?

Log in

No account? Create an account
александр петроченков

apetrochenkov


Александр Петроченков


Entries by category: общество

Яков Канторович. Процессы о колдовстве в Европе и Российской империи
александр петроченков
apetrochenkov
С конца XIV до второй половины XVIII века во всех странах Европы не переставали пылать костры, раздуваемые невежеством, религиозным фанатизмом и суеверием. Множество невинных людей после страшных мучений и пыток, обрекались на смерть по обвинению в связи с дьяволом, в колдовстве и чудовищных преступлениях.

Один из иезуитов писал в конце XVI века: «Наши тюрьмы переполнены ведьмами и колдунами. Не проходит дня, чтобы наши судьи не запачкали своих рук в их крови и чтобы мы не возвращались домой, содрогаясь от печальных мыслей об ужасных, отвратительных вещах, в которых эти ведьмы признаются. Но дьявол так искусен, что мы едва успеваем отправить ведьм на костер, как из их пепла возникают новые ведьмы».

Инквизиторы трудились на славу: только в правление короля Франциска I во Франции было сожжено свыше ста тысяч женщин. То же самое происходило по всей Европе — в Испании, Германии, Австрии, Венгрии, Чехии, других странах. Уничтожали красавиц и дурнушек, умниц и психически больных, возводили на костры по обвинению в сношениях с дьяволом древних старух и десятилетних девочек, которые так или иначе выделялись из обезличенной толпы.

В другой книге я прочитал, что за четыре столетия инквизиции в Европе были сожжены в общей сложности около девяти миллионов ведьм. Инквизицию прежде всего интересовали именно сексуальные сношения ведьмы с дьяволом. А если у нее был муж, то и тому был уготован путь на костер, словно речь шла о венерической болезни.

Ведьмой могла стать любая женщина с какими-либо психическими или анатомическим отклонениями. На костер можно было угодить за крупное родимое пятно. А особенно инквизиторов убеждали гинекологические особенности – необычно большой клитор или особенно крупные малые половые губы. Инквизиция показывала такую ведьму толпе перед казнью, демонстрируя тем самым доказательство дьявольских происков.

Хотя чародейство известно в России с самых давних времен, история колдовства в России значительно отличается от истории колдовства в Западной Европе, так как философско-теологическая литература была слабо развита, и в складе древнерусской жизни представления о дьяволе оставались бледными зачатками, которые не развились в стройную систему демонологических учений, как на Западе. Церковь не считала своей задачей борьбу с дьяволом. Поэтому у нас не было систематизированного преследования ведьм. Пыткам и казням подвергались еретики и раскольники, а колдуны обходились штрафом в пользу церкви или потерпевшего, очистительной присягой и церковной епитимьей.

Однако верования в колдовство и ведьм распространены в народе и в настоящее время. Это особенно характерно для Малороссии, утверждает автор. Колдуны и ведьмы – обыкновенные люди, живущие среди людей, всем в деревнях известные. Чаровницы зельем и приговорами причиняют людям зло, вмешиваются в частную жизнь и любовные отношения, чинят неурожаи и стихийные бедствия, причиняют нездоровье и смерть.

Писатель и юрист Яков Канторович подробно пишет о том, как это происходило — как писались доносы, собирались улики, велось следствие, как происходили казни. Зачастую описания пыток и казней весьма натуралистичны. В предисловии автор перечисляет все источники, откуда почерпнуты описываемые в книге ужасающие подробности.

Яков Канторович. Процессы о колдовстве в Европе и Российской империи. — М.: Ломоносовъ, 2014. — 192 с. — Тираж 1000. — Твердый переплет. — (Серия: История. География. Этнография)

Массимо Ливи Баччи. Демографическая история Европы
александр петроченков
apetrochenkov
Массимо Ливи Баччи, профессор Флорентийского университета, сенатор, президент всемирной ассоциации демографов, в этой книге прослеживает эволюцию изменения народонаселения Европы. Начинается исследование протяженностью тысячу лет с XI в. н. э. — с тех самых ранних времен, о которых существуют достоверные исторические данные.

Автор анализирует основные причины, определившие периоды демографического роста, спада и возобновления роста населения континента за прошедшую тысячу лет: природные и продовольственные условия, эпидемии чумы и холеры, войны, миграции, изменение отношения к браку, прогресс медицины. Демографическое развитие предстает перед читателем как история непрерывного противоборства человеческого сообщества с ограничивающими факторами — природными и антропогенными. Климат с его малыми ледниковыми периодами привел к возникновению многих инфекционных болезней, самой страшной из которых была Великая чума, занесенная в Европу в 1347 году из Крыма, и затем периодически возникавшая вновь каждые 10-20 лет до 1720 года. О масштабах потерь населения от чумы говорит такой факт: в результате эпидемии чумы в 1348 году население Англии сократилось с 7 млн. до 2 млн. человек — на 70%.

И лишь в XIX веке в этом противоборстве происходят радикальные изменения: старый демографический порядок, главными признаками которого были ранняя смертность и многодетные семьи, сменяется в Европе новым, характеризующимся низкой рождаемостью и большей продолжительностью жизни. Но эти же изменения принесли с собой ряд новых, пока еще не решенных проблем и разделили современный мир на две демографические системы.

Предисловие к этой книге серии «Становление Европы» написал французский историк Жак Ле Гофф, составитель этой серии, изучающей различные аспекты строительства Европы.

Содержание книги:
Жак Ле Гофф. От составителя серии.
1. Цифры.
Демографическое развитие за тысячу лет. Выбор методики.
2. Пространство.
География и окружающая среда. Основные пространства до Великой чумы. Интенсивное заселение и мелиоративные работы.
3. Продукты питания.
Питание, инфекции и смертность. Хлеб и то, что с хлебом. Неурожаи и голод. Парадоксы и реальность.
4. Микробы и болезни.
Хрупкость жизни. Чума: партия для четырех игроков. Конец игры. Демографические потери.
5. Системы.
Демографические системы. Англия, Франция, Германия. Брак. Рождаемость. Детская смертность. Миграции.
6. Великое преобразование (1800–1914)
Численное выражение демографической экспансии и ее интерпретации. Два месяца в год: жизнь удлиняется. Возникновение контроля за рождаемостью.
7. Завершение демографического перехода.
Демографическая ситуация в ХХ веке: смертность и рождаемость. Миграции, структуры, модели. Политика. Экономика. Ценности.
Примечания
Указатель имен

Массимо Ливи Баччи. Демографическая история Европы (La popolazione nella storia d'Europa). / Перевод: Анастасия Миролюбивая. — СПб.: «Александрия», 2010. — 304 с. — Тираж 2500 — Суперобложка, твердый переплет — (Серия: Становление Европы)

Джаред Даймонд. Коллапс. Почему одни общества приходят к процветанию, а другие – к гибели
александр петроченков
apetrochenkov
Джаред Даймонд, лауреат Пулитцеровской премии, его по праву считают автором интеллектуальных бестселлеров. Он автор выдающегося бестселлера «Ружья, микробы и сталь» (Guns, germs and steel), а несколько лет назад написал еще одну книгу Collapse о крахе цивилизаций. В этой книге Джаред Даймонд рассматривает конкретные примеры расцвета и упадка нескольких конкретных обществ на планете.

Как и в предыдущей книге, автор использует недавние исследования сразу из целого ряда наук (истории, археологии, биологии, экономики, геологии и др.) с тем, чтобы разобраться в причинах краха цивилизаций. Почему и как живет современная Монтана? Что произошло с удивительной и загадочной цивилизацией острова Пасхи? Почему были покинуты поселения норвежской Гренландии? И главное что из этого следует для сегодняшнего человечества, которое фактически живет на одном острове Земля. Наша задача выжить и обеспечить такую возможность для потомков, а играть в войнушку и тратить ресурсы на гонку вооружений.

Фактически в этой книге Даймонд предлагает новый взгляд на историю человеческой цивилизации. Он пытается рассмотреть и объяснить причины расцвета и гибели древних культур: общества острова Пасхи, поселений викингов в Гренландии, индейцев майя в Америке. Он также убедительно доказывает, что многие современные общества, прежде всего Китай и Северная Америка, стоят на распутье и в ближайшем будущем должны решить для себя, хотят ли они существовать далее или готовы погибнуть.

Даймонд в последние годы был директором американского филиала ведущей глобальной экологической организации, поэтому неудивительно, что в его книге именно экологические аргументы часто берут верх над остальными. Но автор отдает себе в этом отчет и никогда не забывает о важнейшем балансе между экономикой и экологией.

Полагаю, что каждый, даже самый эрудированный читатель найдет в этой книге много интересных историй и фактов, которые заставят его задуматься не только о прошлом, но и о будущем человечества. Это весьма познавательная книга, хотя порой кажется чрезмерно многословной и насыщенной информацией. Автор, профессор геологического факультета UCLA, дал себе волю и написал обширное академическое исследование, где приводится множество аргументов и подробностей. Если бы подобную книгу писал публицист, а не профессор, она могла быть минимум втрое короче.

И, наконец, мое частое замечание по поводу низкой культуры российского книгоиздания. Эта весьма толстая книга хорошо издана и переплетена, в ней много страниц, и вполне могло бы быть, а точнее чрезвычайно важно, чтобы было еще немного больше страниц, но дремучие издатели в АСТ просто выкинули «за ненадобностью», по их дикарским представлениям, важнейший раздел в столь обширной познавательной книге, а именно – предметный указатель. Да, составление предметного указателя трудоемкая задача. Эту работу можно сделать только тогда, когда книга полностью готова и сверстана (сам недавно проделал это в своей книге «Крафтовое пиво»). Но это необходимая часть работы, особенно в таких больших и насыщенных сведениями книгах нон-фикшн, как эта.

Обычно я выбираю необходимую книгу именно изучая указатель (если он есть), а не оглавление. А тут оглавление перенесли из начала книги в конец, а указатель просто выкинули. Но в зарубежных книгах нон-фикшн предметный указатель имеется в обязательном порядке. И в оригинале этой книги тоже есть Index на 14 страницах, но в оскопленном русском издании его нет. Вот, взгляните на сайте Amazon.com:  https://www.amazon.com/Collapse-Societies-Choose-Succeed-Revised/dp/0143117009

Джаред Даймонд. Коллапс. Почему одни общества приходят к процветанию, а другие к гибели (Collaps: How Societies Choose to Fall or Succeed). — М.: АСТ, 2016. — 768 с. — Тираж 5000. — Твердый переплет. — Возрастные ограничения 16+.

На заводе АРМА состоялся пивной фестиваль Craft Depot Fest 2019
александр петроченков
apetrochenkov



Эрик Берн. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры
александр петроченков
apetrochenkov
Это одна из культовых книг по психологии человеческих взаимоотношений. Эрик Берн разработал систему, которая призвана избавить человека от влияния жизненных сценариев, программирующих его поведение, научить его меньше «играть» в отношениях с собой и другими, обрести подлинную свободу и побудить к личностному росту. Здесь немало полезных советов, которые помогают понять природу человеческого общения, мотивы собственных и чужих поступков и причины возникновения конфликтов. По мнению автора, судьба каждого человека во многом определяется еще в раннем детстве. Но и в зрелом возрасте она вполне может быть осознана и управляема.

Будто бы именно с публикации этого международного бестселлера в России начался нынешний «психологический бум». (Обратите внимание на указанный тираж книги.) Миллионы людей вдруг осознали, что психология может быть весьма интересной и с ее помощью можно многое понять в себе и других.

Автор книги — Эрик Леннард Берн, он одна из ключевых фигур в современной психологии, создатель оригинального направления в психотерапии — «трансакционного анализа», рассматривающего игру в качестве основы человеческих взаимоотношений. Разработка этой теории принесла ему мировую известность. Его книга уже полвека является абсолютным бестселлером по человеческим взаимоотношениям и входит в мировой Топ-5 самых популярных книг по психологии.

Эрик Берн родился в Квебеке в семье врача. Окончил университет Макгилла, в 1936-1938 годах посещал курсы при психиатрической клинике в Йеле, затем учился в Нью-йоркском (1941-1943) и Сан-францисском (1947-1956) институтах психоанализа. В 1943 году принял американское гражданство. С 1951 по 1954 год служил в армии США, затем работал в ряде психиатрических клиник, с начала 60-х годов стал вести семинары по групповой терапии. По итогам этих семинаров впоследствии написал эту книгу, которая стала интернациональным бестселлером. Эрик Берн был членом Американской ассоциации психиатров и Индийского психиатрического общества; кроме того, он основал Международную ассоциацию трансперсонального анализа.

Эта культовая книга стремится помочь наладить семейные отношения, понять мотивы собственных и чужих поступков, научиться избегать конфликтов с окружающими. Для этого в книге есть сценарии игр, в которые люди бессознательно играют каждый день. Объясняется соответствие игр жизненным ситуациям, в которых они разыгрываются, и приводятся стратегии антиигр, с помощью которых можно освободиться от привычного поведения.

Эрик Берн. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры (Games People Play. What Do You Say After You Say Hello). / Перевод: Александр Абрамович Грузберг. — М.: Эксмо, 2016. — 576 с. — Твердый переплет. — Тираж 90000 экз. — (Серия: Психология общения)

Наоми Вульф. Миф о красоте. Стереотипы против женщин
александр петроченков
apetrochenkov

Многие женщины чувствуют себя теперь достаточно свободными и независимыми, чтобы одеваться по своему выбору — нарядно или повседневно, пользоваться губной помадой, косметикой, наряжаться, выставляя свое тело напоказ, или наоборот выглядеть естественно, носить спортивные майки, и иногда поправляться или худеть, не опасаясь, что при этом пострадает их женская самооценка или целостность их личности.

Но еще не так давно принимать подобные решения было куда сложнее и страшнее. Трудно поверить, что еще десятилетие назад слишком многие из женщин задавались вопросами: «Будут ли меня воспринимать на работе серьезно, если я буду выглядеть “слишком женственно”?», «Станут ли меня вообще слушать, если я буду выглядеть чересчур неприметно, как серая мышка?», «Буду ли я “плохой”, если наберу вес?», «Стану ли я “хорошей”, если избавлюсь от лишних килограммов?».

Если сегодня женщины больше так не думают или по крайней мере знают, что думать так — в корне неверно, это свидетельствует о внутренней силе убеждения, укоренившегося в сознании многих женщин, и доказывает их способность меняться и позволять себе чуть больше свободы действий.

Наоми Вульф родилась в еврейской семье. Мать, Дебора Гоулман Вулф, из семьи российского происхождения, крупный антрополог, автор книги «Лесбийское сообщество». Отец — Леонард Вульф, исследователь готической литературы, переводчик с идиша на английский язык. Племянница психолога Даниэла Гоулмана и физика-ядерщика Элвина Вайнберга. Закончив Высшую школу «Лоуэлл», Наоми поступила в Йельский университет, получив дипломом бакалавра искусств по английской литературы. В 1985-87 гг. проходила обучение в Оксфордском университете по международной стипендии Родса. Была замужем за спичрайтером Билла Клинтона Дэвидом Шипли, в браке с которым родила дочь Розу и сына Джозефа, названных в память родителей её отца. Брак закончился разводом в 2005 году.

В этой книге Наоми Вульф определяет женскую красоту тела как товарное качество, присущее всему, что обращается в обществе потребления. Нельзя не признать, что книга написана сильно и зло. «Миф о красоте» — бестселлер, переведенный на многие языки, ставший культовым произведением американской писательницы и журналистки. На сегодняшний день это самое громкое, широко цитируемое и обсуждаемое феминистское произведение, так как благодаря этой книге Наоми Вульф приобрела статус ярчайшего представителя феминизма 3-ей волны.
Предыдущая ее книга «Вагина. Новая история женской сексуальности», переведенная на русский язык в 2014 году, позволила лучше понимать женскую сексуальность и индивидуальность, а для женщин — лучше понять и оценить себя. Однако книга снискала репутацию текста провокационного, не всегда твёрдо обоснованного с научной точки зрения.

Пожалуй, книга «Миф о красоте» может оказаться увлекательной и полезной и для мужчин, ведь в процессе своей трансформации миф все больше вовлекает и их в сферу своего влияния, навязывая уже им подчас жесткие, хотя и бессмысленные правила.

Наоми Вульф. Миф о красоте. Стереотипы против женщин. (The Beauty Myth: How Images of Beauty Are Used Against Women), 4-е издание. — М.: Альпина нон-фикшн, 2018. — 446 с. — Твердый переплет — (Серия: Popular Science)

Кейт Феррацци, Тал Рэз. «Никогда не ешьте в одиночку» и другие правила нетворкинга
александр петроченков
apetrochenkov
Многие деловые люди хорошо понимают простую истину: в бизнесе связи решают все. Поэтому среди деловых людей Европы, Америки и всего остального мира одним из главных навыков для каждого эффективного предпринимателя и менеджера считается нетворкинг — умение открыто и искренне общаться с самыми разными людьми, выстраивая сеть полезных знакомств.

Автор этой книги, собрав в своей записной книжке более пяти тысяч контактов сильных мира сего, делится секретами построения широкой сети взаимовыгодных связей в бизнесе и не только. Следуя его советам, можно не только реализовать свои амбиции и способности, но и помочь кому-то сделать то же самое. И что не менее важно, этим можно украсить свою жизнь общением с интересными собеседниками.

Эта книга посвящена искусству нетворкинга, то есть умению непринужденно налаживать связи, заводить новых друзей, получать от этого какую-то выгоду и отдавать другим людям пользу. Многие начинающие предприниматели считают себя самостоятельными и одинокими волками, которые хотят работать в одиночку и ни с кем не связываться. Но довольно скоро многие понимают ошибочность такой позиции.

Человеческое окружение способно очень серьезно помогать в развитии бизнеса. Впрочем, мешать оно тоже может. Если вылезти из своей раковины, можно увидеть, что окружающие люди придают сил. Поэтому правильное новое знакомство — это суперважно.

В книге много повторов и лишних слов, но в целом она хорошо мотивирует на расширение круга общения. Автор дает конкретные советы, как заводит знакомства, какую выгоду из этого можно получить, и как это делается практически. Полагаю, книга обязательна для предпринимателей и руководителей, и всем остальным ее можно рекомендовать. Мы ведь живем среди людей.

Кейт Феррацци, Тал Рэз. «Никогда не ешьте в одиночку» и другие правила нетворкинга. (Never Eat Alone and Other Secrets to Success, One Relationships at a Time.) — М.: ООО«Манн, Иванов и Фербер», 2018. — 344 с. — Твердый переплет. — Тираж 3000.


Анатолий Клёсов, Константин Пензев. Арийские народы на просторах Евразии
александр петроченков
apetrochenkov
Признаюсь, мне трудно судить, насколько эта книга действительно научна и перспективна. Тем более настораживает, что маленькое предисловие к ней написал широко известный стенд-ап комик и юморист Михаил Задорнов, ныне покойный. Подозреваю, что у многих узких специалистов к идеям авторов может быть немало претензий и гневных возражений. Но я никакой не узкий специалист, а просто читатель, пытающийся узнать что-то новое. Тем более, что авторы попытались объединить в один узел в своей научно-популярной книге генетику, ДНК, общую биологию, историю, исследование древних рас, археологию, лингвистику и много еще чего, что трудно соединить по методологическим причинам.

Книга показалась мне несколько эклектичной, хотя и очень любопытной, так как в ней довольно подробно и наглядно, на множестве графиков, объясняется суть и смысл ДНК-генеалогии. А в этой области профессор А.А. Клёсов, один из соавторов книги «Арийские народы на просторах Евразии», является экспертом с мировым именем. Википедия сообщает, что Клёсов — советский и американский биохимик, специалист в области полимерных композиционных материалов, биомедицины, ферментативного катализа. Имеет двойное гражданство — России и США. Он автор концепции ДНК-генеалогии, пропагандируемой им в качестве новой науки, изучающей миграции популяций и генетическую историю человечества. Но теоретические основы ДНК-генеалогии, её методы и выводы многие специалисты считают некорректными. Против ДНК-генеалогии выступают некоторые историки, антропологи, этнологи, лингвисты и специалисты в области популяционнойгенетики. То есть ДНК-генеалогия — острая штучка!

Повторю, я не готов давать оценку этому учению, но мне такой метод представляется любопытным инструментом, позволяющим по накапливающимся генетическим ошибкам и мутациям анализировать и делать какие-то выводы, отслеживая движение генотипов на обширной территории Евразии.

В этой книге авторы изучают генеалогию легендарных ариев, которых лингвисты называют индоевропейцами, и показывают со ссылками на факты ДНК-генеалогии, что арийские народы шире индоевропейских языков. Лингвисты не в состоянии дотягиваться до предков носителей гаплогруппы R1a, от которых происходят удивительные культуры и цивилизации на территории всей Евразии, от Пиренеев до Китая и Индии. Авторы находят генетику ариев у народов русского Севера, у рединов на Мальдивах, у «афанасьевцев» Минусинской котловины, у кельтов Центральной Европы, у скифов от Дона до Алтая, у уйгуров и многих других народов, включая миллионы славян. По объяснению Клёсова, «ДНК-генеалогия резко сдвигает баланс в сторону научного патриотизма, показывает, что норманизм — это фантом, это просто мировоззрение, русофобство по своей сути…»

Более того, в этом незаурядном исследовании Анатолия Клёсова и Константина Пензева ставится под сомнение ставшая уже неоспоримой догмой классическая гипотеза об африканском зарождении и выходе человечества с территории Африки в Европу и Азию. Нельзя исключать, что авторы разделят скандальную известность академика Анатолия Фоменко и его коллеги Глеба Носовского, чьи исследования хронологии позволили им написать уйму исторических бестселлеров, гонорары от которых наверняка намного превышают их скромные научные заработки. И несмотря на скепсис, устойчивые возражения и критику историков, пока так никому и не удалось опровергнуть их в высшей степени странных исторических гипотез.

Но Анатолий Клёсов неоднократно отмечал, что «официальная наука» излишне строга к так называемой лженауке и тем самым препятствует научному прогрессу. На страницах издаваемого Клёсовым журнала «Вестник Российской академии ДНК-генеалогии» публикуются такие не признаваемые наукой авторы, как Андрей Тюняев, Валерий Чудинов, Геннадий Гриневич и другие. Однако концепция Клёсова не только подвергается критике, но также зачастую получает положительную оценку в разных странах и научных сообществах. Например, Мартин Веселски в своей статье, опубликованной в 2012 году в Journal of Computational Biology охарактеризовал предложенный им метод анализа гаплотипов и метод Клёсова как дополняющие друг друга и находящиеся во взаимном согласии.

Анатолий Клёсов, Константин Пензев. Арийские народы на просторах Евразии. — М.: Книжный мир, 2015. — 354 с. — (Серия: ДНК-генеалогия).

Кому интересно, предлагаю послушать Анатолия Клёсова на канале «День ТВ». https://youtu.be/AHwzG9cIM1M

Маршал Иван Конев: «Сталинская победа — это всенародная беда»
александр петроченков
apetrochenkov
Маршал Советского Союза (1944), дважды Герой Советского Союза (1944, 1945) Иван Степанович Конев (1897-1973) советский полководец.
Степан Кашурко — бывший помощник по особым поручениям маршала Конева, генерал-полковник, Президент Центра розыска и увековечивания без вести пропавших и погибших защитников Отечества:
В канун 25-летия Победы маршал Конев попросил меня помочь ему написать заказную статью для «Комсомольской правды». Обложившись всевозможной литературой, я быстро набросал «каркас» ожидаемой «Комсомолкой» победной реляции в духе того времени и на следующий день пришел к полководцу. По всему было видно: сегодня он не в духе.
— Читай, — буркнул Конев, а сам нервно заходил по просторному кабинету. Похоже, его терзала мысль о чем-то наболевшем.
Горделиво приосанившись, я начал с пафосом, надеясь услышать похвалу: «Победа — это великий праздник. День всенародного торжества и ликования. Это...»
— Хватит! — сердито оборвал маршал. — Хватит ликовать! Тошно слушать. Ты лучше скажи, в вашем роду все пришли с войны? Все во здравии вернулись?
— Нет. Мы недосчитались девятерых человек, из них пятеро пропали без вести, — пробормотал я, недоумевая, к чему это он клонит. — И еще трое приковыляли на костылях.
— А сколько сирот осталось? — не унимался он.
— Двадцать пять малолетних детей и шестеро немощных стариков.
— Ну и как им жилось? Государство обеспечило их?
— Не жили, а прозябали, — признался я. — Да и сейчас не лучше. За без вести пропавших кормильцев денег не положено... Их матери и вдовы глаза повыплакали, а все надеются: вдруг хоть кто-нибудь вернется. Совсем извелись...
— Так какого черта ты ликуешь, когда твои родственники горюют! Да и могут ли радоваться семьи тридцати миллионов погибших и сорока миллионов искалеченных и изуродованных солдат? Они мучаются, они страдают вместе с калеками, получающими гроши от государства...
Я был ошеломлен. Таким я Конева видел впервые. Позже узнал, что его привела в ярость реакция Брежнева и Суслова, отказавших маршалу, попытавшемуся добиться от государства надлежащей заботы о несчастных фронтовиках, хлопотавшему о пособиях неимущим семьям пропавших без вести.
Иван Степанович достал из письменного стола докладную записку, видимо, ту самую, с которой безуспешно ходил к будущему маршалу, четырежды Герою Советского Союза, кавалеру «Ордена Победы» и трижды идеологу Советского Союза. Протягивая мне этот документ, он проворчал с укоризной:
— Ознакомься, каково у нас защитникам Родины. И как живется их близким. До ликованья ли ИМ?!
Бумага с грифом «Совершенно секретно» пестрела цифрами. Чем больше я в них вникал, тем больнее щемило сердце: «...Ранено 46 миллионов 250 тысяч. Вернулись домой с разбитыми черепами 775 тысяч фронтовиков. Одноглазых 155 тысяч, слепых 54 тысячи. С изуродованными лицами 501342. С кривыми шеями 157565. С разорванными животами 444046. С поврежденными позвоночниками 143241. С ранениями в области таза 630259. С оторванными половыми органами 28648. Одноруких 3 миллиона 147. Безруких 1 миллион 10 тысяч. Одноногих 3 миллиона 255 тысяч. Безногих 1 миллион 121 тысяча. С частично оторванными руками и ногами 418905. Так называемых „самоваров“, безруких и безногих — 85942».
— Ну, а теперь взгляни вот на это, — продолжал просвещать меня Иван Степанович.
«За три дня, к 25 июня, противник продвинулся вглубь страны на 250 километров. 28 июня взял столицу Белоруссии Минск. Обходным маневром стремительно приближается к Смоленску. К середине июля из 170 советских дивизий 28 оказались в полном окружении, а 70 понесли катастрофические потери. В сентябре этого же 41-го под Вязьмой были окружены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артполк Резерва Главного командования и полевые Управления четырех армий. В Брянском котле очутились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артполков и полевые Управления трех армий. Всего же в 1941-м в окружение попали и не вышли из него 92 из 170 советских дивизий, 50 артиллерийских полков, 11 танковых бригад и полевые Управления 7 армий. В день нападения фашистской Германии на Советский Союз, 22 июня, Президиум Верховного Совета СССР объявил о мобилизации военнообязанных 13 возрастов — 1905-1918 годов. Мгновенно мобилизовано было свыше 10 миллионов человек. Из 2-х с половиной миллионов добровольцев было сформировано 50 ополченческих дивизий и 200 отдельных стрелковых полков, которые были брошены в бой без обмундирования и практически без надлежащего вооружения. Из двух с половиной миллионов ополченцев в живых осталось немногим более 150 тысяч».
Говорилось там и о военнопленных. В частности, о том, что в 1941 году попали в гитлеровский плен: под Гродно-Минском — 300 тысяч советских воинов, в Витебско-Могилёвско-Гомелъском котле — 580 тысяч, в Киевско-Уманьском — 768 тысяч. Под Черниговом и в районе Мариуполя — еще 250 тысяч. В Брянско-Вяземском котле оказались 663 тысячи, и т.д. Если собраться с духом и все это сложить, выходило, что в итоге за годы Великой Отечественной войны в фашистском плену умирали от голода, холода и безнадежности около четырех миллионов советских бойцов и командиров, объявленных Сталиным врагами и дезертирами.
Подобает вспомнить и тех, кто, отдав жизнь за неблагодарное отечество, не дождался даже достойного погребения. Ведь по вине того же Сталина похоронных команд в полках и дивизиях не было — вождь с апломбом записного хвастуна утверждал, что нам они ни к чему: доблестная Красная Армия врага разобьет на его территории, сокрушит могучим ударом, сама же обойдется малой кровью. Расплата за эту самодовольную чушь оказалась жестокой, но не для генералиссимуса, а для бойцов и командиров, чья участь так мало его заботила. По лесам, полям и оврагам страны остались истлевать без погребения кости более двух миллионов героев. В официальных документах они числились пропавшими без вести — недурная экономия для государственной казны, если вспомнить, сколько вдов и сирот остались без пособия.
В том давнем разговоре маршал коснулся и причин катастрофы, в начале войны постигшей нашу «непобедимую и легендарную» Красную армию. На позорное отступление и чудовищные потери ее обрекла предвоенная сталинская чистка рядов командного состава армии. В наши дни это знает каждый, кроме неизлечимых почитателей генералиссимуса (да и те, пожалуй, в курсе, только прикидываются простачками), а ту эпоху подобное заявление потрясало. И разом на многое открывало глаза. Чего было ожидать от обезглавленной армии, где опытные кадровые военачальники вплоть до командиров батальона отправлены в лагеря или под расстрел, а вместо них назначены молодые, не нюхавшие пороху лейтенанты и политруки..."
— Хватит! — вздохнул маршал, отбирая у меня страшный документ, цифры которого не укладывались в голове. — Теперь понятно, что к чему? Ну, и как ликовать будем? О чем писать в газету, о какой Победе? Сталинской? А может, Пирровой? Ведь нет разницы!
— Товарищ маршал, я в полной растерянности. Но, думаю, писать надо по-советски.., — запнувшись, я уточнил: — по совести. Только теперь вы сами пишите, вернее, диктуйте, а я буду записывать.
— Пиши, записывай на магнитофон, в другой раз такого уж от меня не услышишь!
И я трясущейся от волнения рукой принялся торопливо строчить:
«Что такое победа? — говорил Конев. — Наша, сталинская победа? Прежде всего, это всенародная беда. День скорби советского народа по великому множеству погибших. Это реки слез и море крови. Миллионы искалеченных. Миллионы осиротевших детей и беспомощных стариков. Это миллионы исковерканных судеб, не состоявшихся семей, не родившихся детей. Миллионы замученных в фашистских, а затем и в советских лагерях патриотов Отечества». Тут ручка-самописка, как живая, выскользнула из моих дрожащих пальцев.
— Товарищ маршал, этого же никто не напечатает! — взмолился я.
— Ты знай, пиши, сейчас-то нет, зато наши потомки напечатают. Они должны знать правду, а не сладкую ложь об этой Победе! Об этой кровавой бойне! Чтобы в будущем быть бдительными, не позволять прорываться к вершинам власти дьяволам в человеческом обличье, мастерам разжигать войны.
— И вот еще чего не забудь, — продолжал Конев. — Какими хамскими кличками в послевоенном обиходе наградили всех инвалидов! Особенно в соцобесах и медицинских учреждениях. Калек с надорванными нервами и нарушенной психикой там не жаловали. С трибун ораторы кричали, что народ не забудет подвига своих сынов, а в этих учреждениях бывших воинов с изуродованными лицами прозвали «квазимодами» («Эй, Нина, пришел твой квазимода!» — без стеснения перекликались тетки из персонала), одноглазых — «камбалами», инвалидов с поврежденным позвоночником — «паралитиками», с ранениями в область таза — «кривобокими». Одноногих на костылях именовали «кенгуру». Безруких величали «бескрылыми», а безногих на роликовых самодельных тележках — «самокатами». Тем же, у кого были частично оторваны конечности, досталось прозвище «черепахи». В голове не укладывается! — с каждым словом Иван Степанович распалялся все сильнее.
— Что за тупой цинизм? До этих людей, похоже, не доходило, кого они обижают! Проклятая война выплеснула в народ гигантскую волну изуродованных фронтовиков, государство обязано было создать им хотя бы сносные условия жизни, окружить вниманием и заботой, обеспечить медицинским обслуживанием и денежным содержанием. Вместо этого послевоенное правительство, возглавляемое Сталиным, назначив несчастным грошовые пособия, обрекло их на самое жалкое прозябание. Да еще с целью экономии бюджетных средств подвергало калек систематическим унизительным переосвидетельствованиям во ВТЭКах (врачебно-трудовых экспертных комиссиях): мол, проверим, не отросли ли у бедолаги оторванные руки или ноги?! Все норовили перевести пострадавшего защитника родины, и без того нищего, на новую группу инвалидности, лишь бы урезать пенсионное пособие...
О многом говорил в тот день маршал. И о том, что бедность и основательно подорванное здоровье, сопряженные с убогими жилищными условиями, порождали безысходность, пьянство, упреки измученных жен, скандалы и нестерпимую обстановку в семьях. В конечном счете, это приводило к исходу физически ущербных фронтовиков из дома на улицы, площади, вокзалы и рынки, где они зачастую докатывались до попрошайничества и разнузданного поведения. Доведенные до отчаяния герои мало-помалу оказывались на дне, но не их надо за это винить.
К концу сороковых годов в поисках лучшей жизни в Москву хлынул поток обездоленных военных инвалидов с периферии. Столица переполнилась этими теперь уже никому не нужными людьми. В напрасном чаянии защиты и справедливости они стали митинговать, досаждать властям напоминаниями о своих заслугах, требовать, беспокоить. Это, разумеется, не пришлось по душе чиновникам столичных и правительственных учреждений. Государственные мужи принялись ломать голову, как бы избавиться от докучной обузы.
И вот летом 49-го Москва стала готовиться к празднованию юбилея обожаемого вождя. Столица ждала гостей из зарубежья: чистилась, мылась. А тут эти фронтовики — костыльники, колясочники, ползуны, всякие там «черепахи» — до того «обнаглели», что перед самым Кремлем устроили демонстрацию. Страшно не понравилось это вождю народов. И он изрек: «Очистить Москву от „мусора“!»
Власть предержащие только того и ждали. Началась массовая облава на надоедливых, «портящих вид столицы» инвалидов. Охотясь, как за бездомными собаками, правоохранительные органы, конвойные войска, партийные и беспартийные активисты в считанные дни выловили на улицах, рынках, вокзалах и даже на кладбищах и вывезли из Москвы перед юбилеем «дорогого и любимого Сталина» выброшенных на свалку истории искалеченных защитников этой самой праздничной Москвы.
И ссыльные солдаты победоносной армии стали умирать. То была скоротечная гибель: не от ран — от обиды, кровью закипавшей в сердцах, с вопросом, рвущимся сквозь стиснутые зубы: «За что, товарищ Сталин?»
Так вот мудро и запросто решили, казалось бы, неразрешимую проблему с воинами-победителями, пролившими свою кровь «За Родину! За Сталина!».
— Да уж, что-что, а эти дела наш вождь мастерски проделывал. Тут ему было не занимать решимости — даже целые народы выселял, — с горечью заключил прославленный полководец Иван Конев."
Из книги Игоря Гарина «Другая правда о Второй мировой ч. 1. Документы»

Козлиная йога — растущий бизнес
александр петроченков
apetrochenkov

Козы не глупы. Они не гадят и даже не воняют. На самом деле они умные, дружелюбные, мягкие и приятные.

Занятия йогой с участием коз и козлят становится модным в некоторых штатах США. В Орегоне, Нью-Гемпшире, Мичигане и других. Популярность таких занятий йогой в компании с козами неуклонно растет. Люди готовы платить по $35 за занятие йогой в амбаре на ферме с козами.

Те, кто уже попробовал, утверждают, что это удивительно расслабляет, когда пара маленьких животных прыгает на спину, пока вы пытаетесь сохранить трудную позу йоги. Копыта козлят выполняют полезный массаж, особенно когда они стараются сохранить равновесие. Это заставляет людей хихикать и смеяться, что, безусловно, отвлекает разум от йоги.

«Я никогда не жила в таком месте, где могла бы завести коз», — говорит владелец Лейни Моррис. — но хотела этого всю свою жизнь».

В первый год своего бизнеса, в 2016 году, Моррис получила доход в размере 160 000 долларов. На следующий год она удвоила эту сумму, и ее бизнес, наконец, оказался прибыльным. Перемещение бухгалтерии бизнеса из «красного сторно» в черные цифры заняло больше времени, чем ожидала 46-летняя Лейни Моррис, почти случайно ставшая предпринимателем.

«Я просто не думала, что расходы будут шестизначными», — говорит она. Идея соединить йогу и коз возникла тогда, когда произошла, как это называет Моррис, «серия мгновенных просветлений», последовавшая за некоторыми неприятностями. Она развелась, а затем ей поставили диагноз аутоиммунного заболевания. «Я была очень подавлена», — говорит она.

Друзья Морриса выяснили, что козы снимают стресс. Один ее гость был инструктором по йоге. «Мы занимаемся в поле с красивым с видом на горы, а все козы стоят вокруг нас», — говорит она. Друг подсказал ей, что у них класс йоги должен быть в этом месте.

Моррис ответила: «Хорошо, но козы должны будут забираться на людей». Реакция друга? «Круто!»

Лайни Моррис работала в маркетинге, поэтому она использовала свои навыки в области PR и сделала несколько фотографий этого первого класса козлиной йоги и отправила их в журнал Modern Farmer.

«Через несколько минут они связались со мной и сказали: «Мы должны рассказать об этом». Репортаж вышел и кардинально изменил всю ее жизнь. «Вы никогда не знаете, что произойдет, когда что-то становится вирусным, это похоже на американские горки, несущиеся со скоростью 100 миль в час, а вы не можете сойти».

К тому моменту, когда Моррис закончила подготовку к работе и запустила свой бизнес, «у меня было более 2300 человек в списке ожидания». Она начала записывать в классы на Facebook, и «поняла, что не справлюсь с 400 человек на моей ферме, которые появятся для занятия козлиной йогой». Вскоре она придумала платформу для регистрации, чтобы навести порядок в этом процессе.

Моррис нашла утешение на ферме: «Я выходила каждый день и проводила время с моими козами». Она окрестила это особое время "Goat Happy Hour" («Счастливый час козла»), и начала приглашать людей.

Бизнес рос настолько быстро, что Моррис вскоре оставила свою работу в маркетинге. Оставить работу с надежной зарплатой и медицинскими пособиями было страшно.

Тем не менее, друг одолжил Моррис 75 000 долларов, чтобы запустить ее бизнес и покрыть некоторые счета. «Я полагала, мне потребуется около 50 000 долларов на расходы», — говорит она. — «А на самом деле оказалось втрое больше».

Моррис признает, что потратила слишком много денег, пытаясь зарегистрировать торговую марку "Goat Yoga" («Козлиная Йога»). Ее заявление неоднократно отвергали. «Мне сказали, что такое название слишком общее», объясняет она.

Она расстроилась, так как другие, называя себя «козлиной йогой», уже появились по всей стране. Но она считает их цирковыми номерами в сравнении с опытом фермы, который она предлагает. «Меня часто атакуют животные активисты, потому что они меня с кем-то путают, думая, будто я связана с другими людьми».

Моррис изменила название своей компании на Original Goat Yoga («Оригинальная козлиная йога»), и ей удалось зарегистрировать логотип, который она сама создала, где изображена коза в позе лотоса. «У меня есть полная линейка товаров», — говорит она.

Были и другие большие расходы, например, она потратила тысячи долларов на палатки для занятий на улице в ненастную погоду. Палатки разрушает ветер во время бури. Ей пришлось купить специальные коврики для клиентов, потому что козы съедали коврики для йоги, которые люди приносили сами.

Потом возникла необходимость в страховании, потому что, несмотря на то, что ни одна из ее коз никогда не нападала на кого-либо, она знала, что должна защитить себя. «Понадобилось много времени, чтобы найти страхование ответственности», — говорит она. «Мне шесть раз отказали», пока кто-то наконец согласился покрыть ее риски примерно за 1200 долларов в год.

Теперь люди приезжают из Японии и Австралии на занятия к Моррис, чтобы увидеть ее коз. Моррис приобрела карликовых нигерийских коз. Это миниатюрные животные, вес которых достигает максимум 30-40 фунтов (15-20 кг). Иногда она соблазняет самых молодых коз, чтобы их привлечь, кладя лакомства на спину или живот клиента. А когда козы становятся слишком большими, чтобы прыгать, они просто рыскают вокруг клиентов или сидят рядом. Что касается содержания: «Собаки намного дороже коз».

Занятия теперь проводятся в трех местах в штате Орегон, и Моррис привлекла партнеров, которые предоставляют имущество своих ферм и коз. Обычно она ограничивает число людей в классе до 30, чтобы сохранить хорошее соотношение «человек-коза». Она также зарабатывает деньги на лицензировании имени и логотипа Original Goat Yoga для ферм в четырех других штатах, включая Нью-Йорк. Права на запуск классов в этих новых местах уже проданы.

Ученые штата Орегон исследуют с ней взаимодействие коз и человека, а штат Мичиган начал предлагать занятия йогой с козами в рамках своей программы городских фермерских хозяйств. Моррис сделала корпоративные мероприятия для Nike и Kaiser Permanente, и она ищет недвижимость, чтобы открыть Goat-el («Козлиный отель»), где люди могут останавливаться, чтобы получить более полный опыт общения с козами.

Lainey Morris больше всего любит проводить время с своими козами. Ей нравится, когда она видит, какими счастливыми они делают других людей.

«Я помню, пришла одна леди и рассказала: «Я почти не приходила, так как купила билеты некоторое время назад, а у моего мужа был диагностирован рак. Я должна была его опекать, и мне было очень тяжело». Поэтому женщина собиралась отменить сессию козлиной йоги, но ее дочь уговорила не делать этого. «Это было лучшее решение, которое могло быть: я первый раз улыбалась за несколько месяцев», — сказала она Моррис. Вспоминая эту историю, Лайни Моррис останавливается на мгновение. «Это было сильно».

Источник и больше фотографий