?

Log in

No account? Create an account
александр петроченков

apetrochenkov


Александр Петроченков


Entries by category: лытдыбр

Харуки Мураками. Джазовые портреты
александр петроченков
apetrochenkov
Признаюсь, я совсем не разделяю распространенных восторгов по поводу прозы Харуки Мураками. Наверное, я ее просто не понимаю или знаю недостаточно хорошо, хотя мне довелось прочитать несколько книг Мураками.

Но эта книга Мураками в целом мне была интересна. Русское издание включает в себя сразу оба тома «Джазовых портретов». Думаю, книгу стоит почитать всем, кто любит джаз или хочет начать своё знакомство с джазовой классикой и историей джазовой музыки. Я уже давно не мыслю свою жизнь без джаза, регулярно слушаю эту музыку уже более шести десятков лет, хотя в последнее время вместо винила чаще обращаюсь к YouTube.

Мне повезло начать знакомство с американским джазом (а настоящая культура классического джаза произрастает в Америке, хотя интересные джазовые музыканты есть и в других странах) еще в 1955 году благодаря англоязычной редакции «Голоса Америки». Мой отец любил джаз, каждый вечер он слушал на коротких волнах передачи Виллиса Коновера радиостанции Voice of America. Так с детских лет я годами слушал эти передачи, по вечерам звучавшие у нас дома. Поэтому джазовые портреты Харуки Мураками оказались для меня вовсе не беспредметным чтением, а возвращением к знакомым именам и музыкальным образам. И хотя Мураками пишет преимущественно о джазовых пластинках, о лучших альбомах, а вовсе не о радиопередачах такого выдающегося «посла джаза», каким был Виллис Коновер, чтение было весьма интересным и содержательным.

Оказывается, у Харуки Мураками в рабочем кабинете имеется громадная коллекция из 40 000 джазовых пластинок. Такое количество альбомов мне даже вообразить трудно. Так что его эссе о 55 исполнителях и виниловых дисках из собрания Мураками представляет собой всего лишь скромный сборник личностных лирических миниатюр, весьма краткий путеводитель по обширному морю джаза, хотя и совсем несовременный. Автор предлагает читателю прочитать его мнение о Чете Бейкере, Бенни Гудмене, Чарли Паркере, Фэтсе Уоллере, Элле Фицджеральд, Луи Армстронге, Дюке Эллингтоне, Глене Миллере, Джанго Рейнхарде, Фрэнке Синатре, Билли Холидей, Чарльзе Мингусе, Билле Эвансе, Декстере Гордоне, Джерри Маллигане, Майлсе Дэйвисе и других.

Эти художественные эссе вовсе не рецензии, но выражают субъективную точку зрения неравнодушного автора, внимательно прослушавшего огромное множество альбомов не только каждого из этих джазменов, но и его коллег. Каждое эссе сопровождается краткой биографической справкой и фотографией конверта рекомендуемого Харуки Мураками альбома. Также эссе украшают иллюстрации художника Макото Вадо, хотя у меня эти цветные иллюстрации особого восторга не вызвали (может быть из-за неважного качества цветной печати?). Кстати, вступление и заключение к книге написал именно художник Макото Вадо, иллюстрировавший оба тома книги Мураками. А в самой середине книги сам Мураками написал заключение к первому тому и вступление ко второму, где объясняет, что старт этой книге был положен именно иллюстрациями Макото Вадо, к которым писатель лишь добавил свои тексты.

Книга не велика по объему. Но читатель наверняка не захочет ограничиваться чтением мнения японского писателя о музыке знаменитых джазменов, но пожелает прослушать рекомендованные композиции. Благо в интернете сегодня можно найти аудиозаписи, а нередко и видеозаписи многих легенд джаза. Поэтому чтение этого небольшого путеводителя и параллельное ознакомление с музыкой может растянуться на месяцы, превратившись в настоящее мультимедийное приключение, знакомящее с историей джаза. Интересно ведь сравнить, по душе ли вам те вещи из предложенных альбомов, которые считает лучшими Мураками.

Харуки Мураками. Джазовые портреты: Эссе (Portraits in Jazz). / Перевод с яп. И. Логачев.  — М.: Эксмо, 2005. — 240 с. — Тираж 10000. — Твердый переплет. — (Серия: Мастера современной прозы)

Джон К. Клеменс и Скотт Далримпл. Власть над временем
александр петроченков
apetrochenkov

Всем известна классическая формулировка Time is Money, принадлежащая Бенджамину Франклину. С одной стороны это верно, время действительно позволяет извлекать деньги. Но все же время совершенно особый ресурс: мы не можем его создавать, копировать, накапливать, оставлять про запас. Значит, время гораздо ценнее денег. Так что обмен времени на деньги иррационален.

Но самое любопытное состоит в том, что люди ценят время намного меньше, чем деньги! Авторы приводят описание эксперимента: студентов университета просили представить, что ни купили билеты в театр за 60 долларов и на рок-концерт за 20 долларов. Участникам эксперимента сказали, что от рок-концерта они получат больше удовольствия, чем от театра. Потом им объявили, что дату перенесли, и спектакль и рок-концерт состоятся одновременно, то есть один из билетов пропадает безвозвратно. Что вы выберете, спросили респондентов. 62% выбрали театр, хотя знали, что удовольствие от него будет невелико. Затем в другой группе условия эксперимента изменили, объявив, что для получения таких же билетов придется отработать 15 часов лаборантом, чтобы попасть в театр, и 5 часов, чтобы попасть на рок-концерт. Фактически, разница в цене на билеты и в этом случае была тройная. Однако только 5% студентов выбрали посещение театра, а 95% предпочли рок-концерт.

При рассмотрении темпоральных инвестиций эффект невосполнимых потерь времени едва учитывается! По одной теории получается, что люди более рациональны при учете времени, чем при учете денег. Но с другой стороны, можно считать, что люди не учитывают темпоральные потери. Значит, либо люди не могут, либо не умеют ценить время так же, как ценят деньги.

Об управлении временем (о тайм-менеджменте) написаны тонны книг. Эта книга совершенно на них не похожа. Здесь вовсе не предлагают методов, как скрупулезно учитывать каждую минуту, строить графики и диаграммы, планировать пятилетки и более эффективно его использовать каждую минуту. Нет, не потому, что это неважно, а совсем по другой причине. Мы по-разному относимся к времени. Если проанализировать употребляемые в нашей речи глаголы, людей легко разделить на три группы: тех, у кого преобладают глаголы прошедшего времени, настоящего и будущего времени. Реально думать о будущем и совершать прорывы вперед способны очень немногие. Это свойственно настоящим лидерам. А большинство людей предпочитают оставаться в настоящем или бессмысленно барахтаться в прошлом.

Чтобы стать эффективным руководителем, нужно выйти за пределы управления временем (тайм-менеджмента) и получить над временем власть. Основным открытием для меня в этой книге стало разделение времени на Хронос и Кайрос. Такое разделение было известно еще древним грекам. Хронос — привычное нам время, измеряемое часами и календарями, графиками Ганта, органайзерами, будильниками. Именно такое время синхронизировало социум, дало власть бюрократии и правительствам. И совсем другое время Кайрос. Это время возможности, время подходящего момента. Концепцию кайроса очень почитал Пифагор, Оно присутствует и Библии («Исполнилось время [кайрос], и царствие Божие открылось перед нами».) и в Новом Завете, изначально написанном на греческом языке, хотя при переводе такой смысл обычно теряется.

Хронос учитывает количественную характеристику времени — «Как быстро?», «Как часто?», «С какого возраста?». По контрасту термин кайрос указывает на качественный характер времени, на особое положение, которое событие или действие занимает в некоей последовательности. Что-то может произойти не в «любое» время, но только в это время, отмеченное возможностью, которое, вероятно, никогда больше не повторится. В этом смысле кайросу очень непросто дать четкое определение, это скорее мистическое и интуитивное время.

Адепты тайм-менеджмента полагаются на часы и календари, а повелители времени развивают способность ощущать важные моменты времени интуитивно. Адепты хроноса смотрят на время как на жесткую «константу». А хозяин времени относятся к нему как к подвижной, гибкой субстанции, как к потоку, на течение которого можно сознательно влиять, обладая «темпоральным интеллектом».

Руководители компаний General Electric, 3M, Staples и Dell, сумевшие достичь высокого уровня развития «темпорального интеллекта», совершили настоящий прорыв в бизнесе. Энди Гроув и Гордон Мур в 1986 году обнаружили точку перелома тренда и совершили переворот в компании Intel, отказавшись от производства чипов памяти, а все ресурсу направив на развитие процессоров. Они рисковали, но мир вычислительной техники изменился — только благодаря этому появились процессоры Intel 386, 486, Pentium и т.д. Весь наш мир изменился благодаря их решению.

В книге этого не сказано, но я невольно подумал о японской системе «канбан» и Just in Time, которую применяют в бизнесе, в частности, на заводах Toyota. Там поставки частей и комплектующих осуществляют не по графику, а квантовыми запросами с конвейера. Такая система оказалась намного более гибкой, надежной и эффективной, чем умозрительное планирование и стремление выполнить график поставок.

Мыслить дедлайнами, что свойственно тайм-менеджменту, основанному на хроносе, часто бывает ошибочно, говорят авторы. Англичане не проявили геополитической гибкости и произвольно назначили официальный deadline разделения Индии и Пакистана на 15 августа 1947 года. Это привело для многих семей к поспешной необходимости покинуть свой дом, чтобы пересечь границу, и к страшному кровопролитию, когда мусульмане и индусы буквально изничтожали друг друга в кровавой мясорубке, заложив сложные проблемы в фундамент отношений этих стран, по сей день стоящих на грани ядерного конфликта. Примерно то же самое Британия создала своим графиком ухода из Палестины и Иерусалима, где серьезный конфликт между арабами и евреями продолжает гореть до сих пор. А ведь этого можно было избежать.

Книга «Власть над временем» позволяет иначе взглянуть на время и наше существование во времени, выработать ключевые навыки обращения со временем и использовать этот уникальный и невосполнимый ресурс максимально эффективно. Время может быть не только причиной для сожаления о безвозвратно утраченном, но и служить мощным стимулом и источником энергии.

Мне очень понравилась глава про открытые системы, в которой авторы находят много общего и новаторского в размышлении о времени замечательных людей: у английского натуралиста Чарльза Дарвина, французского философа Анри Бергсона и лауреата Нобелевской премии химика Ильи Пригожина. Дарвин взглянул на время и создал теорию биологической эволюции, избавив нас от мрачного пессимизма второго закона Ньютона и энтропии, чем внушил нам оптимистический взгляд на будущее, ибо люди становятся более организованными. Католическая церковь внесла сочинения Бергсона, утверждавшего приоритет интуиции над интеллектом, в «черный список», чем вдохновила Марселя Пруста на создание великого романа «В поисках утраченного времени». А Пригожин, хоть и разрывался всю жизнь между Брюсселем и Техасом, где он руководил институтами, заметил, что следствия законов термодинамики (энтропия) относятся к закрытой системе. Разум человека внушает уверенность в том, что со временем, согласно теории Пригожина, истощенные организмы приобретают способность перерождаться и самоорганизовываться, создавая условия для будущего здоровья и прочности системы.

Эта книга, пожалуй, не научит читателя чему-то конкретному и понятному. Но она способна повлиять на стиль жизни, фундаментально изменить отношение к бесценной сущности времени или, как минимум, зародить мысли, над которыми стоит хорошенько подумать.

Джон К. Клеменс и Скотт Далримпл. Власть над временем Как стать эффективным руководителем, изменив свое отношение к времени. (Time Mastery: How Temporal Intelligence Will Make You a Stronger, More Effective Leader). — М.: Добрая книга, 2007. — 256 с. — Тираж 3000 экз.