографии, навеки зафиксированы уникальные отпечатки времени. Но в эссе Олега Шишкина мы вдруг сталкиваемся с литературным вымыслом, авторской фантазией, историческими и культурными аллюзиями, расширяющими контекст запечатленных фотофактов. Скупой и невзрачный визуальный материал прошлого, особенно блеклый сегодня, в эпоху всеобщей доступности цветной фотографии и видеосъемки, неожиданно становится намного более выразительным и значимым, наделенным глубоким смыслом, на который нынешний зритель, избалованный несметным обилием обесценивающихся снимков, вообще не обратил бы внимания.

Олег Шишкин выступает в роли гида, который ведет нас не только сквозь свой музей черно-белой фотографии, попутно смахивая с экспонатов пыль и плесень истории, и сопровождает свою экспозицию комментариями и пояснениями, позволяющими совсем иначе взглянуть на эти предметы старины и увидеть в них глубокий скрытый смысл.

Именно такой художественный и местами поэтический взгляд на черно-белую фотографию позволяет увидеть ее в неожиданных и расширенных контекстах. За короткими авторскими текстами о фотографии и фотографах возникает облик большой истории, в этих фотографиях отраженной. Олег Шишкин выступает в этой книге не только как историк фотографии, но и как историк в более широком смысле.

Олег Шишкин. Ч/Б. — М.: Новое литературное обозрение (НЛО), 2005. — 116 с. — Тираж 2000. — Обложка мягкая глянцевая. — (Серия: Очерки визуальности).
александр петроченков

Остин Клеон. Кради как художник. 10 уроков творческого самовыражения

Все творческие люди воруют. Писатель как минимум крадет алфавит. А художник заимствует идеи не только у других художников, но и в жизни, и у своих снов, грез и фантазий. В сущности, «Кради как художник» — это манифест цифровой эры.
Нет-нет, гением быть не нужно. Вполне достаточно быть самим собой. Такова главная мысль Остина Клеона, молодого писателя и художника, который считает, что творчество присутствует кругом во всем и оно доступно каждому. Автор дает читателю 10 уроков творческого самовыражения.
Это неплохая книга для людей, которые начинают делать свои первые шаги в искусстве. В книге всего понемногу: немного мотивации, и немного советов от различных профи в искусстве.
Благодаря этой книге вам намного легче будет делать шаги по направлению к своей цели. Мышление поменяется, и это удивительно! Думая и размышляя по-другому, мы совершаем другие поступки или же не совершаем их вообще. А жизнь идет, она не ждет и не стоит на месте. И нужно делать то, что нравиться, что приносит удовольствие. А книга помогает расширить границы мышления, вдохновляет, смешит, дает идеи.
Мы обычно считаем, что брать чью-то идею плохо, это воровство, кража, грабеж. И поэтому просто проходим мимо отличных идей. Эта книга «вправляет» мозги, расставляет точки над i, отпускает грехи и меняет шкалу моральных ценностей, за что стоит благодарить автора. «Искусство — это кража», — говорил Пабло Пикассо.
Замечательная книга для понимания механизмов творческих процессов и процесса вдохновения. Автор очень просто и ясно объясняет: чтобы привнести творчество в свою жизнь, не обязательно быть художником, скульптором или ещё каким-либо деятелем искусств. Это книга для всех, кто пытается привнести творческое начало в свою жизнь и в свою работу.
Страницы книги креативно оформлены, а идеи автора не перегружены тяжелыми вступлениями и объяснениями. Многочисленные цитаты с высказываниями знаменитых людей говорят о том, что они обычные люди, которые смогли каким-то образом обойти свою лень, страх и нерешительность. И потому сумели что-то сделать.
А это самое главное отличие: люди делятся на тех, кто ежедневно о чём-то только мечтает, и на тех, кто каждый день делает хотя бы маленький шажок даже не к успеху, а к уважению себя и своего творчества. Очень полезное средство для получения волшебного пинка! Это вдохновляющая, оригинальная, практичная и увлекательная книга о творчестве.
Впрочем, в печатной книге довольно крупный шрифт и много иллюстраций. Ее всю можно было уместить в пару десятков страниц, чтобы прочитать за несколько часов. К тому же в тексте немало повторов. Поэтому книгу лучше просто почитать в интернете.
Остин Клеон. Кради как художник. 10 уроков творческого самовыражения (Steal Like an Artist: 10 Things Nobody Told You About Being Creative). / Перевод: Сергей Филин. — М.:  Манн, Иванов и Фербер (МИФ), 2019. — 176 с. — Тираж 4000. — Твердый переплет.
александр петроченков

Катрин де Сильги. История мусора: от средних веков до наших дней

Проблема отношений человека и его отходов существует с незапамятных времен. В каменном веке ее решали просто: загадили пещеру мусором и отходами, ее бросали и перебирались в другую. Но количество мусора с тех пор стремительно нарастает, порождая многочисленные проблемы. Мусор угрожает самому существованию человека на планете.

Эта книга рассказывает, какие приключения и перипетии ожидали тех, кто имеет дело с бытовыми отходами, и повествует об их удачах и невзгодах. Приведены свидетельства человеческих усилий в деле освобождения от остатков жизнедеятельности. Говорится о том, сколько воображения, изобретательности проявлено, чтобы извлечь из мусора толику полезных ресурсов и использовать их, будь то в богатых, бедных или развивающихся странах.

Цивилизацию сопровождают отходы и темпы их прироста нарастают. Отбросы убивают, угрожают поглотить целые города, изменяют городской и сельский пейзаж, отапливают и освещают жилища, обеспечивают выживание миллионов обиженных судьбой, создают всякого рода «малые промыслы», откармливают стада свиней, играют с детьми, дают обманчивый, но все же выход из одиночества для узников, служат источником вдохновения для сумасшедших и художников, и даже служат основой праздничных зрелищ. Художники авангардисты с начала ХХ века постоянно применяют мусор для своих произведений (Курт Швиттерс, Пабло Пикассо, дадаисты и сюрреалисты), либо встраивая его в свои картины, либо создавая из мусора коллажи и скульптуры.

Катрин де Сильги — видный специалист по охране окружающей среды. Главный недостаток этой работы — преимущественно французский материал исследования, цитирования и статистики. Другие страны если и упоминаются, то часто остаются где-то на периферии. В некоторых, наиболее развитых и экологически продвинутых странах ищут и находят рациональные пути решения проблемы мусора. Однако для большей части планеты главные проблемы все еще впереди.

Содержание книги:

Вступление
Борьба городов с отбросами
Все для ублажения зверей и растений
Эра тряпичников
Свалки как элемент пейзажа
Отходы как источник энергии
Прекратить расточительство, сортировать все!
Переработка как золотоносная жила
Как не дать набитым мусорным корзинам лопнуть от натуги
Отбросы и их место в искусстве, в празднествах, в игровой деятельности
Заключение

Катрин де Сильги. История мусора: от средних веков до наших дней (Histoire des hommes et de leurs ordures, du moyen-âge à nos jours). / Переводчики: И. Васюченко, Г. Зингер. — М.: Текст, 2011. — 288 с. — Твердый переплет. — Тираж 3000 экз.
александр петроченков

Казимир Малевич. Черный квадрат

Нетрудно убедиться, что разными издательствами выпущен целый ряд книг с совершенно одинаковыми названиями «Черный квадрат». И всюду автором указывают Казимира Малевича. Более оригинальные и содержательные названия издателям на ум почему-то не приходят.

Казимир Малевич художник-авангардист, теоретик искусства, философ. Его «Черный квадрат» стал одной из самых известных и загадочных картин в русской и мировой живописи, практически иконой. Не случайно еще на выставке «0.10» 1915 года «Черный квадрат» был со скандалом (и даже с мордобоем) вывешен в красном углу, и с тех пор стал настоящей иконой авангарда. Малевич и сам называл это творение иконой его времени. В течение многих лет он стремился истолковать и облечь в слова смысл своей главной работы. И эта книга яркий образец таких стараний. Ведь важно не произведение, а его смысл.

Статьи и манифесты художника, написанные с воодушевлением и агрессивным пафосом в отношении академического искусства, в какой-то мере приоткрывают завесу тайны над этим и другими его произведениями, помогают постичь некоторые принципы абстрактного искусства. Изначально рассматривая перо как вспомогательное орудие своей творческой деятельности, Малевич настолько увлекся стихией слова, что отдавал этому не меньше вдохновения, чем холсту и кисти. Его самобытные тексты, представленные в настоящем издании с сохранением авторской стилистики и словоупотребления, демонстрируют своеобразие ума и глубину художественного видения известного живописца. Отмечу, что Малевич скорее философ и автор своих не очень ясных текстов, чем художник. Его литературный слог представляет собой невероятный ад для морально-неподготовленных. Возникает ощущение, будто частенько автор оказывается за гранью бреда. Более половины книги примерно таковы:
Итак, вывод, что паровоз создан человеком для удобства экономического харчевого дела возить нас по всем городам и странам, как полагает разум, — интуиция говорит иное: я для того бросила в пучину частицу своей мудрости, чтобы из ее мозга в свою очередь были набросаны ее пылинки. И не для того выполз паровоз из твоего человеческого черепа, чтобы возить тебя для твоего удобства, а для того, чтобы захватил тысячу черепов твоего мозга в вагоны своего организма и через быстрину своей энергийной силы слетел с земного шара, ибо блага твоего мозга нужны мне в моем бесконечном беге. Я хочу засыпать бесконечность зернами своей мудрости, и мозг твой послужит грядой, ибо ты произошел от того, что было, и от тебя произойдет то, что создается сейчас и что будет.

Если сумеете пробиться сквозь такой почти евангельский текст авторского сборника, честь вам и хвала. Со временем и к этому привыкаешь. Кажется, будто эта книга столетней давности представляет собой образец троллинга любителей современного искусства. Автор долбит по башке своими революционными лозунгами: «Супрематизм — высшее из искусств!» и «Мона Лиза — мазня полоумного!». И без ложной скромности постоянно восхваляет самого себя, как творца чернейшего и величайшего из квадратов.

Малевич четко указывает критерий художественной ценности: главное не выразительность объекта на холсте, а смысл придаваемый картине творцом. И, разумеется, не болтовня кучи прихлебателей, критиков и искусствоведов, готовых до хрипоты спорить о том: «Что же хотел сказать художник?» Что хотел, то и сказал!

Издательство твердит свое: «В предлагаемое издание вошли статьи об искусстве и манифесты одного из лидеров русского авангарда Казимира Малевича, выдающегося художника, теоретика искусства, философа. Его знаменитый "Черный квадрат", ставший символом течения супрематизм, потрясшего основы реалистического фигуративного искусства, обернулся не черной дырой, а источником мощного обновления». Какое еще обновление? Издательство тоже бредит? Да-да, мы помним известного искусствоведа Никиту Хрущева и многих других, поощрявших обновление.

В 1927 году Малевич побывал со своей выставкой в Берлине и посетил Bauhaus в Дессау. Его творчество, на мой взгляд, действительно следует относить скорее к дизайну, а не к искусству. В поездку в Германию Малевич прихватил свой архив и оставил его в Берлине, рассчитывая вскоре сделать ноги из Советского Союза, где революционный угар уже сменялся откровенной сталинской контрреволюцией, когда Троцкий и все, кто имел неосторожность участвовать революционном интернационале, поочередно обретали свои царства покоя под землей. По моему скромному мнению, Малевич гениально вовремя умер после тяжелой болезни в 1935 году. Иначе и перед ним открылись бы прекрасные перспективы ГУЛАГа.

Казимир Малевич. Черный квадрат. / Редактор Качковская Л. Г. — М.: АСТ, 2018. — 512 с. — (Серия Эксклюзив: Русская классика).

Казимир Малевич. Черный квадрат  https://bookbybookread.blogspot.com/2019/04/blog-post_20.html
александр петроченков

Филип Хук. Галерея аферистов. История искусства и тех, кто его продает

В аннотации утверждают, будто согласно отзывам каких-то критиков, «Галерея аферистов» — «обаятельная, остроумная и неотразимо увлекательная книга» об истории искусства. Но мне кажется такая оценка преувеличением, так как книга несколько нудновата, и последовательно от начала к концу читать ее довольно трудно: зачастую она действует как снотворное, так как автор книги определенно не беллетрист. Однако, хотя книга если не увлекательна, то весьма познавательна и насыщенная весьма любопытной информацией о художниках, творчестве и торговле произведениями. Я попробовал читать книгу последовательно, прочитал пару глав в начале и в конце, а затем стал читать ее иначе: открыл в конце книги весьма обширный и точный Указатель имен и с его помощью стал выковыривать изюм из булки, выбирая интересующие меня имена художников и торговцев произведениями искусства.

Автор явно гиперболизирует криминал, для красного словца назвав свою книгу «Галерея аферистов»: настоящих аферистов в книге совсем немного. Ведь для успешной торговли произведениями искусства необходимы профессиональные посредники с хорошей репутацией и обширными связями в обществе. Такая полезная социальная прослойка начала формироваться в Европе только в XVII веке, обычно из числа художников-неудачников, которые сумели обрести успех в торговле произведениями своих коллег или полотнами иностранных мастеров. П

Постепенно из года в год и из века в век это занятие развивалось по мере того, как искусство становилось все более признанным и необходимым товаром, потребляемым людьми разных классов, а не только высшей элитой и аристократией. Постепенно посредники превратили свое занятие в серьезный и солидный бизнес. Затем купцы, маршаны и арт-дилеры в середине ХХ века уступили место аукционам «Сотби», «Кристи» и другим. Именно аукционы могут сегодня взвинчивать цены, определяя признанную материальную ценность произведений как старинного, так и современного искусства. Благодаря аукционам искусство становится глобальным товаром, а признанные художники становятся звездами и богачами. Но и аукционные дома тоже очень неплохо зарабатывают на такой торговле.


Благодаря высокой насыщенности фактами, именами и подробностями, эта книга действительно может служить отличным справочником по истории искусства. Находишь в указателе имен нужное имя и читаешь, словно по гиперссылкам в интернете, все упоминания о нужном человеке.

Например, мне не было знакомо имя Герварта Вальдена, и скорее всего я никогда его не узнал бы, если бы не увидел в подписи к одной из иллюстраций (в книге есть вклейка с цветными иллюстрациями, плюс по ее страницам разбросано множество черно-белых). Этот Герварт Вальден был евреем (его настоящее имя Георг Левин), сыгравшим важную роль в истории искусства. Он был разносторонним человеком: вначале пианистом-виртуозом, потом женился на поэтессе, отверг музыку и посвятил себя модернизму, создав в 1903 году «Творческий союз» для модернистов — литераторов и художников. Он зарабатывал на жизнь журналистикой, а в 1910 году создал свой журнал «Штурм» (Der Sturm, «Буря»). Потом открыл в Берлине галерею Der Sturm, где уже на первых выставках были показаны работы «Синего всадника» и итальянских футуристов. Торгуя авангардом, он создавал питательную среду для развития искусства. Вначале авангардисты отнеслись к нему с недоверием, но постепенно признали. Любопытны тексты с высказываниями о нем Пауля Клее, Габриэлы Мюнтер (подруга Василия Кандинского), Оскара Кокошки и др. Он создал школу, где преподавали все виды изобразительного искусства, открыл книжный магазин и издательство, выпускающее книги и журналы. Разыскивал молодых многообещающих художников. Но в своей деятельности он все больше руководствовался политическими соображениями и коммунистическими идеями. В 1932 году журнал «Штурм» перестал выходить. После прихода к власти нацисты объявили модернизм вырождающимся искусством и запретили евреям торговать произведениями искусства. Многие евреи эмигрировали в Англию или США, но Герварт Вальден не придумал ничего лучше, как удрать в Москву, где условия для торговли картинами модернистов были едва ли лучше, чем в Третьем Рейхе. Вальден стал жертвой сталинских репрессий: в 1941 году его арестовали, и он сгинул в лагере для интернированных.

Я кратко изложил только одну из множества историй художников и тех, кто продает из произведения, прочитанных в этой книге. Думаю, через указатель удобно быстро получать полные сведения, так как последовательное чтение этой книги мне показалось скучным. Прославленные произведения живописи и скульптуры скрывают множество тайн и исторических аспектов, любопытных не только искусствоведам. До сих пор мало кому известны имена и судьбы людей, имевших смелость в прошлом заняться рискованным делом, торгуя искусством, и назначать цену ныне известным бесценным шедеврам, украшающим музеи и личные коллекции богачей. Именно открытая торговля картинами и скульптурами создает их признанную обществом ценность, привлекая к творчеству новых мастеров.

Эту коммерческую историю искусства написал  — британский искусствовед, автор работы «Завтрака у Sotheby’s» и многолетний эксперт лондонского филиала аукционного дома. Он с очевидным пристрастием пишет о деятельности аукциона «Сотби», излагая историю блестящей изобретательности и одержимости, неутолимых амбиций, изощренной хитрости и вдохновенного авантюризма, за чем с неизменным увлечением наблюдает мировая пресса.

Филип Хук. Галерея аферистов. История искусства и тех, кто его продает (Rogues’ Gallery: A History of Art and Its Dealers). / Переводчик Вера Ахтырская. — СПб.: Азбука, 2018. — 448 с. — Тираж 4 000. — Серия Арт-книга. — Твердый переплет.
александр петроченков

Бернхард Шлинк. Женщина на лестнице

Так вышло, что я прочитал большинство романов Бернхарда Шлинка, переведенных на русский язык, так как меня чем-то привлекали произведения этого автора. Нет, пожалуй, не своим суховатым «юридическим» стилем, а скорее подробными описаниями местности вдоль реки Неккар, над которой приятно прогуляться по горам по Философской тропе (Philosophenweg), разглядывая на другом берегу величественный Гейдельбергский замок, укрепления которого взорвал Людовик XIV, где в парке на своей каменной скамье любил размышлять Иоганн Вольфганг фон Гёте, или побродить в парке на площади Фридрихплатц вокруг водонапорной башни Вассертурм в Мангейме, внутри которой бывали не многие местные жители, а вот мне посчастливилось. Не все там бывали, но ширнармассам, даже тем, кто не читал романов Шлинка, наверняка известен оскароносный фильм «Чтец» (2008) по его роману.
Действие трилогии Шлинка о детективе Зельбе и ряда других криминальных романов происходит в знакомой мне местности в районе городов Мангейм-Вайнхайм-Гейдельберг и вокруг. Мне довелось месяцами гостить у дочери в Бенсхайме. В Германии все близко: откуда до соседних городков Лорш или Хеппенхайм приятно прогуляться пешком, в исторический Вормс или университетский Гейдельберг можно прокатиться на такси или электричке. Дом на окраине Бенсхайма стоял на горе среди виноградников, поэтому телебашня Мангейма и химические заводы концерна BASF видны из окна как на ладони, а внизу по автобану из Франкфурта в Карлсруэ круглосуточно несутся цепочкой автомашины.
Но действие романа «Женщина на лестнице» разворачивается совсем в других местах: в заповеднике на берегу океана в Австралии чуть севернее Сиднея, и лишь иногда перескакивает во Франкфурт-на-Майне. Но главная беда не в этом. Роман разочаровал меня, так выглядит слишком скучным, надуманным и даже графомански-затянутым, несмотря на небольшой объем. Мне приходилось буквально преодолевать первые страницы этой книги, вгрызаясь в скуку. Автор как будто решил доказать, что он вовсе не литератор, а юрист, привыкший к точным формулировкам, исключающим двусмысленность.
Шесть лет немецкие любители чтения романов Шлинка ожидали «Женщину на лестнице». Именно столько лет Шлинк молчал после «Трех дней» (Das Wochenende) — это был роман о вышедшем из тюремного заключения после отбывания срока боевике Rote Armee Fraktion. Шлинк с 2008 по 2014 год занимался исключительно своими основными делами, написав два огромных гроссбуха по основам права в ФРГ — по полицейскому праву и праву в области безопасности. И вот, в возрасте 71 года юрист написал еще и роман, ставший в Германии бестселлером.
Сразу после выхода в свет этот роман Шлинка возглавил список бестселлеров журнала «Шпигель», права на ее перевод проданы в десяток стран. Как я понимаю, книга может быть бестселлером, даже если ее содержание затем разочаровывает покупателей. Подозреваю, что не все покупатели дочитали эту небольшую книгу до конца. У Шлинка был шестилетний период молчания, тем самым ему удалось обмануть ожидания публики и заинтриговать читателей, соскучившихся по его интеллигентным остросюжетным криминальным романам. А этот роман только в самом начале кажется детективом, но потом теряет сюжетное напряжение и становится депрессивным копанием в невнятице отношений ее героев.
Роман состоит из трех частей. Немецкий читатель наверняка по намекам поймет, что действие начинается примерно в 1968 году, где встречаются молодой анонимный адвокат-рассказчик, влюбленный в обнаженную на картине 20-летнюю красавицу Ирену, состоящую в браке с 40-летним богачом промышленником Петером Гундлахом, заказавшим картину 30-летнему художнику Карлу Швинду, влюбившемуся в модель, вступившему в связь с ней и внезапно предъявившему свои права на картину. Адвокату приходится юридически улаживать правовой казус и самому оказаться влюбленным в соблазнительную Ирену, изображенную на картине. Потом картина ею украдена, но почему-то полотно не включают в регистр потерянных произведений искусства и не ищут. Однажды адвокат оказывается в Сиднее по делу о слиянии и поглощении бизнеса клиента своей франкфуртской конторы, видит эту картину в галерее и это событие переворачивает его жизнь.
Во второй части романа выясняется, что Ирена с 1990 года, то есть после падения Берлинской стены, анонимно без адреса и регистрации живет (а скорее скрывается) в недоступной заброшенной деревушке в заповеднике возле Сиднея. «После сумасшедших лет это было похоже на пребывание в санатории». И на закате жизни она передает картину Национальной галерее в Сиднее, что вызывает сенсацию в художественном мире, картину оценивают минимум в $20 млн.
В третьей части, после сенсационной статьи в New York Times о появлении пропавшей картины, в Австралию прилетают владелец и автор картины. Они пытаются оживить свои прежние споры о том, кому принадлежит произведение, и выяснить у Ирены, чем она занималась все эти годы. Но она молчит и не желает вернуться в Европу или Нью-Йорк. Они оставляют ее и улетают. А адвокат остается в деревне с ней, так как выясняется, что она серьезно больна и жить ей осталось совсем немного — у нее терминальная стадия рака поджелудочной железы. Вскоре в горах начинается лесной пожар и все кругом сгорает, включая дома пустующей деревни. Адвокат и Ирена спасаются тем, что отплывают от берега на лодке и ночуют на ней. А утром адвокат обнаруживает, что Ирена исчезла. Видимо она упала за борт от слабости или утопилась. Роман завершается возвращением адвоката домой во Франкфурт. Продолжительность действия романа всего 14 дней.
О чем этот роман? Прожив жизнь миллиардер, художник, адвокат и анархистка подводят итоги. Видимо, это повод подумать об упущенных жизненных возможностях, о понимании того, что успехи в делах не всегда могут сделать человека счастливым, что интеллект должен сочетаться с чувствами, только тогда человек может быть счастливым. Это фирменный стиль Шлинка: встреча с прошлым и подведение итогов прожитой жизни. Попытка честно взглянуть на свои достижения, на использованные и не использованные возможности. Ведь жизнь предоставляет множество неизведанных возможностей, которыми мы не успеваем, не догадываемся или опасаемся воспользоваться.
Оказываясь в другой стране, я всякий раз задаюсь вопросом, не жилось ли бы мне здесь более счастливо. Проходя по улице и увидев на углу компанию разговаривающих и смеющихся людей, я представляю себе, как жил бы здесь и сейчас стоял бы в этой компании и весело общался с друзьями. Когда в уличном кафе я вижу, как к столику, за которым сидит женщина, подходит мужчина и оба радостно здороваются, я представляю себе, что мог бы встретить здесь другую женщину, которая радовалась бы мне, а я радовался бы ей. И когда по вечерам в окнах загорается свет, каждое окно сулит одновременно свободу и уют — свободу от старой жизни и уют новой. Теперь даже обычное чтение пробуждает во мне тоску по другой жизни в другом мире.
В третьей части романа адвокат рассказывает по просьбе Ирены сказку о том, что могло бы с ними случиться, — устное сочинение об их вымышленном путешествии через Соединенные Штаты, от одного побережья до другого, до океана в Сан-Франциско. Рассказ адвоката об этой поездке вставлен в рассказ о происходящем в Австралии, что создает умышленную путаницу. Так что об этом романе трудно сказать, будто это недвусмысленный текст, написанный профессиональным юристом. Хотя никаких аргументов в пользу использования такого приема я не вижу, кроме права автора на произвол.
Мне показалось странным и нелепым, как в этом романе Шлинк пишет прямую речь, зачастую не указывая кто произносит те или иные реплики. Когда беседуют двое, с трудом, но все же удается догадываться, кто что сказал. Но когда собеседников оказывается больше, такой псевдо-авангардный прием просто раздражает, ибо не всегда, даже многократно перечитывая реплики, удается уверенно понять, кому из персонажей принадлежат высказывания.
Колесо велосипеда реди-мэйд Марселя Дюшана в Museum Ludwig в Кёльне
В июне этого года я несколько недель провел в Кёльне, где в центре города рядом с Кёльнским собором находится один из крупнейших в ФРГ музеев современного искусства — Музей Людвига. Видимо Бернхард Шлинк позаимствовал для своего романа реди-мэйд — произведение одного из ведущих представителей современного немецкого искусства Герхарда Рихтера «Эма. Обнаженная на лестнице» (1966), это полотно находится в Музей Людвига. В этом произведении Рихтер исследует возможность введения фотографии в живопись. В основе работы «Эма. Обнаженная на лестнице» простенькая любительская фотография. Моделью была жена художника, спускающаяся по лестнице. Эту работу Рихтера считают репликой другой известной работы 1912 года — «Обнаженная, спускающаяся по лестнице» дадаиста Марселя Дюшана. Здесь Рихтер провокационно вернулся к портретной живописи, которая в 1960-х годах, в период расцвета абстракционизма в современном искусстве, была крайне непопулярна, тем самым иронично вернув «дюшановский» реди-мэйд в лоно портретной живописи.
Читатель, видевший репродукцию работы Рихтера «Эма. Обнаженная на лестнице», наверняка убежден, что Шлинк описывает и обсуждает в своем романе именно это полотно. В последние годы это одно из самых знаменитых произведений Герхарда Рихтера, работающего в различных жанрах, в том числе в таких как фотореализм и абстрактный экспрессионизм. Он едва ли не самый дорогой среди ныне живущих немецких художников, которого прозвали Пикассо XXI века.
Однако в самом конце романа Шлинк поместил примечание. Вот его текст:
Портрет Ирены на лестнице может напоминать читателям картину Герхарда Рихтера «Эма. Обнаженная на лестнице». Открытка с репродукцией этой картины действительно уже много лет стоит на моем письменном столе вместе с другими репродукциями и фотографиями, сменяющими друг друга. Но у Герхарда Рихтера и художника, написавшего портрет Ирены, нет ничего общего; Карл Швинд — вымышленный персонаж.
Бернхард Шлинк
Писатель явно пытается ввести читателя в заблуждение: вставной реди-мэйд называет вымышленным, чтобы замаскировать постмодернистское цитирование и отсылку к источнику. Но читатель едва ли ему поверит.
Я посмотрел в интернете отзывы российских читателей этого романа и убедился, что никто так и не понял, о чем этот роман. Точнее — о ком. Все читатели рассуждают о странном любовном четырехугольнике — вот уж действительно авторская выдумка, когда трое мужиков (партнер солидной адвокатской конторы, он же рассказчик, капиталист, владеющий крупным промышленным концерном и преуспевающий художник-миллионер с мировым именем) побросали все свои дела и зачем-то отправились на край света в Австралию к престарелой бомжихе, некогда изображенной обнаженной красавицей на картине, чем-то возбуждавшей их чувства 40 лет назад. Все они достигли определенного жизненного успеха, а вот чем она занималась эти 40 лет, остается загадкой. И российские читатели так и не поняли, почему адвокат неоднократно задается вопросом — почему она пряталась много лет, и не убила ли она кого-то?
Немецкий читатель наверняка сразу поймет то, что в романе ни разу не названо: видимо Ирена была в молодые годы террористкой и состояла членом одной из прокоммунистических боевых ячеек Rote Armee Fraktion или RAF (Фракция Красной Армии). Догадаться об этом можно уже потому, что она украла картину и каким-то образом перевезла через границу и скрылась в ГДР, оборвав все связи и бросив троих своих поклонников. Из ГДР она почему-то вынуждена была бежать после объединения Германий, даже бросив там свою дочку и еще одного мужа, которых больше никогда не видела. В романе об этой драматической коллизии говорится лишь намеком, но большинству немцев такие недомолвки вполне понятны.
Бернхард Шлинк. Женщина на лестнице (Die Frau auf der Treppe). / Переводчик Борис Хлебников. — М.: Азбука-Аттикус, 2018. — 224 с. — Тираж 3000. — Серия Азбука-классика (pocket-book). — Мягкая обложка.

Дополнительно: Новые картины Пикассо XXI века, создателя капиталистического реализма
александр петроченков

Юрий Бычков. Коненков

Эта книга из серии ЖЗЛ — лживое советское дерьмо о знаменитом смоленском земляке выдающемся скульпторе ХХ века Сергее Коненкове. Искажение действительности и идеологическое вранье создают совершенно ложный портрет скульптора.
Обычно формат ЖЗЛ предполагает довольно полное изложение биографии персонажа. Но про Коненкова написано настолько криво, что читать эту книгу обычному читателю не стоит. Только исследователь биографии Коненкова сможет найти в этой книге какие-то сведения, которые можно сопоставить с другими данными, чтобы увидеть явные искажения. Самым подробным образом автор изображает высосанные из пальца сведения о детских и молодых годах скульптора, довольно подробно рассказывает об учебе и начале его карьеры, о первых произведениях, постоянно подчеркивая духовную близость с рабочими и крестьянами даже в период, когда Коненков уже становится академиком, говорит о его стремлении участвовать в революции и о тому подобной ерунде.
Слов в книге много, но сути мало. Слово «Ленин» встречается по несколько раз на многих страницах и чуть ли не чаще, чем слово «Коненков». Но о жизни и творчестве Коненкова в эмиграции с 1923 по 1945 год говорится крайне лаконично, всего на нескольких страницах, хотя это был самый плодотворный период жизни художника, к нему выстраивались в очередь заказчики в Нью-Йорке, и его работа щедро оплачивалась. Причем больше говорится о том, как Коненков мучительно страдал вдали от родины, куда 22 года рвался всем сердцем, но какие-то неназванные обстоятельства не позволяли ему вернуться. Автор так и не сказал, что эти годы жизни и работы зрелого и опытного художника были наиболее плодотворными в его карьере, чем нагло извратил его биографию. Коненков, по словам Бычкова якобы он копил в Америке энергию, был в депрессии и не мог работать, чтобы слить энергию в творчестве после возвращения в Москву в 1945 году.
Умышленное умолчание — есть форма наглого вранья и грубого искажения. Автор, написавший целую книгу о Коненкове, не мог не знать, что в 30-х года атеист Коненков попал под сильное влияние новой религии Свидетели Иеговы, которая возникла в США в конце XIX века. Коненков даже создал в США кружок своих друзей, приверженных этой религии, и даже в своих письмах в конце 30-х годов просил Сталина разрешить им всей группой переехать в СССР. Но Сталин ему не ответил. (Управленческий центр организаций «Свидетели Иеговы в СССР» был зарегистрирован 27 марта 1991 года, хотя с 1945 года Свидетели Иеговы подвергались преследованиям органами НКВД на территории СССР за антисоветскую пропаганду и шпионаж. В 2017 году решением Верховного суда Российской Федерации деятельность религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и всех 395 местных религиозных организаций признана экстремистской и запрещена на территории России.)
Ни о Свидетелях Иеговы, ни о письмах Сталину в книге не упоминается ни разу. А ведь Коненков не только ударился в религию и мистицизм, он регулярно писал Сталину свои пророческие письма. Можно предположить, что автор говорит об увлечении Коненковым религией, подразумевая Свидетелей Иеговы, когда пишет:
«Сколько упований на бога в зрелом возрасте, в преддверии старости возлагал Коненков. И только в конце своей долгой жизни он окончательно прозрел, повторив перед смертью слова, сказанные в родительском доме простодушным гимназистом Сергеем Коненковым: «А бога-то нет».
Как можно писать биографию выдающегося деятеля искусств и ни разу не упомянуть главную и единственную его религию, создававшую основу его духовной культуры?
Однажды, еще в 1941 году, Коненков написал письмо Сталину, где предсказал победу над Гитлером в 1945 году. Но и об этом в книге Бычкова читатель не узнает. Он также не узнает, что именно Сталин через Берию распорядился послать за Коненковым и его скульптурами целый пароход. Об этом пароходе есть только одно предложение:
«Пароход «Смольный», небольшое, водоизмещением 5 тысяч тонн судно, 1 ноября 1945 года покинул порт Сиэтл.»
И это всё. Откуда взялся у скульптора советский пароход, нет ни намека. Как ничего не сказано и о том, почему по прибытии в Москву Коненкова поселили в мастерской — в самом престижном помещении на Пушкинской площади (в доме, где находится магазин «Армения»), теперь там музей Сергея Коненкова.

Музей-мастерская Сергея Коненкова в Москве. Это напротив первого ресторанаMcDonald's и рядом с кафе "Пушкин"

В этой двухэтажной мастерской с обширным подвалом ранее начиналась работа над памятником основателю Москвы князю Юрию Долгорукому. Но мастерскую быстренько освободили. Памятник во времена Хрущева был установлен напротив здания Моссовета (теперь — мэрии Москвы). Над памятником работа затянулась, группа скульпторов долго спорила между собой о деталях, а когда памятник отлили, Сталину не понравилось, что Юрий Долгорукий сидит на кобыле, и он приказал переделать это унизительное обстоятельство.
В книге ни слова не говорится о том, что жена Коненкова Маргарита с 1935 года была в самых близких отношениях с лауреатом Нобелевской премии по физике 1921 года Альбертом Эйнштейном.

Смоленский музей Сергея Коненкова. Портрет Маргариты Коненковой, созданный в 1934 году в США.

Они были в настолько близких отношениях, что фактически Маргарита поселилась у Эйнштейна, выполняя задания НКВД, и шпионила за знаменитым физиком и его коллегами-физиками. Но об этом в книге Бычкова ни звука! Точнее, имя Альберта Эйнштейна упоминается один-единственный раз, но на той же странице трижды упоминается имя его дочери Маргот Эйнштейн, которая была замужем за секретарем Рабиндраната Тагора (ее имя в Википедии не нашел не сразу, так как Марго была дочерью второй жены Эйнштейна от первого брака):
«Коненков вылепил портрет Маргот Эйнштейн, а вскоре после этого создал лучший прижизненный портрет ее отца Альберта Эйнштейна.»
Всё, больше Эйнштейн ни разу не упоминается, нет никаких подробностей о знаменитом физике, а также о годе и месте работы над его портретом, хотя о работе над анонимными портретами крестьян или рабочих автор разливается словами на множестве страниц. От себя добавлю, что портрет Эйнштейна находится в музее на Пушкинской площади. Там же на стенах кабинета Коненкова на втором этаже есть весьма любопытные фотографии.
Юрий Бычков. Коненков. — Москва: Молодая Гвардия, 1982. — 315 с.,ил. — Твердый переплет. — Серия: Жизнь замечательных людей. Вып 11 (629). — Тираж 150000.
александр петроченков

Очередной скандальный розыгрыш Banksy


Модные современные художники генерируют своими скандальными произведениями весьма солидные деньги. И вот что придумал Banksy, известный художник street-art, чтобы привлечь внимание к своему творчеству. Эта сенсация уже облетала весь мир и все новостные телеканалы сегодня показывают, как картина Бэнкси «Девочка с воздушным шаром» самоуничтожилась сразу после удара молотка аукциониста, по которому вчера на лондонском аукционе Sotheby's её продали за £1 042 000.

В 2006 году художник поместил рисунок в массивную раму и попросил не извлекать картину. Оказалось, в раму был встроен шредер, который видимо по радиосигналу сработал после продажи и разрезал её нижнюю половину прямо на глазах у участников торгов. Картинка уничтожилась только наполовину, но по мнению экспертов современного искусства ценность этой картины мгновенно возросла минимум вдвое!

Бэнкси опубликовал видеоролик, в котором поделился процессом подготовки картины к самоуничтожению. РИА Новости https://ria.ru/culture/20181006/1530128375.html

Банкси ссылается на высказывание Пабло Пикассо: "The urge to destroy is also a creative urge": «Стремление к уничтожению -- творческое желание».

Летом нынешнего года в ЦДХ в Москве проходила большая мультимедийная выставка Бэнкси «Выход через сувенирную лавку». Теперь с 15 сентября на протяжении четырёх месяцев креативное пространство «Люмьер-Холл» воплощает на своих площадках удивительный внутренний мир легендарного граффити-художника, который стоял у истоков невероятной популярности стрит-арта. Источник: https://kudago.com/msk/event/vyistavka-multimedijnaya-vyistavka-banksy/