Category: общество

александр петроченков

«Самый опасный человек»

На изображении может находиться: 4 человека, текст
«Самый опасный человек» (A Most Wanted Man) — замечательная шпионская драма 2014 года режиссёра Антона Корбейна по сценарию Эндрю Бовелла, основанному на одноимённом романе Джона ле Карре. Фильм посвящён памяти исполнителя главной роли Филипа Сеймура Хоффмана, сыгравшего одну из своих выдающихся ролей в кино. Он скоропостижно скончался от передозировки наркотиков в феврале 2014 года.

Начинается фильм с прибытия в Гамбург русско-чеченского иммигранта Исы Карпова (Григорий Добрыгин), претендующего на большое состояние на банковском счёте своего покойного отца. Найдя убежище у Лейлы и её сына, Иса при помощи адвоката по правам человека Аннабель Рихтер (Рэйчел Макадамс) пытается пожертвовать деньги на благотворительность.

Команда сотрудника спецслужб ФРГ Гюнтера Бахманна (Филип Сеймур Хоффман), находящегося не в ладах с начальником разведки Гамбурга Дитером Мором, готова к разработке Исы, чтобы получить доказательства его связей с террористами. С этой целью Бахманн обратился к Рихтер и владельцу частного банка Томми Брю (Уиллем Дефо). Но Бахманн охотится не за Исой, а за доктором Фейсалом Абдуллой, уважаемым мусульманским учёным и филантропом, подозреваемым в тайном финансировании террористической деятельности путём пожертвований для кипрской судоходной компании Seven Friends.

Под давлением агента ЦРУ Марты Салливан (Робин Райт) Бахманну даётся 72 часа, чтобы раскрыть всю преступную схему...

Появившись в последний раз на публике на премьере фильма в январе 2014 года на 30-м кинофестивале «Сандэнс», Хоффман, рассказывая про своего героя, заявил, что хочет воздать должное характеру, созданному Ле Карре, и «осветить его путь удивительным образом», а также «тем, кто не был одинок, будет трудно [принять Бахманна]. Он очень одинокий, движимый, одержимый парень, многое прощающий себе. Очень много черт, свойственных людям этого класса».

Журнал «The New Yorker», говоря о главном герое, отметил, что:
Природа Бахманна, похоже, отражает неустроенность Хоффмана в его последние дни. Бахман постоянно курит и наливает себе виски. Хоффман в торчащей из-под одежды рубашке мечется между комнатами, рычит на всех с немецким акцентом. Он почти никогда не улыбается, почти никогда не смотрит на людей, кроме как угрожающе хмурясь, подобно бульдогу. Фильм наделяет обычного для Ле Карре разумного скептика некоторыми чертами нежности, которые сближают его с обычным киногероем. Однако героические качества Хоффмана не нуждаются в смягчении. Великий актёр, он нёс своё отчаяние и огромное чувство ответственности до самого конца.

Отличный фильм, тонкий, умный и реалистичный. Но в переводе на русский язык он оставил меня в недоумении: на каком языке общаются все эти люди — немцы, американцы, русский чеченец, арабы...

https://megogo.ru/ru/view/1602251-samyy-opasnyy-chelovek.html
александр петроченков

Гаррос-Евдокимов. Фактор фуры

«Фактор фуры» — роман русских писателей из Риги Александра Гарроса и Алексея Евдокимова. Этот роман лауреатов премии «Национальный бестселлер» Гарроса-Евдокимова можно было бы считать образцом приключенческого страноведения, если бы не философские размышления. Мне было особенно интересно сравнивать этот текст с ранее прочитанным романом «Серая слизь», в котором действие происходит в нынешней Риге. Многие особенности романов и даже характеры героев похожи.
Действие «Фактора фуры» происходит в непрерывном и торопливом путешествии между разными точками Европы. Прихотливое блуждание героя идет по европейским странам: Турция, Греция, Италия, Германия, Англия, Дания, Голландия, Франция, Испания, Португалия и завершается на берегу Атлантического океана. Маршрут путешествия определяет непредсказуемая детективная интрига. Но страноведение это весьма поверхностное: торопливые путевые заметки, беглые описания европейских достопримечательностей, видов и уличных сценок. Причем авторы, словно не желают внимательно описывать все эти европейские достопримечательности, служащие лишь фоном для размышления героя о России и Европе, о европейской и российской ментальности. Так что и путешествие, и кровавый детективный сюжет — это лишь часть романа, одна из его составляющих. Роман вошел в длинный список литературной премии «Национальный бестселлер», но премию не получил. Уж очень, на мой взгляд, роман многословен и местами из-за этого невнятен. Многие загадки и общий смысл романа остаются нераскрытыми, неразгаданными. При этом финал романа открытый, хотя читатель и без того получил по ходу чтения текста лошадиную дозу всяких загадок и непонятных таинственных секретов.
Сюжет вроде нехитрый, но интересный. Тридцатипятилетний бизнесмен Юрий Касимов из России, из названного невнятно Серожопинска, становится участником якобы международного эксперимента, проводимого неким Европейским фондом социальных исследований. Условия эксперимента туманны, и заключаются в том, что герой должен путешествовать по Европе, произвольно меняя маршрут и не задерживаясь в одном месте более трех дней. Организаторам этого странного эксперимента он должен сообщать о том, что на его собственный субъективный взгляд покажется странным и заслуживающим внимания. 
А странности начинаются уже с первого его шага. И постепенно странности приобретают все более мрачный и ужасающий накал: все, с кем общается Юрий, почему-то погибают при самых странных обстоятельствах. При этом он и сам выживает зачастую только благодаря интуиции и удивительному везению. По мере развития сюжета опасностей и смертей становится все больше, а количество трупов не поддается учету, переваливая за несколько десятков. Кто их убивает, кто и зачем охотится на главного героя, остается главной загадкой. В конце он уже продолжает свое опасное европейское путешествие якобы для того, чтобы найти логическое объяснение этому и понять смысл происходящего. За ним охотятся какие-то киллеры, организованный криминал, мафия, полиция и всезнающие спецслужбы разных стран, знающие каждый его шаг. Но кто они и зачем это делают, понять невозможно. К концу романа выясняется, что эти таинственные убийцы еще и соревнуются между собой, безжалостно уничтожая конкурентов. А герой Юрий Касимов фантастически везуч: ему все эти угрозы и опасности нипочем.  В интернете даже обнаружилась шутка: роман следовало бы назвать «Фактор Юры».
Центральная мысль книги видимо такова: любой хаос может сложиться в необъяснимую закономерность, наш логически мыслящий мозг во всем может усмотреть вмешательство неких могущественных сил, увидеть тайный зловещий план или даже заговор. В жизни бывает немало чудесных совпадений. И любое случайное чудо (например, чудесное спасение, примеров которого в романе огромное множество) принуждает каждый раз искать ему логическое объяснение. Ведь с иррациональным человеку трудно мирится.
Странно, что в книге, названной романом, не наблюдается никакой любовной линии или даже намека на эротику и секс, словно герой кастрат. Четыре дня они прячутся с украинской проституткой в каком-то вшивом отеле, но валялясь в одной постели, стараются не прикасаться друг к другу. Что за целомудрие такое? И в остальных случаях отношения героя с женщинами столь же странные: он явно никак не уважает всех этих тёлок, описывает самыми уничижительными словами и всячески подчеркивает женскую тупость. И вообще многие люди в романе малосимпатичны.
Хотя идея романа красивая и многообещающая, там явно доминирует паранойя. Постоянная погоня злых сил за героем, побег и прятки. Тем самым показано, что мы ничто перед хаосом. Стечение обстоятельств может убить, как и самого умного, так и самого расчетливого. Можно ли просчитать, свалится ли тебе на голову кирпич или случится иное неожиданное несчастье? Едва ли довольно мутный открытый финал романа может удовлетворить читателя, которого на сотнях страниц перед этим пытали подобными вопросами. В остатке возникает ощущение всепоглощающего бессмысленного и беспощадного фатализма. Жизнь в таком мире — бесконечное дерьмо, от которого негде укрыться. Плюс к тому авторы описывают российские реалии и особенности жизни в России с нескрываемым отвращением, практически с русофобией, которая для патриотов наверняка невыносима. Впрочем, в Европе на деле жизнь тоже не лучше.
Что мне не понравилось в романе, это излишнее количество всяких ненужных подробностей и деталей в описаниях. Местами даже попахивает графоманией. Будь моя воля, я вычеркнул бы из текста множество ненужных слов, сократив роман на треть.
Гаррос-Евдокимов. Фактор фуры. — СПб.: Лимбус Пресс, 2006. — 528 с. — Твердый переплет. — Тираж 5000.
александр петроченков

Лужков

На изображении может находиться: 1 человек, шляпа и часть тела крупным планом
Юрий Михайлович Лужков умер сегодня в Мюнхене. Бывший мэр столицы оставил после себя вполне достойные воспоминания. Он действительно много сделал для развития города, его не зря уважали москвичи. Не случайно его с любовью называли «человек в кепке» — и все понимали, о ком идет речь. Под его руководством облик столицы начал стремительно преобразовываться, появилось много новых объектов, которых не было в советское время, город заметно похорошел и становился удобнее. Юрий Михайлович запомнился как строитель.

Начал с расширения МКАД вдвое. Восстановил снесенный Сталиным храм Христа Спасителя. Начал сносить пятиэтажки хрущоб и строить Москва-Сити. Мемориальный комплекс Парк Победы возник при Лужкове. Ликвидировал легендарный рынок «Черкизон», и при этом наводнил Москву частными лавочками, палатками и павильонами. Мелкий бизнес в Москве процветал, частная инициатива поощрялась.

Но у него всегда были критики. Они шипели: вокруг Лужкова все воруют! МКАД оказалась на метр уже, чем в проекте, а храм — это макет храма, так как скульптуры на фасаде пластмассовые и золото не натуральное. А владельцы Черкизовского рынка — это мафия. Архитектура того периода тоже подвергалась критике как пошлый «лужковский стиль», а на деле то была российская эклектика. И жена Лужкова Елена Батурина не случайно стала миллиардером и самой богатой женщиной в России.

Нередко его заносило в политические сферы на государственный уровень. Это ведь именно он первым из политических деятелей настойчиво повторял: «Крым наш», Украина утащила его незаконно и Крым следует вернуть России. Он выдвигал проекты строительства Крымского моста, а в Севастополе строил жилые дома офицерам черноморского флота за счет московского бюджета.

А любители пива наверняка с благодарностью вспоминают грандиозные и шумные пивные фестивали в Лужниках, в открытии которых Юрий Лужков принимал личное участие. Эти пивные праздники были похожи на мюнхенский Октоберфест, даже духовые оркестры приезжали из Баварии. Но теперь в Москве нет ничего подобного. На этих фестивалях я не раз видел Юрия Лужкова в фартуке и фуражке, вскрывающего пивную бочку. Он был страстным пчеловодом: мне доводилось бывать на его пасеке в парке Кузьминки.

Я полностью перебрался из Смоленска в Москву в 1995 году, во времена мэра Лужкова. Однажды мне довелось немного пообщаться с Юрием Михайловичем, когда неподалеку от моего дома на Братиславской улице он открывал мемориальный парк имени Артема Боровика. Никаких ограничений «доступа к телу» не было: любой мог запросто подойти к мэру и перекинуться ним несколькими словами. Вместе с Лужковым на церемонию приехало всё правительство Москвы. Комизм ситуации состоял в том, что караван черных правительственных лимузинов возглавлял маленький зеленый «москвич», на котором приехал Лужков.

александр петроченков

Марк Мэнсон. Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо

Вы наверняка уже заметили, что современное общество пестует и всячески пропагандирует культ успеха: будь умнее, богаче, продуктивнее — будь лучше всех. Эта заокеанская идеология давно и прочно овладела умами множества людей на планете, став их образом жизни.

Интернет изобилуют историями на тему, как какой-то малец придумал новое приложение или игру для смартфона и стал богачом, заработав кучу денег. Куда ни ткнись, непременно встретишь статьи в духе «Тысяча и один способ быть счастливым». Даже снимки во френдленте создают впечатление, будто окружающие живут лучше и интереснее, чем мы. Но такая зацикленность на позитиве и успехе лишь напоминает о том, чего мы не достигли, и о мечтах, которые не сбылись.

Как же стать по-настоящему счастливым? Популярный блогер Марк Мэнсон в своей книге «Тонкое искусство пофигизма» предлагает свой, оригинальный подход к этому вопросу. Его жизненная философия проста: необходимо научиться искусству пофигизма и придерживаться такой жизненной философии. Вот цитата из его книги:
«Эта книга не уменьшит ваши беды и проблемы. Я даже пытаться не буду. Как видите, я с вами честен. И к величию она не приведет, да и привести не может, поскольку величие — иллюзия ума, целиком надуманная цель и наша личная психологическая Атлантида. Зато научу, как обратить вашу боль в орудие, вашу травму — в силу, а ваши проблемы... в чуть более приятные проблемы. Чем не прогресс?»

А чтобы не сравнивать себя мысленно с другими и не переживать по этому поводу, очень полезно прочитать книгу «Тонкое искусство пофигизма». Она научит расслабляться, не сравнивать себя с другими, не переживать лишних стрессов и чаще забивать на ненужные вещи. В современной жизни, в современную эпоху соцсетей, этого наверняка многим не хватает.

Определив то, до чего вам действительно есть дело, нужно определить свои ценности и уметь наплевать на все второстепенное, забить на трудности, послать к черту чужое мнение и быть готовым взглянуть в лицо неудачам и показать им средний палец.

Марк Мэнсон. Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо (The Subtle Art of Not Giving a F*ck: A Counterintuitive Approach to Living a Good Life). 2-е издание. — М.: Альпина Паблишер, 2019. — 192 с. — (Серия: Коротко и по делу) — Возрастные ограничения 16+.
александр петроченков

Гаррос-Евдокимов. Серая слизь

За авторским именем Гаррос-Евдокимов скрываются двое русскоязычных рижан: Александр Гаррос и Алексей Евдокимов. Известность им принес роман «Головоломка», получивший в 2003 году премию «Национальный бестселлер». А этот роман известность лишь подтвердил. Я купил эту книгу в магазине «Фаланстер» в то время, когда проходил лечение от рака, но прочитать роман смог только теперь, с большим опозданием, когда один из авторов, Александр Гаррос, скончался в Тель-Авиве от рака пищевода.

Первое, что бросается в глаза при чтении Гарроса-Евдокимова, — совершенно невероятный язык. При всей своей специфичности, обилии жаргонизмов и особенном «рижском» колорите — он ярок, художественно убедителен и грамотен. Язык вполне соответствует образу и характеру главного героя Дениса Каманина, бывшего панка, а ныне (то есть во времени действия романа, когда герой ведет повествование) модного режиссера-кинодокументалиста, получившего награду на кинофестивале Берлинале. Наверное, другими словами изображать довольно странный молодежно-журналистский мир русскоязычных жителей латвийской столицы невозможно. Язык неплохо характеризует эту публику. В том числе и свобода применения ненормативной лексики.

Довольно затейливый ритм повествования тоже бросается в глаза уже с первых страниц романа. Рассказ о событии и одновременная рефлексия по поводу этого события, ответ собеседнику и одновременно внутренний монолог, воспоминания, относящиеся к другому времени. И все это сделано языковыми средствами, в которых читатель разбирается без особых проблем и почти не путается. Зачастую повествование получается многослойное и нелинейное, так как авторы местами сильно злоупотребляют скобками — в некоторых длинных предложениях они до десяти раз открывают и закрывают скобки, вставляя разные дополнения и пояснения, а в некоторых случаях внутри отрытых скобок открывают новые скобки. Местами роман кажется слишком многословным и содержит вкрапления слов и фраз на английском и латышском.

Чтобы драйвер читательского интереса не угасал, завязка романа детективная, пронизывающая весь его сюжет. Уже на первых страницах главного героя допрашивает некий загадочный то ли полицейский, то ли представитель спецслужб, действующий под личиной следователя. Герой отвечает на вопросы следователя и одновременно вспоминает события вечера, ставшие причиной допроса. Точнее — событие. На допросе у следователя герой оказался потому, что девушка, с которой он беседовал вечером, вскоре после его ухода покончила жизнь самоубийством.

Роман по своему содержанию самоубийственный. Его содержание состоит в подробном объяснении необходимости самоубийства героя, а не только окружающих его персонажей. Жить в Риге русскоязычным невозможно, так как в сравнении с титульной нацией они все стали «чужими». Герой ломает голову над вопросом, как ему поступить дальше и куда валить из родной Латвии. За границу, куда из Латвии уже уехали многие, он не уезжать не хочет, там он никому не нужен. А свою жизнь России не представляет, так как кроме Питера и Москвы, вся прочая Россия ему невыносимо противна своей нищетой и откровенным хамством. Ему, русскоязычному парню из Риги, провинциальная Россия даже более ненавистна, чем его друзьям-латышам, которые в российской неустроенности и дикости видят только экзотику, словно в Африке.

По мере повествования читатель узнает, что множество друзей и знакомых Дэна (как многие зовут Дениса Каманина) погибает странной смертью. Лишь единицы из этих молодых людей умирают «естественно» своей смертью от болезней, но большинство погибает в результате жестокого насилия и подозрительных самоубийств. Причем число необъяснимых и непредсказуемых смертей растет, и круг сужается вокруг главного героя, который вызывает подозрения и у следствия. Причем в сюжете романа есть немало странных линий. Непонятная религиозная секта «Новый Ковчег», лидер которой считает «серой слизью» людей, не способных или не желающих принимать самостоятельные решения, а сам будто бы через секту организует поставки наркотиков. То роман «Полость» подкидывают приятелю главного героя, журналисту популярного издания, с романом знакомится главный герой, и эта метафора, которую надо понимать буквально: люди в романе оказываются полыми, пустыми внутри. И много чего еще.

Герой романа все время торопится, но при этом как будто постоянно тормозит сам себя, отвлекается на воспоминания, отступления, на подробные рассказы об очередном знакомом или друге. А очередных персонажей в романе очень много. И событий много. И это еще одна показательная черта романа. Местами роман кажется почти документальным, так как действующие лица оказываются реальными людьми. То в поле зрения появляется Сергей Шнуров, которого не впускают в Латвию из-за политического экстремизма. То герой ведет беседы с писателем Петром Вайлем, посетившим Ригу. То вдруг всплывает Николай Судник, солист авангардной группы ЗГА, отъехавший в Питер (у которого мне доводилось бывать дома в Риге). То вспоминается Эйдель — Владимир Эйдельман, издатель порнографического еженедельника «Давай!» и латвийской газеты НБП «Генеральная линия», затем объявленный «террористом номер один», арестованный в Москве ФСБ перед бесследным исчезновением. И так далее. Всех упоминать не стоит.

Действие местами происходит в редакции газеты «Час» в Доме печати в Риге. А местами герои вспоминают времена, когда пресса Латвии была самой передовой и свободной в Советском Союзе. В конце 1980-х я и сам выписывал замечательный рижский журнал «Родник», а многие писатели из России в те годы смогли впервые опубликоваться в Риге. Тиражи латвийских периодических изданий тогда били все мыслимые рекорды, так как их выписывали и читали по всему СССР. Ностальгией по тогдашним временам пронизан роман. А также ностальгией по Советскому Союзу, где не было никаких границ и не требовались визы. И по советскому человеку. Ведь Денис, родившийся в Риге и хорошо говорящий по-латышски, каждое лето в детстве проводил у друзей отца в Абхазии, в Гаграх, в семье грузина Кобы, и даже немного говорил по-грузински. Но потом там произошла война и всё изменилось. И самый близкий друг Дэна  в Риге ФЭД (Федор) тоже был таким же советским, сотканным из разных корней. Все они оказываются в новой Латвии бесправными и бесперспективно «чужими», alien — как указано в паспорте, почти инопланетянами.

Рига с давних пор была посредником между Россией и Европой. Еще во времена Ганзейского союза в XIII веке товары через Ригу по Двине попадали вглубь Руси — в Полоцк, Смоленск и дальше. И наибольшего своего расцвета этот город на берегу Балтики достигал дважды, в периоды перед наступлением краха империи: в начале ХХ века и в 1980-х годах. А теперь Латвию захватили бездарные латыши, которые своей убогой современной архитектурой уничтожают прекрасную Старую Ригу, а экономику довели до ручки, так как практически все предприятия, построенные на средства СССР, разрушены и пребывают в руинах. Но вопреки логике, несмотря на безработицу, эмиграцию молодежи и депрессию, цены на недвижимость в Риге и Юрмале лезут вверх. Герой пытается разгадать эту загадку, и под конец догадывается, что происходит это из-за вливания криминальных денег российских олигархов.

Роман «Серая слизь», в котором столько всего намешано, прорвался через хаос повествования и все-таки получился. Довольно печальный и несколько депрессивный, а местами очень выразительный и сильный (например, мне очень понравилось яркое описание покорения Эльбруса). Жалко, что продолжения больше не будет.

Гаррос-Евдокимов. Серая слизь. — СПб.: ООО «Издательство Лимбус Пресс», 2005. — 464 с. — Тираж: 7000 экз. — Твердый переплет.
александр петроченков

«Меланхолия» (2011)

На изображении может находиться: 1 человек, текст

«Меланхолия» (Melancholia) — выдающийся фильм режиссёра и сценариста Ларса фон Триера с Кирстен Данст и Шарлоттой Генсбур в главных ролях. Кто-то считает этот драматический фильм фантастическим, но он всё же философский, посвященный теме конечности жизни. Причем не жизни отдельного человека, а всего человечества и даже всех форм жизни на планете. Философам очевидно, что всё, имеющее начало, непременно конечно. И это не фантастика, такова реальность.

На пресс-конференции в Каннах после премьеры фильма Ларс фон Триер, пытаясь объяснить непростую мысль о закономерности уничтожения жизни на Земле, заявил, что понимает мотивы действий Гитлера и в шутку назвал себя «нацистом». Эта фраза вызвала дикий скандал, раздутый прессой и СМИ. За это режиссер был объявлен «персоной нон грата» на Каннском кинофестивале. Впрочем, скандал оказался отличной рекламой и принес неплохой урожай: фильм собрал хороший бокс-офис.

Тем не менее, специалистами фильм был воспринят положительно и наряду с драмой «Рассекая волны» (1996) попал в список величайших фильмов, составленный в 2012 году по результатам опроса 846 профессиональных кинокритиков и 358 режиссёров со всего мира.

Фильм состоит из двух повествовательных частей и открывающего фильм 8-минутного пролога, вызывающего в памяти «Космическую одиссею 2001 года». За кадром в прологе, который снят замедленной съемкой, звучит увертюра из оперы Рихарда Вагнера «Тристан и Изольда». В кадре появляется картина Питера Брейгеля Старшего «Охотники на снегу» (1565). Невеста Джастин взирает с экрана в глубокой печали, позади нее падают дохлые птицы; газон с деревьями и солнечными часами, отбрасывающими две разные тени; появляются тучи насекомых; в июле идет снег; черный конь падает в замедленном движении под северным сиянием; Джастин как невеста, несущаяся вдоль реки, напоминает гамлетовскую Офелию; ее свадебное платье запуталось в какой-то растительности; и, наконец, Джастин и ее племянник строят свою волшебную пещеру. Все это создает ощущение нереальной странности и глубокого трагизма, пока планета Меланхолия совершает свой космический «танец смерти», приближаясь к Земле.

Пролог решён как флешфорвард: повествовательный прием, раскрывающий будущее и отбрасывающий свое смысловое значение на дальнейшее повествование о прошлом. Этот художественный ход ставит акцент на содержании картины, делая основную сюжетную линию второстепенной. В фильме «Меланхолия» Ларса Фон Триера флешфорвард в самом начале является одновременно вступлением и эпилогом. В этом прологе рассказывается о гибели Земли в результате столкновения с планетой Меланхолия.

Дальнейшие события разворачиваются в дни, предшествующие катастрофе, о которой все догадываются, но не знают наверняка и всячески отгоняют мрачные мысли. Часть 1 посвящена свадьбе Джастин, которая быстро охладевает к торжеству, чем вызывает непонимание близких и гостей. Героиня второй части Клэр, сестра Джастин, вначале ухаживает за впавшей в клиническую депрессию Джастин и одновременно страшится сообщений о приближении таинственной планеты Меланхолия. Постепенно, по мере приближения планеты, Джастин и Клэр меняются ролями. Теперь паникующая Клэр нуждается в заботе. В отчаянии она с сестрой и сыном готовятся принять неизбежное.

Многие смыслы и ценности прежнего образа жизни уже утрачивают свое значение. В своем свадебном платье Джастин ночью сбегает с собственной свадьбы, катается в одиночестве на электрокаре по полю для гольфа и присаживается помочиться в восемнадцатую лунку. В состоянии нарастающей депрессии деньги, церемония свадьбы, жених, бессмысленная семья, ненужная работа, скучающие гости и прочие обычаи и условности, включая шикарное поле для гольфа, перестают быть ценностями.

Идея фильма зародилась у Ларса фон Триера во время сеанса психотерапии при лечении депрессии. Терапевт сказал ему, что люди, подверженные депрессии, стараются действовать более спокойно в стрессовой ситуации, чем другие, поскольку они и так ожидают плохих вещей. Большая часть личности Джастин основана на личности самого Триера. Имя героини Триер взял из романа Маркиза де Сада «Жюстина», об экранизации которого долго мечтал.

За роль Джастин актриса Кирстен Данст получила приз Каннского фестиваля Best Actress Award.

Режиссера интересовала не столько вымышленная астрофизическая катастрофа, случившаяся с нашей планетой, сколько изменение поведения людей, осознающих неизбежность такого несчастья. Не надо никакой паники, говорит нам режиссер, просто memento mori. И не откладывая наслаждайтесь, пока живы. «Жизнь на Земле — это зло», — звучит в фильме печальный вывод. И никто не доказывает обратного.

Думаю, это мудрый и честный фильм, отвергающий бредовые измышления оптимистичных фантастов или религиозный делирий космистов, вроде Николая Федорова, Константина Циолковского или Пьера Тейяра де Шардена: человечество никуда не скроется с нашей планеты, не сядет в космические корабли и не улетит в космос от земных проблем со своей загаженной планеты. Мы едва ли сможем освоить и сделать пригодными для жизни даже ближайшие к нам планеты. А особенности менталитета не позволят нам долго уживаться на своей перенаселенной планете.

Так что, повторю: без паники и memento mori! Нам не надо ждать из космоса Меланхолию или какой-то крупный астероид, мы и сами отлично справимся с задачей.



александр петроченков

Яков Канторович. Процессы о колдовстве в Европе и Российской империи

С конца XIV до второй половины XVIII века во всех странах Европы не переставали пылать костры, раздуваемые невежеством, религиозным фанатизмом и суеверием. Множество невинных людей после страшных мучений и пыток, обрекались на смерть по обвинению в связи с дьяволом, в колдовстве и чудовищных преступлениях.

Один из иезуитов писал в конце XVI века: «Наши тюрьмы переполнены ведьмами и колдунами. Не проходит дня, чтобы наши судьи не запачкали своих рук в их крови и чтобы мы не возвращались домой, содрогаясь от печальных мыслей об ужасных, отвратительных вещах, в которых эти ведьмы признаются. Но дьявол так искусен, что мы едва успеваем отправить ведьм на костер, как из их пепла возникают новые ведьмы».

Инквизиторы трудились на славу: только в правление короля Франциска I во Франции было сожжено свыше ста тысяч женщин. То же самое происходило по всей Европе — в Испании, Германии, Австрии, Венгрии, Чехии, других странах. Уничтожали красавиц и дурнушек, умниц и психически больных, возводили на костры по обвинению в сношениях с дьяволом древних старух и десятилетних девочек, которые так или иначе выделялись из обезличенной толпы.

В другой книге я прочитал, что за четыре столетия инквизиции в Европе были сожжены в общей сложности около девяти миллионов ведьм. Инквизицию прежде всего интересовали именно сексуальные сношения ведьмы с дьяволом. А если у нее был муж, то и тому был уготован путь на костер, словно речь шла о венерической болезни.

Ведьмой могла стать любая женщина с какими-либо психическими или анатомическим отклонениями. На костер можно было угодить за крупное родимое пятно. А особенно инквизиторов убеждали гинекологические особенности – необычно большой клитор или особенно крупные малые половые губы. Инквизиция показывала такую ведьму толпе перед казнью, демонстрируя тем самым доказательство дьявольских происков.

Хотя чародейство известно в России с самых давних времен, история колдовства в России значительно отличается от истории колдовства в Западной Европе, так как философско-теологическая литература была слабо развита, и в складе древнерусской жизни представления о дьяволе оставались бледными зачатками, которые не развились в стройную систему демонологических учений, как на Западе. Церковь не считала своей задачей борьбу с дьяволом. Поэтому у нас не было систематизированного преследования ведьм. Пыткам и казням подвергались еретики и раскольники, а колдуны обходились штрафом в пользу церкви или потерпевшего, очистительной присягой и церковной епитимьей.

Однако верования в колдовство и ведьм распространены в народе и в настоящее время. Это особенно характерно для Малороссии, утверждает автор. Колдуны и ведьмы – обыкновенные люди, живущие среди людей, всем в деревнях известные. Чаровницы зельем и приговорами причиняют людям зло, вмешиваются в частную жизнь и любовные отношения, чинят неурожаи и стихийные бедствия, причиняют нездоровье и смерть.

Писатель и юрист Яков Канторович подробно пишет о том, как это происходило — как писались доносы, собирались улики, велось следствие, как происходили казни. Зачастую описания пыток и казней весьма натуралистичны. В предисловии автор перечисляет все источники, откуда почерпнуты описываемые в книге ужасающие подробности.

Яков Канторович. Процессы о колдовстве в Европе и Российской империи. — М.: Ломоносовъ, 2014. — 192 с. — Тираж 1000. — Твердый переплет. — (Серия: История. География. Этнография)
александр петроченков

Массимо Ливи Баччи. Демографическая история Европы

Массимо Ливи Баччи, профессор Флорентийского университета, сенатор, президент всемирной ассоциации демографов, в этой книге прослеживает эволюцию изменения народонаселения Европы. Начинается исследование протяженностью тысячу лет с XI в. н. э. — с тех самых ранних времен, о которых существуют достоверные исторические данные.

Автор анализирует основные причины, определившие периоды демографического роста, спада и возобновления роста населения континента за прошедшую тысячу лет: природные и продовольственные условия, эпидемии чумы и холеры, войны, миграции, изменение отношения к браку, прогресс медицины. Демографическое развитие предстает перед читателем как история непрерывного противоборства человеческого сообщества с ограничивающими факторами — природными и антропогенными. Климат с его малыми ледниковыми периодами привел к возникновению многих инфекционных болезней, самой страшной из которых была Великая чума, занесенная в Европу в 1347 году из Крыма, и затем периодически возникавшая вновь каждые 10-20 лет до 1720 года. О масштабах потерь населения от чумы говорит такой факт: в результате эпидемии чумы в 1348 году население Англии сократилось с 7 млн. до 2 млн. человек — на 70%.

И лишь в XIX веке в этом противоборстве происходят радикальные изменения: старый демографический порядок, главными признаками которого были ранняя смертность и многодетные семьи, сменяется в Европе новым, характеризующимся низкой рождаемостью и большей продолжительностью жизни. Но эти же изменения принесли с собой ряд новых, пока еще не решенных проблем и разделили современный мир на две демографические системы.

Предисловие к этой книге серии «Становление Европы» написал французский историк Жак Ле Гофф, составитель этой серии, изучающей различные аспекты строительства Европы.

Содержание книги:
Жак Ле Гофф. От составителя серии.
1. Цифры.
Демографическое развитие за тысячу лет. Выбор методики.
2. Пространство.
География и окружающая среда. Основные пространства до Великой чумы. Интенсивное заселение и мелиоративные работы.
3. Продукты питания.
Питание, инфекции и смертность. Хлеб и то, что с хлебом. Неурожаи и голод. Парадоксы и реальность.
4. Микробы и болезни.
Хрупкость жизни. Чума: партия для четырех игроков. Конец игры. Демографические потери.
5. Системы.
Демографические системы. Англия, Франция, Германия. Брак. Рождаемость. Детская смертность. Миграции.
6. Великое преобразование (1800–1914)
Численное выражение демографической экспансии и ее интерпретации. Два месяца в год: жизнь удлиняется. Возникновение контроля за рождаемостью.
7. Завершение демографического перехода.
Демографическая ситуация в ХХ веке: смертность и рождаемость. Миграции, структуры, модели. Политика. Экономика. Ценности.
Примечания
Указатель имен

Массимо Ливи Баччи. Демографическая история Европы (La popolazione nella storia d'Europa). / Перевод: Анастасия Миролюбивая. — СПб.: «Александрия», 2010. — 304 с. — Тираж 2500 — Суперобложка, твердый переплет — (Серия: Становление Европы)
александр петроченков

Джаред Даймонд. Коллапс. Почему одни общества приходят к процветанию, а другие – к гибели

Джаред Даймонд, лауреат Пулитцеровской премии, его по праву считают автором интеллектуальных бестселлеров. Он автор выдающегося бестселлера «Ружья, микробы и сталь» (Guns, germs and steel), а несколько лет назад написал еще одну книгу Collapse о крахе цивилизаций. В этой книге Джаред Даймонд рассматривает конкретные примеры расцвета и упадка нескольких конкретных обществ на планете.

Как и в предыдущей книге, автор использует недавние исследования сразу из целого ряда наук (истории, археологии, биологии, экономики, геологии и др.) с тем, чтобы разобраться в причинах краха цивилизаций. Почему и как живет современная Монтана? Что произошло с удивительной и загадочной цивилизацией острова Пасхи? Почему были покинуты поселения норвежской Гренландии? И главное что из этого следует для сегодняшнего человечества, которое фактически живет на одном острове Земля. Наша задача выжить и обеспечить такую возможность для потомков, а играть в войнушку и тратить ресурсы на гонку вооружений.

Фактически в этой книге Даймонд предлагает новый взгляд на историю человеческой цивилизации. Он пытается рассмотреть и объяснить причины расцвета и гибели древних культур: общества острова Пасхи, поселений викингов в Гренландии, индейцев майя в Америке. Он также убедительно доказывает, что многие современные общества, прежде всего Китай и Северная Америка, стоят на распутье и в ближайшем будущем должны решить для себя, хотят ли они существовать далее или готовы погибнуть.

Даймонд в последние годы был директором американского филиала ведущей глобальной экологической организации, поэтому неудивительно, что в его книге именно экологические аргументы часто берут верх над остальными. Но автор отдает себе в этом отчет и никогда не забывает о важнейшем балансе между экономикой и экологией.

Полагаю, что каждый, даже самый эрудированный читатель найдет в этой книге много интересных историй и фактов, которые заставят его задуматься не только о прошлом, но и о будущем человечества. Это весьма познавательная книга, хотя порой кажется чрезмерно многословной и насыщенной информацией. Автор, профессор геологического факультета UCLA, дал себе волю и написал обширное академическое исследование, где приводится множество аргументов и подробностей. Если бы подобную книгу писал публицист, а не профессор, она могла быть минимум втрое короче.

И, наконец, мое частое замечание по поводу низкой культуры российского книгоиздания. Эта весьма толстая книга хорошо издана и переплетена, в ней много страниц, и вполне могло бы быть, а точнее чрезвычайно важно, чтобы было еще немного больше страниц, но дремучие издатели в АСТ просто выкинули «за ненадобностью», по их дикарским представлениям, важнейший раздел в столь обширной познавательной книге, а именно – предметный указатель. Да, составление предметного указателя трудоемкая задача. Эту работу можно сделать только тогда, когда книга полностью готова и сверстана (сам недавно проделал это в своей книге «Крафтовое пиво»). Но это необходимая часть работы, особенно в таких больших и насыщенных сведениями книгах нон-фикшн, как эта.

Обычно я выбираю необходимую книгу именно изучая указатель (если он есть), а не оглавление. А тут оглавление перенесли из начала книги в конец, а указатель просто выкинули. Но в зарубежных книгах нон-фикшн предметный указатель имеется в обязательном порядке. И в оригинале этой книги тоже есть Index на 14 страницах, но в оскопленном русском издании его нет. Вот, взгляните на сайте Amazon.com:  https://www.amazon.com/Collapse-Societies-Choose-Succeed-Revised/dp/0143117009

Джаред Даймонд. Коллапс. Почему одни общества приходят к процветанию, а другие к гибели (Collaps: How Societies Choose to Fall or Succeed). — М.: АСТ, 2016. — 768 с. — Тираж 5000. — Твердый переплет. — Возрастные ограничения 16+.