Category: лытдыбр

александр петроченков

Гаррос-Евдокимов. Серая слизь

За авторским именем Гаррос-Евдокимов скрываются двое русскоязычных рижан: Александр Гаррос и Алексей Евдокимов. Известность им принес роман «Головоломка», получивший в 2003 году премию «Национальный бестселлер». А этот роман известность лишь подтвердил. Я купил эту книгу в магазине «Фаланстер» в то время, когда проходил лечение от рака, но прочитать роман смог только теперь, с большим опозданием, когда один из авторов, Александр Гаррос, скончался в Тель-Авиве от рака пищевода.

Первое, что бросается в глаза при чтении Гарроса-Евдокимова, — совершенно невероятный язык. При всей своей специфичности, обилии жаргонизмов и особенном «рижском» колорите — он ярок, художественно убедителен и грамотен. Язык вполне соответствует образу и характеру главного героя Дениса Каманина, бывшего панка, а ныне (то есть во времени действия романа, когда герой ведет повествование) модного режиссера-кинодокументалиста, получившего награду на кинофестивале Берлинале. Наверное, другими словами изображать довольно странный молодежно-журналистский мир русскоязычных жителей латвийской столицы невозможно. Язык неплохо характеризует эту публику. В том числе и свобода применения ненормативной лексики.

Довольно затейливый ритм повествования тоже бросается в глаза уже с первых страниц романа. Рассказ о событии и одновременная рефлексия по поводу этого события, ответ собеседнику и одновременно внутренний монолог, воспоминания, относящиеся к другому времени. И все это сделано языковыми средствами, в которых читатель разбирается без особых проблем и почти не путается. Зачастую повествование получается многослойное и нелинейное, так как авторы местами сильно злоупотребляют скобками — в некоторых длинных предложениях они до десяти раз открывают и закрывают скобки, вставляя разные дополнения и пояснения, а в некоторых случаях внутри отрытых скобок открывают новые скобки. Местами роман кажется слишком многословным и содержит вкрапления слов и фраз на английском и латышском.

Чтобы драйвер читательского интереса не угасал, завязка романа детективная, пронизывающая весь его сюжет. Уже на первых страницах главного героя допрашивает некий загадочный то ли полицейский, то ли представитель спецслужб, действующий под личиной следователя. Герой отвечает на вопросы следователя и одновременно вспоминает события вечера, ставшие причиной допроса. Точнее — событие. На допросе у следователя герой оказался потому, что девушка, с которой он беседовал вечером, вскоре после его ухода покончила жизнь самоубийством.

Роман по своему содержанию самоубийственный. Его содержание состоит в подробном объяснении необходимости самоубийства героя, а не только окружающих его персонажей. Жить в Риге русскоязычным невозможно, так как в сравнении с титульной нацией они все стали «чужими». Герой ломает голову над вопросом, как ему поступить дальше и куда валить из родной Латвии. За границу, куда из Латвии уже уехали многие, он не уезжать не хочет, там он никому не нужен. А свою жизнь России не представляет, так как кроме Питера и Москвы, вся прочая Россия ему невыносимо противна своей нищетой и откровенным хамством. Ему, русскоязычному парню из Риги, провинциальная Россия даже более ненавистна, чем его друзьям-латышам, которые в российской неустроенности и дикости видят только экзотику, словно в Африке.

По мере повествования читатель узнает, что множество друзей и знакомых Дэна (как многие зовут Дениса Каманина) погибает странной смертью. Лишь единицы из этих молодых людей умирают «естественно» своей смертью от болезней, но большинство погибает в результате жестокого насилия и подозрительных самоубийств. Причем число необъяснимых и непредсказуемых смертей растет, и круг сужается вокруг главного героя, который вызывает подозрения и у следствия. Причем в сюжете романа есть немало странных линий. Непонятная религиозная секта «Новый Ковчег», лидер которой считает «серой слизью» людей, не способных или не желающих принимать самостоятельные решения, а сам будто бы через секту организует поставки наркотиков. То роман «Полость» подкидывают приятелю главного героя, журналисту популярного издания, с романом знакомится главный герой, и эта метафора, которую надо понимать буквально: люди в романе оказываются полыми, пустыми внутри. И много чего еще.

Герой романа все время торопится, но при этом как будто постоянно тормозит сам себя, отвлекается на воспоминания, отступления, на подробные рассказы об очередном знакомом или друге. А очередных персонажей в романе очень много. И событий много. И это еще одна показательная черта романа. Местами роман кажется почти документальным, так как действующие лица оказываются реальными людьми. То в поле зрения появляется Сергей Шнуров, которого не впускают в Латвию из-за политического экстремизма. То герой ведет беседы с писателем Петром Вайлем, посетившим Ригу. То вдруг всплывает Николай Судник, солист авангардной группы ЗГА, отъехавший в Питер (у которого мне доводилось бывать дома в Риге). То вспоминается Эйдель — Владимир Эйдельман, издатель порнографического еженедельника «Давай!» и латвийской газеты НБП «Генеральная линия», затем объявленный «террористом номер один», арестованный в Москве ФСБ перед бесследным исчезновением. И так далее. Всех упоминать не стоит.

Действие местами происходит в редакции газеты «Час» в Доме печати в Риге. А местами герои вспоминают времена, когда пресса Латвии была самой передовой и свободной в Советском Союзе. В конце 1980-х я и сам выписывал замечательный рижский журнал «Родник», а многие писатели из России в те годы смогли впервые опубликоваться в Риге. Тиражи латвийских периодических изданий тогда били все мыслимые рекорды, так как их выписывали и читали по всему СССР. Ностальгией по тогдашним временам пронизан роман. А также ностальгией по Советскому Союзу, где не было никаких границ и не требовались визы. И по советскому человеку. Ведь Денис, родившийся в Риге и хорошо говорящий по-латышски, каждое лето в детстве проводил у друзей отца в Абхазии, в Гаграх, в семье грузина Кобы, и даже немного говорил по-грузински. Но потом там произошла война и всё изменилось. И самый близкий друг Дэна  в Риге ФЭД (Федор) тоже был таким же советским, сотканным из разных корней. Все они оказываются в новой Латвии бесправными и бесперспективно «чужими», alien — как указано в паспорте, почти инопланетянами.

Рига с давних пор была посредником между Россией и Европой. Еще во времена Ганзейского союза в XIII веке товары через Ригу по Двине попадали вглубь Руси — в Полоцк, Смоленск и дальше. И наибольшего своего расцвета этот город на берегу Балтики достигал дважды, в периоды перед наступлением краха империи: в начале ХХ века и в 1980-х годах. А теперь Латвию захватили бездарные латыши, которые своей убогой современной архитектурой уничтожают прекрасную Старую Ригу, а экономику довели до ручки, так как практически все предприятия, построенные на средства СССР, разрушены и пребывают в руинах. Но вопреки логике, несмотря на безработицу, эмиграцию молодежи и депрессию, цены на недвижимость в Риге и Юрмале лезут вверх. Герой пытается разгадать эту загадку, и под конец догадывается, что происходит это из-за вливания криминальных денег российских олигархов.

Роман «Серая слизь», в котором столько всего намешано, прорвался через хаос повествования и все-таки получился. Довольно печальный и несколько депрессивный, а местами очень выразительный и сильный (например, мне очень понравилось яркое описание покорения Эльбруса). Жалко, что продолжения больше не будет.

Гаррос-Евдокимов. Серая слизь. — СПб.: ООО «Издательство Лимбус Пресс», 2005. — 464 с. — Тираж: 7000 экз. — Твердый переплет.
александр петроченков

Юзу Алешковскому 90 лет

Официально Алешковский был автором детских книг и сценариев для кино и телевидения, а неофициально был исполнителем собственных песен. Наиболее известна «Песня о Сталине», а слова «Товарищ Сталин, вы большой учёный» давно стали народными.

Товарищ Сталин, вы большой учёный —
В языкознанье знаете вы толк,
А я простой советский заключённый,
И мне товарищ — серый брянский волк.

После публикации текстов «лагерных» песен Алешковского в аксеновском альманахе «Метрополь» писатель был вынужден эмигрировать — в 1979 году он вместе с женой и пасынком уехал через Австрию в США, где живёт и сейчас.
Алешковский блестящий мастер языка, хотя он пишет свои романы от лица рассказчиков, происходящих из низших социальных слоёв. Лексика у рассказчиков соответствующая. В его сатирическом изображении советской действительности часто смешиваются фантастика и гротеск. Это просто блеск! Его хулиганские книги с любовью перепечатывали в самиздате и они ходили из рук в руки между друзьями.

«Пусть династию Сунь сменяет династия Вынь — лишь бы счастлив был Ян, лишь бы кончила Инь...» Из книги «Юз-Фу».

Не скажу, что прочитал много книг Алешковского, но кое-что все-таки читал с восторгом и восхищением. Самый лучший, на мой взгляд, роман Юза Алешковского — «Кенгуру» (1975, изд. 1981 в "Ардисе"). Это своего рода плутовской роман, в котором старый вор рассказывает обо всём, что пережил во время одного процесса в поздние сталинские времена; в события романа втягивается и сам тов. Сталин. Я знаком лишь с некоторыми книгами Алешковского, а самого его никогда не видел. Зато его племянник писатель и радиожурналист Пётр Алешковский пару раз приглашал меня в Дом Радио на Пятницкой, и мы говорили о книгах в прямом эфире радио "Маяк".
Музы Юза
Документальный фильм (Россия, 2019). Режиссер В.Макарихин.
Фильм-интервью о писателе и поэте Юзе Алешковском на канале Культура. Основа фильма – рассказ о своей жизни и творчестве самого Алешковского, и его дополняют Андрей Макаревич, Леонид Ярмольник, Юрий Ряшенцев, Александр Ширвиндт, Ольга Шамборант. Песни Алешковского исполняют сам автор и Андрей Макаревич.
https://tvkultura.ru/brand/show/brand_id/64256/
александр петроченков

Харуки Мураками. Джазовые портреты

Признаюсь, я совсем не разделяю распространенных восторгов по поводу прозы Харуки Мураками. Наверное, я ее просто не понимаю или знаю недостаточно хорошо, хотя мне довелось прочитать несколько книг Мураками.

Но эта книга Мураками в целом мне была интересна. Русское издание включает в себя сразу оба тома «Джазовых портретов». Думаю, книгу стоит почитать всем, кто любит джаз или хочет начать своё знакомство с джазовой классикой и историей джазовой музыки. Я уже давно не мыслю свою жизнь без джаза, регулярно слушаю эту музыку уже более шести десятков лет, хотя в последнее время вместо винила чаще обращаюсь к YouTube.

Мне повезло начать знакомство с американским джазом (а настоящая культура классического джаза произрастает в Америке, хотя интересные джазовые музыканты есть и в других странах) еще в 1955 году благодаря англоязычной редакции «Голоса Америки». Мой отец любил джаз, каждый вечер он слушал на коротких волнах передачи Виллиса Коновера радиостанции Voice of America. Так с детских лет я годами слушал эти передачи, по вечерам звучавшие у нас дома. Поэтому джазовые портреты Харуки Мураками оказались для меня вовсе не беспредметным чтением, а возвращением к знакомым именам и музыкальным образам. И хотя Мураками пишет преимущественно о джазовых пластинках, о лучших альбомах, а вовсе не о радиопередачах такого выдающегося «посла джаза», каким был Виллис Коновер, чтение было весьма интересным и содержательным.

Оказывается, у Харуки Мураками в рабочем кабинете имеется громадная коллекция из 40 000 джазовых пластинок. Такое количество альбомов мне даже вообразить трудно. Так что его эссе о 55 исполнителях и виниловых дисках из собрания Мураками представляет собой всего лишь скромный сборник личностных лирических миниатюр, весьма краткий путеводитель по обширному морю джаза, хотя и совсем несовременный. Автор предлагает читателю прочитать его мнение о Чете Бейкере, Бенни Гудмене, Чарли Паркере, Фэтсе Уоллере, Элле Фицджеральд, Луи Армстронге, Дюке Эллингтоне, Глене Миллере, Джанго Рейнхарде, Фрэнке Синатре, Билли Холидей, Чарльзе Мингусе, Билле Эвансе, Декстере Гордоне, Джерри Маллигане, Майлсе Дэйвисе и других.

Эти художественные эссе вовсе не рецензии, но выражают субъективную точку зрения неравнодушного автора, внимательно прослушавшего огромное множество альбомов не только каждого из этих джазменов, но и его коллег. Каждое эссе сопровождается краткой биографической справкой и фотографией конверта рекомендуемого Харуки Мураками альбома. Также эссе украшают иллюстрации художника Макото Вадо, хотя у меня эти цветные иллюстрации особого восторга не вызвали (может быть из-за неважного качества цветной печати?). Кстати, вступление и заключение к книге написал именно художник Макото Вадо, иллюстрировавший оба тома книги Мураками. А в самой середине книги сам Мураками написал заключение к первому тому и вступление ко второму, где объясняет, что старт этой книге был положен именно иллюстрациями Макото Вадо, к которым писатель лишь добавил свои тексты.

Книга не велика по объему. Но читатель наверняка не захочет ограничиваться чтением мнения японского писателя о музыке знаменитых джазменов, но пожелает прослушать рекомендованные композиции. Благо в интернете сегодня можно найти аудиозаписи, а нередко и видеозаписи многих легенд джаза. Поэтому чтение этого небольшого путеводителя и параллельное ознакомление с музыкой может растянуться на месяцы, превратившись в настоящее мультимедийное приключение, знакомящее с историей джаза. Интересно ведь сравнить, по душе ли вам те вещи из предложенных альбомов, которые считает лучшими Мураками.

Харуки Мураками. Джазовые портреты: Эссе (Portraits in Jazz). / Перевод с яп. И. Логачев.  — М.: Эксмо, 2005. — 240 с. — Тираж 10000. — Твердый переплет. — (Серия: Мастера современной прозы)
александр петроченков

«Лето» (2018)

Картинки по запросу лето фильм
Этот фильм Кирилла Серебренникова мало похож на его предыдущий фильм «Ученик» (2016). Это фильм, создающий настроение и порождающий почти физически ощутимую саднящую ностальгию по тем годам — конца 70-х и начала 80-х. По некоторым деталям видно, что Кирилл Серебренников не жил в Питере той эпохи, но все же он удивительно детально и точно воссоздал тогдашнюю атмосферу. Все эти разрушающиеся улицы бывшей столицы империи, коммунальные квартиры с дореволюционной лепниной, а главное — очарование молодости, полуподпольный дух протестной молодежной культуры, ищущей выхода из герметичного гэбэшного совка, все это сделано точно и убедительно.

Отчасти, фильм  и о моей жизни. С некоторыми персонажами этого фильма мне тогда доводилось общаться — с БГ и Артемом Троицким. В коротеньком эпизоде на 42:20 минуте на мгновение на экране появляется Сева Новгородцев, пьющий кофе из элегантной фарфоровой чашечки.

Картинки по запросу Всеволод Левенштейн
Сева Новгородцев

Под всем известным псевдонимом «Сева Новгородцев» на Русской службе Би-би-си в Лондоне работал бывший питерский саксофонист Всеволод Левенштейн. В 1978 году гэбуха выперла меня из вуза, чем я был тогда так разозлен, что в отместку (сдуру, конечно) начал налаживать каналы связи с Би-би-си и «Голосом Америки» через моих зарубежных друзей. Мои анонимные тексты о Катыни, о Смоленске и о музыкальных событиях в Питере, Ярославле и Риге читали на этих радиостанциях; в том числе их читал и легендарный радиоведущий Сева Новгородцев «город Лондан Би-бя-си!»

Но Майка Науменко и Виктора Цоя я лично не знал, а именно они главные герои этого фильма. Собственно, в фильме изображен вымышленный (я полагаю) любовный треугольник Майка Науменко, его жены Натальи Науменко и Виктора Цоя, где у Виктора и Натальи отношения вполне целомудренно-платонические. Благодаря дружбе с Сергеем Курехиным, у которого в ту пору я обычно останавливался, приезжая в Ленинград, я сразу окунулся в питерскую культурную тусовку. Сергей водил меня по разным злачным местам, выставкам, театрам, репетициям, концертам, где собирались музыканты, художники, артисты. Вместе с ним мы не раз бывали в гостях у теоретика новой авангардной импровизационной музыки, автора труда «Черная музыка, белая свобода» и издателя самиздатского журнала «Квадрат» Ефима Барбана. Бывали в кафе «Сайгон», встречались с Митьками, а также со многими известными джазистами и музыкантами, например, с Игорем Бутманом еще до его отъезда в США. Увы, в Ленинградском рок-клубе, показанном в фильме, мне нечасто доводилось бывать. Гораздо чаще я бывал в КСМ (Клуб современной музыки) в ДК им. Ленсовета, которым руководил мой друг Александр Кан, ныне корреспондент Би-би-си. Там собирались самые интересные музыканты того времени, не только питерские, но и из других мест.

Лето!
Сегодня сейшен в Ленсовета.
Там будет то, и будет это.
А не сходить ли мне туда?
Лето!
Все хулиганы при кастетах,
У них, наверное, вендетта,
Но впрочем это ерунда... Да-да-да...

Это отрывок из песни «Лето», написанной Майком Науменко для Виктора Цоя и его группы «Гарин и гиперболоид». Мне образ Виктора в фильме показался неубедительным и недостаточно глубоко проработанным. Пожалуй, он не объясняет дальнейшего массового обожествления фанатами лидера группы «Кино». В Смоленске на древней крепостной стене в центре города долго красовалась крупная надпись, как и на Арбате в центре Москвы: «Цой жив!» Только недавно, через четверть века после его гибели, эти надписи были удалены властями. Но в фильме Цой остается бледной тенью Майка.

А вот атмосфера на концертах в Ленинградском рок-клубе показана в фильме довольно точно: там, как и в КСМ, неизменно торчали комсомольские активисты и гэбэшники, наблюдавшие за репертуаром, а также за поведением публики и музыкантов. Среди музыкантов было четкая протестная установка показывать фигу в кармане Степаниде Власьевне, то есть советской власти. Творческие люди были сурово ограничены этой властью: Бродский и Довлатов считались тунеядцами, многие, чтобы не сотрудничать с режимом, трудились в самых непрестижных местах, на должностях вроде сторожей и кочегаров (Наталья Науменко в фильме работает в кочегарке). Выставки художников милиционеры закрывали и грубо разгоняли — даже бульдозерами. Книги запрещали и изымали, а за самиздат наказывали. Музыканты не имели возможности играть, выступать публично и ездить с гастролями. Только в конце 80-х, после некоторой либерализации коммунистического режима, это стало немного проще. А в конце 70-х и в начале 80-х музыканты часто обсуждали, как им записать свои произведения и выпустить записи за рубежом. Это весьма точно и убедительно показано в фильме «Лето».

Вот тут-то пригодились мои каналы связи с заграницей. Полагаю, показанную в фильме студию звукозаписи использовали не только Цой и Науменко, но также Курехин, Гребенщиков и другие музыканты. В этой студии делали магнитофонные записи, но в Советском Союзе распространять записи рок-музыкантов можно было только в подпольном магнитиздате. Грамзапись на виниле сделать было совершенно невозможно — этот метод тиражирования считался серьезным идеологическим оружием, который монопольно контролировала партия. Поэтому, когда в Лондоне появилась независимая частная фирма грамзаписи Leo Records Алексея Леонидова, возник соблазн выпустить там записи наших музыкантов. Мне довелось заняться переправкой этих записей в Лондон. Для этого я часто ездил в Питер, а затем кружным путем, через Смоленск, доставлял бобины с магнитной лентой в Москву для переправки за бугор, в Лондон. Однажды мы с Сергеем Курехиным съездили на «Ленфильм», где он отдал мне бобину с магнитной записью, и вскоре в Лондоне вышел его дебютный альбом с довольно пафосным названием The Ways of Freedom.
















Этот альбом стал на Западе настоящей сенсацией: оказалось, что за «железным занавесом» тоже есть жизнь и современная культура! Достаточно подробно наши приключения по нелегальной пересылке записей и изданию первых советских музыкантов за рубежом описал в одной из глав своей книги «Сергей Курехин. Безумная механика русского рока» музыкальный продюсер Александр Кушнир. В западной прессе появилось немало рецензий — от восторженных и удивленных до скептических, типа: «такого не может быть в коммунистическом концлагере». Есть даже фото, где Энди Уорхол снят с первой пластинкой Сергея Курехина, выпущенной Leo Records. Вскоре последовал дуэт Курехина и Гребенщикова и другие записи.

Википедия утверждает, что многие персонажи отнеслись к фильму «Лето» довольно критически. БГ будто бы отверг фильм, а Артемий Троицкий и другие сетовали на искажение исторической правды. У меня не было повода уличать в этом Кирилла Серебренникова, так как мне многие детали не известны, и в питерской тусовке я оказывался только периодически наездами с 1979 по 1984 год. Но в целом фильм мне понравился. Там немало развлекательных моментов, нет претензий на какие-то глубины, но есть безошибочный настрой. И музыка настолько отличная, что фильм впору считать прежде всего музыкальным. Пожалуй, фильм даже похож на длинный, двухчасовой музыкальный клип или мюзикл, в котором звучит множество песен, как отечественных музыкантов, так и некоторых зарубежных: Talking Heads, Игги Поп, Лу Рид, Mott the Hoople. Не случайно в мае 2018 года фильм «Лето» получил приз Каннского кинофестиваля за лучший саундтрек. И скупое художественное черно-белое оформление на протяжении всего фильма с неожиданными цветными вкраплениями и весьма живой графической анимацией, сопровождаемой текстами, мне очень понравилось. Из-за этого фильм я смотрел онлайн часа четыре: постоянно делал остановки, возвращался назад, вчитывался в тексты, заглядывал в Википедию…

Режиссер Кирилл Серебренников снимал фильм «Лето» летом 2017 года, но в августе его арестовали и он остается под домашним арестом. Заканчивали съемки фильма его коллеги, а он, находясь под следствием и арестом, монтировал фильм дома на компьютере без выхода в интернет.

Рекомендую посмотреть это кино про «Кино».

Смотреть фильм: https://kadu.ru/video/837608-Leto-Film

https://ru.wikipedia.org/wiki/Лето_(фильм,_2018)
александр петроченков

Агриппа Неттесгеймский. Речь о достоинстве и превосходстве женского пола

Автор этой небольшой работы с удивительным названием Агриппа Неттесгеймский. В Германии его называют просто Agrippa. Это имя он взял в честь основателя своего родного города Кёльна.

В 15 года н. э. в укреплённом селении на Рейне, окружённом дремучими германскими лесами, в семье римского полководца Германика рождается Агриппина, которая считается матерью-основательницей города Кёльна. Став женой римского императора Клавдия и вместе с тем императрицей (а позже матерью императора Нерона), она склоняет мужа дать её родному городу статус колонии, официально ставящий его в ранг имперских городов и вводящий римское право. В 50 году город получает этот статус и называется с тех пор «Колония Клавдия и Алтарь агриппинцев» (лат. Colonia Claudia Ara Agrippinensium). Сокращённо город называли Колония Агриппины (лат. Colonia Agrippinensis). К Средневековью от длинного названия осталось только «Колония», на местном простонародном языке — Кёльн.
Настоящее имя Агриппы было Генрих Корнелиус Неттесгеймский (Heinrich Cornelius von Nettesheim). Он родился 14 сентября 1486 в Кёльне, в Священной Римской Империи, а умер 18 февраля 1535 в Гренобле, во Франции. Он известен как немецкий гуманист, врач, алхимик, натурфилософ, оккультист, астролог и адвокат.

Основной труд Агриппы — «Тайная [оккультная] философия» (1510, изд. 1531—1533). Это сочинение из трёх частей, последовательных описаний трёх видов магии: натуральной (natural magic), небесной и церемониальной, — отчасти этот труд стал причиной прозвания Агриппы «чернокнижником», «колдуном» и «магом». Агриппа вёл жизнь, полную приключений, скитаясь в поисках обеспеченного положения и щедрого покровителя по разным городам и университетам Италии, Франции, Германии, Фландрии и Англии, будучи попеременно военным, профессором, юристом, практикующим врачом (без соответствующего диплома), историографом и т. д. Он обладал пытливостью и независимостью мысли и боролся против фанатизма и схоластических предрассудков. Однако держался особняком и не стал определённо на сторону гуманизма или Реформации.

Эта небольшая книга — во всех смыслах уникальный трактат, написанный более пятисот лет назад. Книга впервые была издана в Кёльне в 1509 году, а затем выдержала несколько прижизненных переизданий с поправками автора в разных европейских городах.

Возможно ли предположить, чтобы в начале XVI века кто-то взялся всерьез — тщательно выстраивая аргументацию, опираясь на логику, цитируя исторические тексты и призывая на помощь Библию, апеллируя к философам и поэтам древности — отстаивать возмутительный тезис о превосходстве женщин над мужчинами? Мол мужчина изначально ниже женщины и ближе к животным, так как Господь создал Адама раньше Евы, и изготовил его из земли, а женщина стала самым последним созданием Господа и возникла не из праха, а из более высокой субстанции — из ребра Адама.

Агриппа приводит также множество других доказательств высокого достоинства и превосходства женского пола над мужским. Это даже в наше время кому-то может показаться оскорбительным и унижающим нежное мужское достоинство, которое традиционно, благодаря физической силе мужчин, веками считалось незыблемым и гораздо более высоким. И это в Европе, в так называемых развитых странах, где женщины сравнительно недавно формально получили равные политические права с мужчинами, хотя в быту гендерное неравенство еще далеко не преодолено. А в других частях мира, культурах и религиях женщина остается существом второстепенным, подчиненным мужчине. Зачастую роль женщин в семье и обществе все еще близка к положению домашнего скота.

Агриппа Неттесгеймский, знаменитый богослов, мистик, алхимик, гуманист и натурфилософ, более пятисот лет назад написал именно такой удивительный трактат. Церковь немедленно встретила это сочинение в штыки, и ему пришлось покинуть Кёльн и скрыться во Франции, а потом в Англии. Позже он вернулся, так как у известного врача были высокопоставленные покровители. Но эта защита была зыбкой и не всегда надежной.

Агриппа был человеком, чьи главные философские труды о магии и колдовстве были внесены католической церковью в «Индекс запрещенных книг». А его краткая, но великолепная «Речь о достоинстве и превосходстве женского пола», оказалась глубоким, аргументированным, удивительно смелым и дерзким сочинением. В принципе этот текст можно понимать, как объяснение автора в любви ко всем женщинам. Но религиозная нетерпимость к любой ереси в те времена была такова, что автор за такие взгляды вполне мог быть подвергнут инквизиции, отравлен или убит подосланными убийцами. С инквизицией Агриппа конфликтовал, когда спас от казни на костре одну «ведьму», доказав инквизиторам слабость их доказательств, — против него затаили злобу. Врагов он вообще приобретал легко и всюду. Вот почему остается удивляться, что ему в конце жизни удалось укрыться в Гренобле, где он умер своей смертью.

Агриппа завершает свое сочинение словами: «Итак, если некто более пытливый, чем я, найдет пропущенный нами веский аргумент, годный для дополнения нашего труда, я буду рад: ибо этот некто вовсе не уличает меня, а помогает мне, и своими дарованиями и ученостью делает наш хороший труд еще лучше. А чтобы не позволить сему сочинению разрастись до огромного фолианта, здесь и положим ему конец».

Скачать можно здесь: http://www.klex.ru/caq

Агриппа Неттесгеймский. Речь о достоинстве и превосходстве женского пола. — М, Эннеагон Пресс, 2010. — 64 с.
александр петроченков

Козлиная йога — растущий бизнес

Козы не глупы. Они не гадят и даже не воняют. На самом деле они умные, дружелюбные, мягкие и приятные.

Занятия йогой с участием коз и козлят становится модным в некоторых штатах США. В Орегоне, Нью-Гемпшире, Мичигане и других. Популярность таких занятий йогой в компании с козами неуклонно растет. Люди готовы платить по $35 за занятие йогой в амбаре на ферме с козами.

Те, кто уже попробовал, утверждают, что это удивительно расслабляет, когда пара маленьких животных прыгает на спину, пока вы пытаетесь сохранить трудную позу йоги. Копыта козлят выполняют полезный массаж, особенно когда они стараются сохранить равновесие. Это заставляет людей хихикать и смеяться, что, безусловно, отвлекает разум от йоги.

«Я никогда не жила в таком месте, где могла бы завести коз», — говорит владелец Лейни Моррис. — но хотела этого всю свою жизнь».

В первый год своего бизнеса, в 2016 году, Моррис получила доход в размере 160 000 долларов. На следующий год она удвоила эту сумму, и ее бизнес, наконец, оказался прибыльным. Перемещение бухгалтерии бизнеса из «красного сторно» в черные цифры заняло больше времени, чем ожидала 46-летняя Лейни Моррис, почти случайно ставшая предпринимателем.

«Я просто не думала, что расходы будут шестизначными», — говорит она. Идея соединить йогу и коз возникла тогда, когда произошла, как это называет Моррис, «серия мгновенных просветлений», последовавшая за некоторыми неприятностями. Она развелась, а затем ей поставили диагноз аутоиммунного заболевания. «Я была очень подавлена», — говорит она.

Друзья Морриса выяснили, что козы снимают стресс. Один ее гость был инструктором по йоге. «Мы занимаемся в поле с красивым с видом на горы, а все козы стоят вокруг нас», — говорит она. Друг подсказал ей, что у них класс йоги должен быть в этом месте.

Моррис ответила: «Хорошо, но козы должны будут забираться на людей». Реакция друга? «Круто!»

Лайни Моррис работала в маркетинге, поэтому она использовала свои навыки в области PR и сделала несколько фотографий этого первого класса козлиной йоги и отправила их в журнал Modern Farmer.

«Через несколько минут они связались со мной и сказали: «Мы должны рассказать об этом». Репортаж вышел и кардинально изменил всю ее жизнь. «Вы никогда не знаете, что произойдет, когда что-то становится вирусным, это похоже на американские горки, несущиеся со скоростью 100 миль в час, а вы не можете сойти».

К тому моменту, когда Моррис закончила подготовку к работе и запустила свой бизнес, «у меня было более 2300 человек в списке ожидания». Она начала записывать в классы на Facebook, и «поняла, что не справлюсь с 400 человек на моей ферме, которые появятся для занятия козлиной йогой». Вскоре она придумала платформу для регистрации, чтобы навести порядок в этом процессе.

Моррис нашла утешение на ферме: «Я выходила каждый день и проводила время с моими козами». Она окрестила это особое время "Goat Happy Hour" («Счастливый час козла»), и начала приглашать людей.

Бизнес рос настолько быстро, что Моррис вскоре оставила свою работу в маркетинге. Оставить работу с надежной зарплатой и медицинскими пособиями было страшно.

Тем не менее, друг одолжил Моррис 75 000 долларов, чтобы запустить ее бизнес и покрыть некоторые счета. «Я полагала, мне потребуется около 50 000 долларов на расходы», — говорит она. — «А на самом деле оказалось втрое больше».

Моррис признает, что потратила слишком много денег, пытаясь зарегистрировать торговую марку "Goat Yoga" («Козлиная Йога»). Ее заявление неоднократно отвергали. «Мне сказали, что такое название слишком общее», объясняет она.

Она расстроилась, так как другие, называя себя «козлиной йогой», уже появились по всей стране. Но она считает их цирковыми номерами в сравнении с опытом фермы, который она предлагает. «Меня часто атакуют животные активисты, потому что они меня с кем-то путают, думая, будто я связана с другими людьми».

Моррис изменила название своей компании на Original Goat Yoga («Оригинальная козлиная йога»), и ей удалось зарегистрировать логотип, который она сама создала, где изображена коза в позе лотоса. «У меня есть полная линейка товаров», — говорит она.

Были и другие большие расходы, например, она потратила тысячи долларов на палатки для занятий на улице в ненастную погоду. Палатки разрушает ветер во время бури. Ей пришлось купить специальные коврики для клиентов, потому что козы съедали коврики для йоги, которые люди приносили сами.

Потом возникла необходимость в страховании, потому что, несмотря на то, что ни одна из ее коз никогда не нападала на кого-либо, она знала, что должна защитить себя. «Понадобилось много времени, чтобы найти страхование ответственности», — говорит она. «Мне шесть раз отказали», пока кто-то наконец согласился покрыть ее риски примерно за 1200 долларов в год.

Теперь люди приезжают из Японии и Австралии на занятия к Моррис, чтобы увидеть ее коз. Моррис приобрела карликовых нигерийских коз. Это миниатюрные животные, вес которых достигает максимум 30-40 фунтов (15-20 кг). Иногда она соблазняет самых молодых коз, чтобы их привлечь, кладя лакомства на спину или живот клиента. А когда козы становятся слишком большими, чтобы прыгать, они просто рыскают вокруг клиентов или сидят рядом. Что касается содержания: «Собаки намного дороже коз».

Занятия теперь проводятся в трех местах в штате Орегон, и Моррис привлекла партнеров, которые предоставляют имущество своих ферм и коз. Обычно она ограничивает число людей в классе до 30, чтобы сохранить хорошее соотношение «человек-коза». Она также зарабатывает деньги на лицензировании имени и логотипа Original Goat Yoga для ферм в четырех других штатах, включая Нью-Йорк. Права на запуск классов в этих новых местах уже проданы.

Ученые штата Орегон исследуют с ней взаимодействие коз и человека, а штат Мичиган начал предлагать занятия йогой с козами в рамках своей программы городских фермерских хозяйств. Моррис сделала корпоративные мероприятия для Nike и Kaiser Permanente, и она ищет недвижимость, чтобы открыть Goat-el («Козлиный отель»), где люди могут останавливаться, чтобы получить более полный опыт общения с козами.

Lainey Morris больше всего любит проводить время с своими козами. Ей нравится, когда она видит, какими счастливыми они делают других людей.

«Я помню, пришла одна леди и рассказала: «Я почти не приходила, так как купила билеты некоторое время назад, а у моего мужа был диагностирован рак. Я должна была его опекать, и мне было очень тяжело». Поэтому женщина собиралась отменить сессию козлиной йоги, но ее дочь уговорила не делать этого. «Это было лучшее решение, которое могло быть: я первый раз улыбалась за несколько месяцев», — сказала она Моррис. Вспоминая эту историю, Лайни Моррис останавливается на мгновение. «Это было сильно».

Источник и больше фотографий

александр петроченков

Вильям Похлёбкин. Великий псевдоним

Вильям Васильевич Похлёбкин — советский и российский историк-скандинавист, геральдист. Он был специалистом по истории международных отношений, а широким массам читателей знаком главным образом немалым количеством книг по кулинарии, кухне разных народов и о продуктах питания. Он был, пожалуй, крупнейшим знатоком русской кулинарии. Столь разнообразные энциклопедические знания подсказывали Похлебкину совершенно неожиданные темы: и коммунисты, и демократы с удовольствием читали его книгу «Великий псевдоним» о том, как случилось, что И.В. Джугашвили избрал себе партийный псевдоним «Сталин».
Да, эта книга, стремящаяся к объективному освещению, посвящена Иосифу Сталину. Точнее, псевдониму, которым долгие годы пользовался грузин Иосиф Джугашвили. Похлебкин обнаруживает, что Джугашвили еще подростком-семинаристом пользовался разными псевдонимами, публикуя в грузинской периодике свои юношеские стихи. Всего Похлебкин насчитал, изучая биографию Сталина, не менее 32 псевдонимов, самыми известными из которых стали Сосо, Коба и Сталин. У Ленина было более 140 псевдонимов, а у Сталина удалось обнаружить намного меньше, так как источники недоступны. Много до сих пор засекречено.
Биографию Сталина, сообщает Похлебкин, изучать было чрезвычайно сложно: при жизни Сталина его биография никем официально не изучалась, это было категорически запрещено самим Сталиным. Подготовка его Полного собрания сочинений фактически приостановилась еще в 1947 году на 13 томе, так как Сталин запретил расшифровывать псевдонимы других партийцев, с которыми он вел переписку, видимо не желая, чтобы выяснилось, что в его окружении были преимущественно евреи, считает Похлебкин. Сталин наложил табу и на изучение собственной биографии, в которой осталось немало белых пятен, включая подлинную дату рождения: 6 декабря 1878 года или 9 декабря (21 декабря по новому стилю) 1879 года, которая отмечалась официально, хотя в своих анкетах до 1920 года Сталин почему-то указывал 1878 год.
На псевдоним «Сталин» переход произошел с начала 1913 года, а создан он был в 1912 году. Этот псевдоним, по мнению Похлебкина, стал важной вехой в биографии партийного вождя, так как звучал серьезно, солидно и кратко – всего два энергичных, но спокойных слога, а по смыслу псевдоним подчеркивал желанные черты имиджа (хотя тогда еще этого слова не существовало) – прочность и гибкость, стремление неуклонно добиваться своей цели, как у боевого клинка. Похлебкин связывает возникновение этого псевдонима с числовой магией, к которой якобы был склонен Сталин. В 1912 году ему исполнилось 33 года (магическое число), а затем он все события якобы мистически планировал и осуществлял, приурочивая даты к пятилеткам. По Похлебкину получается, что революцию 1917 года Сталин четко запланировал в 1912 и осуществил в 1917 году, как и многие другие события, кратные пятилеткам. В 1937 году Сталин уничтожил всех своих врагов, а в 1942 одержал решающую победу в Сталинграде.
Описанию сталинской нумерологии (магики цифр), явно высосанной из пальца и весьма неубедительной, Похлебкин уделяет непомерно много внимания, выдавая это за свое оригинальное открытие. Хотя, как выясняется, ко многим подлинным документам Сталина, даже будучи профессиональным историком, Похлебкин допущен не был. При Сталине документы были гротесково-хвалебными и безнадежно фальшивыми, но и после смерти Сталина, ИМЛС после ХХ съезда КПСС, изобличившего Сталина в серьезных преступлениях культа личности, был превращен в ИМЛ и доступ к сталинским документам был закрыт, а заказные пропагандисты писали исследования, изобличавшие Сталина в преступлениях по указанию Никиты Хрущева. После перестройки, в начале 1990-х, многие документы ИМЛ якобы были уничтожены, а часть продана иностранцам за твердую валюту. Поэтому в книге Похлебкина фактически нет никаких научных открытий со ссылками на подлинные исторические источники.
Пожалуй, единственным любопытным и почти анекдотическим достижением книги Похлебкина стало открытие происхождения псевдонима «Сталин», звучащее интригующе и довольно правдоподобно.
В 1889 году в Тифлисе вышло очередное издание поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» (а в подлиннике «Барсова кожа»), которую Сталин очень любил, знал наизусть и часто цитировал. До революции и в советское время эта поэма многократно издавалась в разных переводах, входила в школьную программу даже в русской школе, о ней писали справочники и энциклопедии, а в 1937 году, когда отмечали юбилей Руставели, было выпущено подробное библиографическое описание этого произведения и устроена выставка, на которой показали все издания. Кроме одного – того самого издания 1889 года, которое наверняка хорошо знал юный семинарист  Сосо Джугашвили. Как сумел выяснить Похлебкин, перевод и примечания того издания выполнил известный в те годы журналист и издатель Е.С. Сталинский. Он происходил, видимо, из обрусевших поляков-шляхтичей, которые своих незаконнорождённых детей зачастую нарекали сокращенными фамилиями. Возможно, дворянская фамилия папаши-шляхтича была Кристалинский или какая-то подобная, после усечения дававшая остаток Сталинский.
Очевидно, чтобы пресечь всякие спекуляции и кривотолки, бросающие тень на его важный партийный псевдоним, которым он дорожил больше, чем подлинной фамилией, Сталин «спрятал» даже малейшее упоминание этого издания из всех официальных источников. Хотя такие тонкости никого особенно не интересовали, да и злословить на такую тему, как все прекрасно понимали, в те времена было вредно для здоровья. Тем не менее, как показывает на этом примере Похлебкин, Сталин был чрезвычайно скрытной персоной, умел прятать свои мысли и скрывать подлинные мотивы поведения.
Похлебкин выступает в своей книге, как верный сталинист. Он даже не пытается написать подлинную биографию Сталина, ему она неведома, хоть и утверждает в конце книги, что про Сталина теперь все известно. Но всякие события биографии вождя, которые считаются достижениями Сталина, Похлебкин решительно приписывает лично ему, его уму, прозорливости, личности или характеру, а все негативные явления – внешним факторам или другим персонам. Так все окружение Сталина состояло из малограмотных придурков, которые были недостойны находиться с ним рядом, совершенно не понимали масштабов гениальности Сталина, и никак не годились на роль преемников после его смерти. Вот, например, что Похлебкин пишет о Л.И. Брежневе:
«Достаточно сказать, что именно в 1952 г. в Президиум ЦК и в Центральный Комитет были избраны такие мелкие люди, как Брежнев, Подгорный, Шелест, Полянский, прежде не игравшие никакой роли ни в организационном и тактическом строительстве партии, ни тем более в укреплении ее идеологии. Известно, например, что Брежнев никаких книг, даже художественной литературы, никогда не читал, о чем вполне документально сообщает А.А. Громыко в своих мемуарах.
Громыко рекомендовал Брежневу прочесть книгу о жизни Леонардо да Винчи, затем прямо всучил эту книгу Леониду Ильичу. Тот взял, но через две недели вернул, сказав:  – Книгу я не прочел. Да и вообще – отвык читать. Вся соль этого сообщения в том, что Л.Б. вообще никогда и не привыкал к чтению!
… называя таких людей, как Брежнев коммунистами, мы клевещем на коммунизм, искажаем это понятие».
О других «товарищах» Похлебкин отзывает столь же нелестно. Только за одним исключением: Ленин у него почти памятник, который со Сталиным были два сапога пара. И хотя Сталин играл малозаметную роль в революции (особенно в сравнении с Львом Троцким), Похлебкин все вывернул наизнанку, превратив Троцкого в мелкобуржуазного карьериста, который крутился в революции ради своей шкурной выгоды. А Сталин под пером Похлебкина превратился в этакого грузинского интеллектуала, хотя многие считали его малограмотным грузином, не владевши даже русским языком. До революции Сталин по партийным делам выезжал  в Финляндию, Швецию, Данию, Германию, Польшу, Австро-Венгрию, Англию. А из азиатских стран наиболее хорошо был знаком с положением в Турции и Персии, был в Тегеране, проехав через весь Иранский Азербайджан. Неплохо владел иностранными языками: латынью, древнегреческим, церковно-славянским, русским, немецким, фарси (персидским), армянским и немного французским. Он ведь еще что-то и о языкознания успел поведать миру. Как поется в песне Юза Алешковского, которую часто исполнял Владимир Высоцкий:
Товарищ Сталин, вы большой учёный —
В языкознаньи знаете вы толк;
А я простой советский заключённый,
И мне товарищ — серый брянский волк.
Ну а в культе личности, согласно Похлебкину, Сталин не был виноват совершенно. Во всем виноват тупой и ленивый русский народ. Цитирую:
«Вместе с тем подспудное убеждение в «мудром сталинском руководстве» присутствовало у всех т.н. советских людей, независимо от уровня их образования, социального положения и общественного статуса, а отсюда и проистекало уважение к Сталину, и молчаливое согласие даже с самыми нелепыми проявлениями культа, на который, в то же время, серьезно не обращали внимания, считая это просто каким-то принятым незаметно «новым обрядом».
Здесь, разумеется, играли роль психологические особенности русского народа, формировавшиеся веками: привычка к почитанию монарха, или того, кто его заменял конкретно в народном сознании и представлениях;
привычка к искусственной, фальшивой обрядности, как к чему-то официально неизбежному, но в общем-то терпимому, общепринятому, в чем русский народ убедила за тысячелетие православная церковь;
и наконец, – но не в последнюю очередь по значению, – привычка, поддаваться на людях общему чувству единения, бурно выражать свои симпатии к правителям или к знаменитым артистам, героям и т.п., являвшимся собственной персоной перед народом. Отсюда и неподдельные, подлинные бурные аплодисменты и неумолчные, длившиеся по четверть часа овации, которые стихийно овладевали массой, увидевшей вождя вблизи, слышавшей его голос и приобщавшейся тем самым «к государственности».
Откровенно говоря, можно сожалеть о времени, потерянном на чтение этой нелепой и глупой книжонки. О Сталине я узнал мало подлинного и точного, зато познакомился с дремучими марксистскими заблуждениями престарелого Вильяма Похлебкина. Через несколько лет после написания им этой книги его труп нашли в его квартире в Подольске. Будто бы то были грабители, но что ценного можно найти в квартире ученого и писателя кулинарных книг? Так что в интернете можно найти версии убийства писателя некими сталинистами или силовиками, якобы недовольными некоторыми разоблачительными деталями биографии любимого вождя.
Вот, например, одна из версий политического убийства: «Жизнь и гибель Вильяма Похлёбкина» https://chudesamag.ru/taynyi-i-prestupleniya/zhizn-i-gibel-vilyama-pohlyobkina.html
Вильям Похлёбкин. Великий псевдоним. — М.: Юдит, 1996. — 160 с. — Тираж 10000. — Мягкая обложка.
александр петроченков

Strong Beef -- превосходная вяленая говядина к пиву

В пивбаре Craft Republic познакомился с генеральным директором небольшой компании, которая находится где-то возле метро "Автозаводская" и занимается производством вяленой говядины. Мы разговорились, и я попробовал вяленой говядины из пакетика.

Признаюсь, мне очень понравилось. Отличная закуска к пиву, не жирная, богатая белками и отлично насыщающая. А главное – вкусная. Сделано добротно: нет никаких жил и связок, нет жира, нет ничего постороннего. Только чистое сухое мясо с приправами.

Приготовили эту вяленую говядину из бразильского мяса, так как, оказывается, в России нет подходящей по качеству говядины. Российская говядина, даже приобретаемая на дорогом столичном рынке, бывает накачана посторонней жидкостью. Из такого мяса качественная вяленая говядина не получится. При покупке у фермеров мясо хорошее, но его слишком мало: не могут фермеры обеспечить необходимый объем поставок. У российских пород коров, после удаления из туши всего ненужного, остается всего лишь около 200 кг чистого хорошего мяса, годного для переработки. А у коров из Латинской Америки хорошего мяса вдвое больше. Вот почему приходится закупать говяжьи туши так далеко – в Аргентине, Уругвае и Бразилии.

Найти эту вяленую говядину теперь можно в московских пивных барах, пабах и пивных. Там пакет такой сухой говядины стоит около 250 руб. Но в компании Мирбир Москва, поставляющей все необходимое для пива, вяленая говядина Strong Beef продается по 200 руб.

Рекомендую обратить внимание на этот новый продукт и попробовать его. Наверняка вяленая говядина многим придется по вкусу. Это, повторю, отличная закуска к пиву.

Сайт Strong Beef: http://strongbeef.ru/

александр петроченков

Нассим Николас Талеб. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости



Нассим Николас Талеб родился в 1960 году в Ливане. Основная сфера его научных интересов — изучение влияния случайных и непредсказуемых событий на мировую экономику и биржевую торговлю, а также механизмы торговли производными финансовыми инструментами. В последнее время он преимущественно литературный эссеист, философ, эпистемолог, эрудит, исследователь. Можно даже добавить, что он православный христианин, хотя в его книге нет и следа религиозного догматизма, зато много блестящей иронии и интеллектуального юмора.

Талеб покинул Ливан, когда в 1975 году разразилась гражданская война, и окончив лучшую американскую Бизнес школу Уортон (The Wharton School of the University of Pennsylvania), получил степень MBA и стал специалистом по финансам. Талеб занимал руководящие посты в брокерских фирмах Лондона и Нью-Йорка. У него была долгая и успешная карьера на Уолл-стрит, он стал трейдером и биржевым аналитиком.

Затем он резко повернул карьеру в область эпистемологии случайности событий, сконцентрировавшись на проекте картирования. Называя себя «эмпирическим скептиком», он полагает, что учёные, экономисты, историки, политики, бизнесмены и финансисты переоценивают возможности рациональных толкований статистики и недооценивают влияние необъяснимой случайности в этой статистике. В книге он размышляет о том, как нам жить и действовать в мире, который мы не понимаем, как вступить в борьбу со случайностью и неизведанностью, которая включает в себя его теорию «Чёрного лебедя» о непредвиденных и редких событиях. По его мнению, люди не замечают этих сокрушительных событий, считая мир систематизированной, понятной и логичной структурой.

Всемирную известность Нассиму Талебу принесла его выдающаяся книга «Черный Лебедь», в которой собраны размышления о жизни, о мудрости и том, как найти своё место в жизни. Книга вышла в 2006 году. Самое удивительное, что в «Чёрном Лебеде» Талеб пророчески предсказал грядущий мировой финансовый кризис. Во всяком случае именно так были восприняты его слова: «Мы никогда раньше не жили под угрозой глобального коллапса. Финансовые учреждения сливаются во всё меньшее число очень больших банков. Все банки взаимосвязаны. Финансовая биосфера поедается гигантскими, кровосмесительными, бюрократическими банками, и когда один из них упадёт, упадут все. Увеличивающаяся концентрация капитала в банковской среде кажется делающей финансовые кризисы менее вероятными, но когда они всё же случаются, они становятся более глобальными и наносят по нам более сильный удар.»

Как сообщается, Талеб заработал несколько миллионов долларов во время финансового кризиса в 2007—2008 годах, используя статистические методы. По словам мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, теория Талеба «Чёрный лебедь» помогла инвесторам заработать полмиллиарда долларов. Книга стала мировым бестселлером и принесла автору известность и популярность. Талеба называют самым выдающимся на данный момент мыслителем в мире.

Литературный метод Талеба довольно хаотичен. Жанр его книги представляет собой смесь философской сказки с описательной беллетристикой, философскими отступлениями о великих мыслителях, нередко с автобиографичными зарисовками. Все это, благодаря скепсису и шутливой интонации, светится научной эрудицией, пронизано интересными интеллектуальными экзерсисами и ремарками, а главное — насыщено необычными идеями, далекими от скучной повседневности.

С точки зрения автора практически все значимые научные открытия, исторические и политические события, достижения искусства и культуры — это Чёрные лебеди. Примерами Чёрных лебедей являются развитие и внедрение интернета, Первая мировая война, развал Советского Союза и атака террористов 11 сентября. Талеб также отмечает, что человечество неспособно успешно прогнозировать своё будущее, а необоснованная уверенность в своих знаниях опережает сами знания и порождает феномен «сверхуверенности». Талеб описывает несколько типов заблуждений, приводящих к излишней уверенности в способности анализировать будущее: нарративные (запоздалый поиск причины произошедшего во время его описания), игровые (использование игровых аналогий при моделировании) и ретроспективные (вера в успешное предсказание будущих событий на основании анализа произошедших).

Признаюсь, я не сразу смог осилить книгу «Черный лебедь». Почитав книгу в разных местах, я почему-то решил, что она вполне бессистемна и не содержит четкого стержневого сюжета. Поэтому более года я держал книгу рядом со своей подушкой и эпизодически заглядывал в нее, наслаждаясь блистательными мыслями, вычитанными в отдельных главах. Но однажды мне повезло скачать через торрент аудиоверсию этой книги, выпущенную по инициативе Сбербанка. Наконец-то я смог «прочитать» всю книгу последовательно, прослушивая ее на MP3-плеере во время поездок и неспешных прогулок. Теперь я слушаю ее уже в третий раз, а к печатному изданию книги обращаюсь только для того, чтобы подробнее и не спеша изучить отдельные моменты, плохо воспринимаемые на слух. Иногда что-то приходится дополнять и уточнять в Википедии и других источниках. Но я пришел к выводу, что эту книгу лучше всего именно слушать.

Нассим Талеб где-то отметил, что по натуре он фланёр, то есть любит медленные, очень неторопливые прогулки с умными собеседниками. Вот и аудиокнигу «Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости» можно воспринимать как такую длительную прогулку в беседе с самим Нассимом Талебом.

Нассим Николас Талеб. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable) / Переводчики Виктор Сонькин, А. Бердичевский. — М.: КоЛибри, 2011. — 528 с. — Тираж 4000 экз.

Нассим Николас Талеб. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (аудиокнига MP3 на 2 CD). — СПб.: Азбука-Аттикус, М.: КоЛибри, Альпина Паблишер, 2012.

Книги и записи Нассима Талеба: http://www.koob.pro/nassim_taleb/
александр петроченков

Виктор Ульяненко. Шокирующий Китай. Все, что вы не хотели о нем знать. Руководство к пониманию

1003844844

Хотя книга названа «Шокирующий Китай», я не сказал бы, что меня в ней что-то действительно шокировало до глубины души. Но читать книгу было очень интересно, она весьма познавательна и зачастую содержит удивительные факты. Автор совершенно прав, утверждая, что соседний с Россией Китай для нас «окутан массой домыслов, легенд и предрассудков», так как мы плохо знаем своих соседей.

Многие китайцы, по его словам, не любят иностранцев, считая их глупыми и вредными. Враждебность к иностранцам им внушают китайские сериалы. Они завидуют европейцам, поэтому считают своим долгом обмануть, обвесить, обсчитать, обворовать иностранца, это способ повышения их самооценки. Хотя они обычно неагрессивны и трусоваты. Но многие обладают неприятными чертами — взаимным неуважением, хамскими крестьянскими манерами, общительны до навязчивости и совершенно нетактичны, по европейским понятиям. Одеваются китайцы ужасно, хотя любые тряпки там можно купить очень недорого. Круглый год все они (и мужчины, и женщины) носят шерстяные кальсоны. Китайские женщины в изображении автора книги представляют отталкивающее зрелище. «Если вас привлекают радикально девственные, никогда не знавшие ни эпилятора, ни бритвы кусты, торчащие из подмышек и трусов, а также толстые, грубые и вовсе не шелковистые волосы на голове (на ощупь очень скверные), то тоже ничего страшного. В конце концов, есть же на свете геронтофилы, некрофилы, зоофилы и прочие извращенцы…»

Удивительно, но мы очень мало знаем о Китае. Наверное, просто не хотим знать. Хотя Россия и Поднебесная империя живут рядом друг с другом сотни лет, а миллионы китайцев уже проживают в нашей стране среди нас, представления наши о восточных соседях очень приблизительны и неточны. А вот в Китае при желании можно узнать о России достаточно полно и точно: там издается множество книг о нашей стране, в отличие от России, где представления о Китае часто искажены, отрывочны, а зачастую крайне далеки от истины.

Чем представляется Китай в сознании рядового россиянина? Обычно как нечто среднее между носителем мирового культурного наследия, страной дворцов, пагод, перенаселенных городов и стоэтажных небоскребов. При этом многие уверены, что Китай — это полуторамиллиардное скопище полуголодных кули, день и ночь стряпающих для всего мира ширпотреб плохого качества. Такие представления весьма неточны. Тем и ценна эта книга, что в ней достоверно и убедительно раскрываются разные стороны жизни современных китайцев.

Мне особенно интересно было читать про напитки. Китай славится, как страна чая и фарфора. Но китайцы почти не пьют свой чай из фарфоровых чашек и чайников. Китайцы много говорят о пользе чая для здоровья, что проверено многовековой, если не многотысячелетней культурой употребления этого напитка. Но типичный китаец пьет чай не из фарфора, а из стеклянной баночки с заворачивающейся крышкой из-под джема, которую постоянно носит с собой. Чай в такую баночку кладут один раз в день, а затем постоянно доливают кипятком и шумно сёрбают оттуда кипяток — в количестве около трех литров в день! Скорее всего, именно в этом и состоит секрет оздоровительной пользы такого китайского чая: чем с риском для жизни и здоровья пить сырую воду из сомнительных источников в перенаселенной стране, лучше восхищаться целебными свойствами кипятка, называемого чаем. Гепатит и дизентерию такой чай позволяет надежно избегать.

Китайцы пьют много пива, и производство его быстро растет. По объему производства пива Китай уже вдвое обогнал бывшего лидера — США. Я не в восторге от самого популярного в Китае пива марки «Циндао», хотя автор утверждает, будто пиво в Китае довольно хорошего качества и недорогое. Меня особенно разочаровало крушение бытующего в России мифа, будто пиво китайцев научили варить русские купцы. В этой книге я прочитал, что русский купец Рублевский действительно участвовал в создании такого мифа. В 1900 году он завез в строящийся тогда Харбин сотни немцев, которые и создали там пивзавод. Поэтому китайцы считают своими учителями немецких пивоваров.

Автор этой книги Виктор Ульяненко более двадцати лет профессионально занимается Китаем. Он консультант и автор нескольких книг об этой стране, в которых доходчиво и без особых прикрас рассказывает об обитателях Поднебесной, их характере, привычках и особенностях поведения, психологии. Тем, кто собирается в Китай, весьма полезно обзавестись навыками повседневного общения с нашими дальневосточными соседями и правилами выживания в в этой стране. Книга не только полна полезных сведений, но написана живо и легко. Временами на ее страницах проскальзывает не вполне изысканная литературная лексика, но читать книгу весело и забавно.

Виктор Ульяненко. Шокирующий Китай. Все, что вы не хотели о нем знать. Руководство к пониманию. — СПб.: Вектор, 2012. — 224 с. — Тираж 1500 экз. — Твердый переплет. — (Серия: Особый взгляд: история).

Виктор Ульяненко. Китай: версия 2.0. Разрушение легенды.