Category: компьютеры

александр петроченков

Михаил Куртов. Генезис графического пользовательского интерфейса. К теологии кода


Надо признать, весьма необычные идеи проповедует Михаил Куртов. До сих пор философия игнорировала компьютерные программы либо прикладывала к ним теории из других областей, не пытаясь осмыслить их как нечто новое. Ссылаясь на идеи философов и программистов, Михаил Куртов пытается снять противоречие между техникой и культурой и объединить их в некий общий процесс, сродни религии или теологии. Противоречие между техникой и культурой снимает компьютер, как самодвижущаяся субстанция. Техника перестает быть только инструментом. В 1966 году на вопрос журнала «Шпигель», что теперь занимает место философии, Мартин Хайдеггер ответил: «Кибернетика». А Пол Грэм, известный IT-специалист, продвигавший язык программирования Lisp, писал: «Языки программирования — это не просто технология, а то, чем программисты думают. Это наполовину технология, наполовину религия».

Книга посвящена исследованию того, чем на генетическом уровне является графический пользовательский интерфейс (GUI, graphical user interface) компьютера. Впервые появившись в массовых компьютерах Apple Macintosh, GUI сделал компьютер доступным всем, в том числе неспециалистам. У людей создается иллюзия, будто они видят и манипулируют информационной областью напрямую.
Идею GUI разработали в лаборатории Xerox PARC в Калифорнии. В 1979 году сотрудник Xerox PARC Трюгве Реенскауг (Trygve Reenskaug) создал тройственную схему использования нескольких шаблонов проектирования, которая получила название MVC (model-view-controller, «модель-представление-контроллер»). С помощью MVC модель приложения, пользовательский интерфейс и взаимодействие с пользователем разделены на три отдельных компонента, чтобы модификация одного из компонентов минимальное воздействовала на остальные. Полное определение GUI таково:

GUI = (клавиатура + дисплей + мышь) + (MVC)

«Главной целью MVC является перекинуть мост между человеческой ментальной моделью и цифровой моделью, существующей в компьютере», — писал Реенскауг. И хотя программный продукт невидим и невизуализируем, сегодня эта цель достигнута в гигантском масштабе: миллиарды людей с почти религиозным рвением используют смартфоны и планшеты, даже внешне напоминающие иконы.

И вот тут мы переходим к главной идее книги Михаила Куртова. Блистая философской и технической эрудицией, он пытается доказать, что графический пользовательский интерфейс морфологически эквивалентен средневековой Церкви, а современное состояние дел в информатике подобно ситуации в поздней схоластике. Тройственность MVC подобна христианской Троице, в которой соединены три божественные ипостаси Отца, Сына и Духа. Эта схема была принята на Первом Никейском соборе в 325 году. Куртов ссылается на термин «единосущие» (homoousia), ставший главным изобретением Никейского собора и не допускающий распад фигур Троицы на трех отдельных богов, вопреки парадоксальному равенству 1=3. Куртов настойчиво увязывает это понятие с MVC, указывая на зависимость элементов этой схемы, их различие и единство, как разные ипостаси (hypostasis), обозначающие способы существования единой сущности.

Способ доказательства такой аналогии вызывает у меня наибольшие сомнения: модель-представление-контроллер гомологичны следам Отца, Сына и Духа, говорит Куртов. Но что такое гомология, Куртов объясняет довольно туманно и не слишком убедительно, но указывает, что это соответствие не есть метафора. Более того, он утверждает, что изучение сущности гомологии является первоочередной задачей современной философии.

К своим выводам Куртов приходит, ссылаясь на работы французского философа Жильбера Симондона (Gilbert Simondon), жившего в докомпьютерную эпоху, чьим вкладом в философию техники стало открытие генетических законов, управляющих технической эволюцией. Хайдеггер и Симондон по мнению Жиля Делёза были «двумя величайшими философами техники». Рассуждая о технологии и теологии, Куртов сообщает, что церковные соборы могут быть уподоблены инженерным симпозиумам, на которых коллективно создаются стандарты для индустрии, позволяющие бороться с «ересью».

Но, пожалуй, самое любопытное в этом уникальном труде — идея соединения технологии и теологии в технотеологических схемах. Различие между программированием и использованием компьютера имеет технотеологический характер: GUI заведомо упрощает, редуцирует коммуникацию с компьютером, а результаты GUI-ввода не сохраняются и не становятся достоянием коллектива и общества.
Любопытны попытки предсказания Михаилом Куртовым будущего информатики на основе такого «теологического» понимания computer science. Он полагает, что нынешний software crisis, в котором находится информатика, является «повторением» технического застоя в Средние века. А настоящая компьютерная революция еще не случилась. После ликвидации компьютерной безграмотности наступит цифровая Реформация, затем Ренессанс программистской культуры с техническим искусством (science art) и массовое возвращение к интерфейсу командной строки. Так что GUI, выступающий посредником между реальностью кода и социальной реальностью, гомологичен Церкви как посреднику между Богом и людьми. Ведь именно с GUI началась социализация ПЕРСОНАЛЬНЫХ компьютеров.

Неотвратимое футурологическое следствие этой гипотезы: эволюция кода должна будет когда-то завершиться. Возможно, это будет эпоха, совпадающая по времени с «технологической сингулярностью», которую предсказывает Рэй Курцвейл. Компьютер это вещь, способная становиться всеми вещами, симулируя любую вещь, то есть вещь вещей. Конец кода будет окончанием развертки духа в вещах: слово станет плотью, наступит конец географии, начнется подлинно Новое время — время антропотеотехнических гибридизаций: человек физически и духовно соединится с компьютером. Таким образом, Бог как предмет коллективной веры умер, но Его структура сохранилась в скелете общества-культуры. В XXI веке теология станет для computer science тем же, чем математика стала для естественных наук в XVII веке, пророчит Куртов. Но он не готов истолковать присутствие теологии в коде — как последнюю страницу в истории умирания Бога или как его рождение в вещах?

Михаил Куртов. Генезис графического пользовательского интерфейса. К теологии кода. — СПб: ТрансЛит, 2014. — 88 с. — Мягкая обложка — Серия: Транслит (литературно-критический альманах)
александр петроченков

Николас Дж. Карр. Великий переход. Что готовит революция облачных технологий

1007526827
Должен сразу резюмировать: это весьма интересная и во многом потрясающая книга. Читать ее совсем не скучно. Не случайно Financial Times назвала ее лучшей книгой о революции облачных технологий. И хотя на английском языке книга вышла в 2008 году, она еще не настолько устарела, чтобы отказываться от ее чтения. Ведь именно сегодня мы становимся свидетелями того, как люди и компании постепенно начинают избавляться от собственных дорогих и неэффективно используемых IT-систем и подключаются коммунальным компьютерным системам и облачным сервисам, доступным через интернет. Читать книгу мне было тем более интересно, что с некоторыми критикуемыми автором персонажами (Биллом Гейтсом, Стивом Балмером, Крейгом Барретом и другими) мне в свое время доводилось общаться. В самом конце книги даже появляется Сет Ллойд, прочитавший в Москве летом 2013 года свои публичные лекции на тему "Вычисляющая Вселенная".

Николас Карр отмечает, что сегодня происходят фундаментальные сдвиги в самой природе обработки информации. Она смещается в сторону модели utility computing — коммунальных компьютерных систем, то есть предоставления вычислительных ресурсов по принципу коммунальных услуг, вроде получения электричества от централизованных электростанций вместо собственной выработки механической энергии. Около сотни лет назад на фабриках отказались от водяных колес и паровых двигателей, доверившись внешним поставщикам, снабжавшим их по проводам жизненно важными энергетическими ресурсами. Если взглянуть на суть компьютерных операций, к числу которых относятся обработка, хранение и передача данных, можно заметить, что во многих отношениях это технологии общего назначения, которые разумно использовать всем как коммунальные услуги.

Причем в немалой степени «переход в облако» инициируется потребителем, конечным пользователем, который даже не осознаёт этого движения, но тем не менее уже озабочен проблемами безопасности, приватности, сохранности собственных данных в облаке. У каждого из нас уже появляется некое количество разнородной «бытовой техники», выходящей в облако, — от мобильных устройств (смартфонов, плееров, планшетов, ридеров...) и персональных компьютеров до игровых приставок и автомобилей со встроенным GPS. На стороне клиента возникла тенденция, движение к повсеместному «включению в розетку», подключению к «источнику новой и доступной энергии». И мы сами меняемся: наши технологии создают нас так же, как мы создаем их. Всемирная паутина (World Wide Web) трансформируется во Всемирный компьютер (World Wide Computer), в единый мегакомпьютер.

Николас Карр переплетает историю, экономику и технологии, чтобы объяснить, что же ждет информационные технологии в ближайшем будущем и как эти перемены повлияют на жизнь обычных людей. Автор называет Google лидером в области коммунальных компьютерных систем. По его словам, у Google самые крупные и самые совершенные центры обработки данных на планете, и эта компания использует их для предоставления таких сервисов, как Google Apps, призванных в перспективе составить конкуренцию традиционному программному обеспечению клиент-сервер, выпускаемому Microsoft и другими компаниями. Он предсказывает, что численность корпоративных ИТ-служб будет постепенно сокращаться. Произойдет это не сразу, а в долгосрочной перспективе, как и в случае с электричеством. И переходный период будет достаточно продолжительным, он может растянуться на десятилетия, особенно в крупных компаниях. Наибольший выигрыш от новой модели получат компании малого и среднего бизнеса, которые находятся в худшем положении по сравнению с крупными, поскольку не могут позволить себе построить большой дата-центр или внедрить мощную систему ERP. Перед небольшими компаниями отрывается реальная возможность использования сложных компьютерных технологий, которые доступны пока только крупным игрокам.

Nicholas_Carr_120x150

Николас Карр — известный писатель, колумнист многих известных периодических изданий, член редакционного совета энциклопедии «Британика», бывший исполнительный редактор Harvard Business Review, преподает в Калифорнийском университете и ведет популярный блог Rough Type. Громкую известность ему принесла книга Does IT Matter? («Имеют ли ИТ значение?», в русском переводе «Блеск и нищета информационных технологий»), 2004, вызвавшая большой резонанс и  ожесточенные споры на Западе среди экспертов в области IT. Причиной споров стало мнение Николаса Карра, что огромные инвестиции предприятий в информационную инфраструктуру не дают отдачи, и в ряде случаев не нужны. Он советовал руководителям бизнеса и ИТ-служб руководствоваться четырьмя правилами: расходовать меньше, следовать за лидерами и не повторять их ошибок, просчитывать инновационные риски, сфокусироваться на устранении недостатков, а не на преувеличении гипотетических возможностей. Разумеется, такие советы не могли не вызвать скандала, а столпы индустрии ИТ-технологий высказались резко негативно по поводу его книги, чем лишь разожгли интерес к ней. Глава Intel Крейг Баррет публично кричал: «ИТ имеет огромное значение!», а журнал Newsweek назвал автора «главным врагом мира технологий».

Эссе Николаса Карра «Делает ли Google нас глупее?» было включено в несколько антологий. Еще большую известность принесла ему книга The Shallows: What the Internet Is Doing to Our Brains («Пустышка. Что интернет делает с нашими мозгами»), получившая в 2011 году Пулитцеровскую премию и переведенная на 23 языка. В этой книге Карр утверждает, что интернет влияет на физиологию мозга, и сегодня к человеку возвращаются прежние привычки — мыслить беспорядочно и поверхностно, какие существовали до появления книжного печатного станка Гуттенберга и культуры чтения, создавшей условия для углубленного сосредоточенного размышления. Сеть не стимулирует нас остановиться и глубоко задуматься о чем-то. Мы скользим по поверхности данных, переходя от ссылки к ссылке. Николас Карр констатирует: мозг человека стремительно меняется, так как нынешнее поколение взрослых людей пользуется интернетом как своим ресурсом памяти. Найти в Google что-то во второй или третий раз стало легче, чем запоминать самим. А что касается сегодняшних детей, не знающих мира без интернета, то можно уже говорить о новой генерации людей, обладающих совсем иным мышлением и сознанием. Мысли небанальные и не однозначно пессимистические, хотя о пугающей зависимости человечества от машин предупреждал еще террорист-параноик Теодор Качинский, известный как «Унабомбер».

Книга снабжена подробным предметным указателем, что несомненно положительно, ибо в российской книжной культуре подобный севис всё ещё остается относительной редкостью. Однако в конце книги я обнаружил три десятки страниц примечаний и комментариев к основному тексту, хотя в самом тексте нет никаких отсылок к этим примечаниям..


Оглавление
Пролог
Глава 1
Глава 3

Николас Дж. Карр. Великий переход. Что готовит революция облачных технологий (The Big Switch: Rewiring the World, from Edison to Google). / Переводчик: А. Баранов. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. — 272 с. — Тираж 3000 экз. — Твердый переплет.

александр петроченков

Как компьютеры помогают обучать иностранным языкам


Сегодня я случайно наткнулся на свою старую статью о деятельности ФИО, с которой я сотрудничал около трех лет.

Эта моя статья, 10 лет назад опубликованная в журнале "Мир ПК", рассказывает о дискуссии по проблемам обучения иностранным языкам с применением компьютеров. Круглый стол со специалистами в этой области проводился в уникальной инновационной педагогической организации -- Федерации Интернет Образования, созданной М.Б. Ходорковским для повышения квалификации учителей в IT-технологиях и Интернет-технологиях. Кроме Москвы, учебные центры ФИО были открыты в десятках субъектов федерации РФ.

Этот круглый стол был организован Тамарой Борисовной Малых. Вот моя статья об этом:
Как компьютеры помогают обучать иностранным языкам

ФИО финансированием была связана с ЮКОСом и находилась в одном из зданий комплекса на Загородном шоссе. Но после посадки Михаила Ходорковского все разрушилось: ЮКОС обанкротили и разграбили, а ФИО вскоре исчезла. Ну что ж, теперь ФИО у нас нет, зато есть ЕГЭ.

Сайт ФИО: http://www.fio.ru/about.php

Видеорепортаж о Федерации Интернет Образования, который снял норвежский корреспондент Hans Wilhelm Steinfeld. Здесь Михаил Ходорковский и Сергей Монахов рассказывают о ФИО: http://youtu.be/mE7oamLwjMQ
александр петроченков

Сет Ллойд: "Вселенная — квантовый компьютер"


Вчера я сообщил о лекции профессора Сета Ллойда "Вселенная — квантовый компьютер". В двух словах о том, о чем была его лекция.

О том, что мы живем в эпоху информационной революции -- в компьютерную эру, когда у каждого есть свой айфон, айпад или что-то такое же электронное. Мы все так или иначе имеем доступ к информации и как-то ее обрабатываем.

А раньше крупная информационная революция случилась, когда Иоганн Гуттенберг изобрел печатный станок и напечатал Библию. Книги стали доступны многим. Почему-то революция Гуттенберга считается очень крупной и важной, хотя ей предшествовали другие информационные революции, не менее важные.

До открытия печати информационная революция произошла, когда была придумана письменность. Мысли отдельного человека стало возможно фиксировать на бумаге и передавать другим -- во времени и пространстве. Вначале это были простые глиняные таблички, покрытые клинописью -- они нужны были налоговой службе для учета скота, урожая и имущества, чтобы правильно собирать налоги и подати.

А еще раньше случилась еще более важная информационная революция -- когда появилась устная речь. Именно речью человек принципиально отличается от животных. Благодаря речи знания одного человека стали доступны другим людям. Так все стали обладать информацией известной кому-то одному. Это важнейший шаг к накоплению и усложнению знаний, к самоорганизации общества, в результате чего стали возможными все последующие информационные революции.

Очень важная информационная революция связана с сексом: дети от двуполых родителей получают гораздо больше информации, быстрее обновляют свой генотип, чем рождающиеся партеногенезом однополым путем от одного родителя. При однополом размножении новая генетическая информация возникает только при мутациях. Даже при численности населения в 10 тысяч человек объем информационного обмена между генотипами перекрещивающихся сексуальных пар превышает вычислительные возможности самого мощного компьютера.

Многоклеточные организмы совершили информационную революцию, сумев создать сложную устойчивую систему с разделением функций между группами клеток -- органами. Так появился отдельный орган биологической обработки информации -- мозг.

Отдельная клетка или одноклеточный организм -- невероятно сложная система, устроенная намного сложнее айфона или айпада. При этом клетка действует как компьютер.

ДНК -- это информационная матрица большой сложности и объема. Ее возникновение -- огромная информационная революция и загадка, так как наука пока не знает, как на Земле возникли клетки, ДНК и вообще жизнь.

Жизнь -- биологическая информационная революция в сравнении с неживой природой. Жизнь (биосфера) возникла на Земле практически сразу, как только поверхность планеты достаточно остыла, то есть около 4 млрд лет тому назад.

Возникновение галактик в космосе -- это тоже информационная революция, так как по каким-то причинам в одних местах возникли флуктуации и сгустки материи, образующие звезды и планеты, разлетевшиеся после Большого Взрыва, а в других местах осталась пустота.

Причиной всего был Большой Взрыв (Big Bang), случившийся 13,7 млрд лет назад. Это была грандиозная информационная революция, положившая начало нашей вселенной. Так возникла вселенная-компьютер, в которой постоянно происходят разнообразные вычислительные IT-процессы. Так что Big Bang вполне можно назвать иначе: Bit Bang.

Каждый атом -- компьютер, так как в каждом отдельном электроне и фотоне есть два устойчивых информационных состояния спинов вращения, которые можно рассматривать как биты -- 0 и 1.

Вот почему любое взаимодействие материи во вселенной можно рассматривать как вычислительный ИТ-процесс, который приводит ко всем тем последствиям, которые перечислены выше.

И вот теперь человек со своим разумом, стремительно совершая последовательные информационные революции, начинает вмешиваться в работу всего этого громадного вселенского механизма, хотя до сих пор плохо понимает его устройство и все его взаимосвязи. То есть человеческий разум является космическим фактором, влияющим на развитие вселенной, хотя мы еще сами не понимаем как, зачем, и что получится в результате.

Однако неоспорим факт: мы постепенно начинаем взламывать весь это грандиозный компьютер вселенной, словно хакеры. И теперь он будет развиваться как-то иначе, чем это случилось бы без нашего участия. Задача состоит в том, чтобы научиться программировать более разумно и целесообразно. Мы можем преобразовать естественные хаотические процессы природы в свои упорядоченные, разумные и красивые. Работа на компьютере, каковым является вселенная, совсем не то же самое, как хаотическая игра обезьяны с пишущей машинкой, в результате чего она могла бы случайно настучать TO BE OR NOT TO BE или первое предложение из романа "Анна Каренина".

Далее Сет Ллойд довольно путано (на мой взгляд) рассуждал на философские темы о свободе воли при принятии решения. При этом Сет Ллойд говорил о проблеме остановки (halting problem) и об Алане Тьюринге, который доказал, что не существует общего алгоритма для решения проблемы остановки. Другими словами, проблема остановки неразрешима на машине Тьюринга. Рассуждения о тесте Тьюринга на свободу воли мне показался не слишком убедительным.

The Halting Problem
Will I ever be able to answer the question of whether I wil be able to answer the question...

A Turing test for free will
Am I a decider?
Can I model my behavior and that of others?
Can I predict my own decision?

Сет договорился до того, что заявил, будто нет никакой разницы между тем, как он принимает в ресторане решение, заказать ему борщ или пельмени, и термостатом, который принимает решение включить ли подогрев при наступлении определенной температуры. На мой взгляд это ошибка: термостат слишком примитивная машина (неважно какой -- механический, электрический или электронный), чтобы говорить о свободе воли термостата и о том, как он якобы принимает решение. На мой взгляд, термостат не принимает никакого решения, так как решение за него уже принял тот, кто его запрограммировал, а задача термостата всего лишь выполнить приказ. Хотя с точки зрения программиста термостат выполняет логическое действие.

Одним словом, мы живем внутри огромного компьютера и пытаемся на него воздействовать, как хакеры..На вопрос из зала о его отношении к религии Сет Ллойд от ответа уклонился.


Я пересказал совсем кратко только то, что понял в лекции сам. Сет Ллойд рассказывал еще про квантовую механику (процитировав попутно известную шутку Нильса Бора: "Если вам кажется, что вам понятна квантовая механика и при этом у вас не поехала крыша, значит вы ничего не поняли"), но об этом пусть вам расскажет кто-то другой, кто лучше понял эту часть лекции. Ученые и инженеры в МТИ уже строят квантовые компьютеры. Но это что-то за пределами моего понимания.

Сегодня была презентация перевода на русский язык книги Сета Ллойда "Программируя Вселенную", которая уже стала мировым бестселлером: http://www.moscowbooks.ru/news/view.asp?id=5654

Теперь вы можете сами почитать. Я не был на презентации и этой книги пока не видел. http://rqc.timepad.ru/event/73306/

Сет Ллойд верит, что Вселенная — это одна сплошная квантовая вычислительная машина, а, значит, за ею можно научиться управлять и программировать ее работу: http://knowledgestream.ru/ru/lectures/62/

Запись другого выступления Сета Ллойда в центре Digital October в трансляции из-за рубежа: http://digitaloctober.ru/ru/events/knowledge_stream_nash_mir_prosto_chey_to_kompyuter
александр петроченков

Касперский: «Я не шпион»


Всякий, кто бывал за границей, наверняка был удивлен и одновременно немного горд тем, что в витринах практически всех компьютерных магазинов за рубежом на самых видных местах непременно выставлены подобные коробки с антивирусными программами нашего соотечественника Евгения Касперского. Такое есть всюду, даже в самых развитых странах мира.
Collapse )



Недавно журнал Wired сообщил, что Касперский просит помочь ему кракнуть еще один мощный вирус Gauss. Этот вирус предназначен для кражи банковской финансовой информации. О том, что происходит, почитайте или посмотрите видео здесь. Так что события с участием Жени Касперского продолжают развиваться. Полагаю, ФСБ наверняка не безразлично то, чем он сегодня занимается. Давайте следить за происходящим вместе.




александр петроченков

Принципы Араса Агаларова

С Арасом Агаларовым я впервые познакомился более двадцати лет назад, на выставке Comtek в Выставочном комплексе "Экспоцентр" на Красной Пресне. В 1988 году мы с друзьями создали в Смоленске компьютерный кооператив "МетаСофт". Поэтому посещение первой компьютерной выставки в 1989 году было очень важным событием. Тогда все только начиналось и никто не знал, каким важным событием станет Comtek. Главным организатором выставки был Арас Агаларов. Он удивительный человек, настоящий предприниматель, способный мыслить масштабно. Компьютерная индустрия России многим ему обязана.

Мне довелось посетить практически все выставки Comtek, почти всякий раз встречаясь там с Арасом Агаларовым. Следующая состоялась в апреле 1990 года. На второй выставке Comtek я чувствовал себя более уверенно, так как тогда уже писал для нескольких компьютерных журналов и только что взял интервью у Билла Гейтса. Через год именно во время Comtek я взял интервью у Питера Нортона. и вообще это было славное место для общения со многими знаменитостями в компьютерном мире. С 1994 года я уже участовал в съемках телевизионных репортажей с Comtek для смоленской телестудии. Так что посещение этого важного ежегодного события в конце апреля было для меня обязательным и в ту пору, когда я перебрался в Москву и стал главным редактором "Домашнего компьютера", сотрудничал с "Компьютеррой" и другими периодическими изданиями.

Collapse )