Category: происшествия

александр петроченков

Филлис Дороти Джеймс. Смерть эксперта-свидетеля


Роман "королевы английского классического детектива" (вполне в духе Агаты Кристи и Конан Дойла) повествует о загадочном убийстве в лаборатории судебно-медицинской экспертизы в районе Черных болот неподалеку от Кембриджа в Восточной Англии.
александр петроченков

Гаррос-Евдокимов. Серая слизь

За авторским именем Гаррос-Евдокимов скрываются двое русскоязычных рижан: Александр Гаррос и Алексей Евдокимов. Известность им принес роман «Головоломка», получивший в 2003 году премию «Национальный бестселлер». А этот роман известность лишь подтвердил. Я купил эту книгу в магазине «Фаланстер» в то время, когда проходил лечение от рака, но прочитать роман смог только теперь, с большим опозданием, когда один из авторов, Александр Гаррос, скончался в Тель-Авиве от рака пищевода.

Первое, что бросается в глаза при чтении Гарроса-Евдокимова, — совершенно невероятный язык. При всей своей специфичности, обилии жаргонизмов и особенном «рижском» колорите — он ярок, художественно убедителен и грамотен. Язык вполне соответствует образу и характеру главного героя Дениса Каманина, бывшего панка, а ныне (то есть во времени действия романа, когда герой ведет повествование) модного режиссера-кинодокументалиста, получившего награду на кинофестивале Берлинале. Наверное, другими словами изображать довольно странный молодежно-журналистский мир русскоязычных жителей латвийской столицы невозможно. Язык неплохо характеризует эту публику. В том числе и свобода применения ненормативной лексики.

Довольно затейливый ритм повествования тоже бросается в глаза уже с первых страниц романа. Рассказ о событии и одновременная рефлексия по поводу этого события, ответ собеседнику и одновременно внутренний монолог, воспоминания, относящиеся к другому времени. И все это сделано языковыми средствами, в которых читатель разбирается без особых проблем и почти не путается. Зачастую повествование получается многослойное и нелинейное, так как авторы местами сильно злоупотребляют скобками — в некоторых длинных предложениях они до десяти раз открывают и закрывают скобки, вставляя разные дополнения и пояснения, а в некоторых случаях внутри отрытых скобок открывают новые скобки. Местами роман кажется слишком многословным и содержит вкрапления слов и фраз на английском и латышском.

Чтобы драйвер читательского интереса не угасал, завязка романа детективная, пронизывающая весь его сюжет. Уже на первых страницах главного героя допрашивает некий загадочный то ли полицейский, то ли представитель спецслужб, действующий под личиной следователя. Герой отвечает на вопросы следователя и одновременно вспоминает события вечера, ставшие причиной допроса. Точнее — событие. На допросе у следователя герой оказался потому, что девушка, с которой он беседовал вечером, вскоре после его ухода покончила жизнь самоубийством.

Роман по своему содержанию самоубийственный. Его содержание состоит в подробном объяснении необходимости самоубийства героя, а не только окружающих его персонажей. Жить в Риге русскоязычным невозможно, так как в сравнении с титульной нацией они все стали «чужими». Герой ломает голову над вопросом, как ему поступить дальше и куда валить из родной Латвии. За границу, куда из Латвии уже уехали многие, он не уезжать не хочет, там он никому не нужен. А свою жизнь России не представляет, так как кроме Питера и Москвы, вся прочая Россия ему невыносимо противна своей нищетой и откровенным хамством. Ему, русскоязычному парню из Риги, провинциальная Россия даже более ненавистна, чем его друзьям-латышам, которые в российской неустроенности и дикости видят только экзотику, словно в Африке.

По мере повествования читатель узнает, что множество друзей и знакомых Дэна (как многие зовут Дениса Каманина) погибает странной смертью. Лишь единицы из этих молодых людей умирают «естественно» своей смертью от болезней, но большинство погибает в результате жестокого насилия и подозрительных самоубийств. Причем число необъяснимых и непредсказуемых смертей растет, и круг сужается вокруг главного героя, который вызывает подозрения и у следствия. Причем в сюжете романа есть немало странных линий. Непонятная религиозная секта «Новый Ковчег», лидер которой считает «серой слизью» людей, не способных или не желающих принимать самостоятельные решения, а сам будто бы через секту организует поставки наркотиков. То роман «Полость» подкидывают приятелю главного героя, журналисту популярного издания, с романом знакомится главный герой, и эта метафора, которую надо понимать буквально: люди в романе оказываются полыми, пустыми внутри. И много чего еще.

Герой романа все время торопится, но при этом как будто постоянно тормозит сам себя, отвлекается на воспоминания, отступления, на подробные рассказы об очередном знакомом или друге. А очередных персонажей в романе очень много. И событий много. И это еще одна показательная черта романа. Местами роман кажется почти документальным, так как действующие лица оказываются реальными людьми. То в поле зрения появляется Сергей Шнуров, которого не впускают в Латвию из-за политического экстремизма. То герой ведет беседы с писателем Петром Вайлем, посетившим Ригу. То вдруг всплывает Николай Судник, солист авангардной группы ЗГА, отъехавший в Питер (у которого мне доводилось бывать дома в Риге). То вспоминается Эйдель — Владимир Эйдельман, издатель порнографического еженедельника «Давай!» и латвийской газеты НБП «Генеральная линия», затем объявленный «террористом номер один», арестованный в Москве ФСБ перед бесследным исчезновением. И так далее. Всех упоминать не стоит.

Действие местами происходит в редакции газеты «Час» в Доме печати в Риге. А местами герои вспоминают времена, когда пресса Латвии была самой передовой и свободной в Советском Союзе. В конце 1980-х я и сам выписывал замечательный рижский журнал «Родник», а многие писатели из России в те годы смогли впервые опубликоваться в Риге. Тиражи латвийских периодических изданий тогда били все мыслимые рекорды, так как их выписывали и читали по всему СССР. Ностальгией по тогдашним временам пронизан роман. А также ностальгией по Советскому Союзу, где не было никаких границ и не требовались визы. И по советскому человеку. Ведь Денис, родившийся в Риге и хорошо говорящий по-латышски, каждое лето в детстве проводил у друзей отца в Абхазии, в Гаграх, в семье грузина Кобы, и даже немного говорил по-грузински. Но потом там произошла война и всё изменилось. И самый близкий друг Дэна  в Риге ФЭД (Федор) тоже был таким же советским, сотканным из разных корней. Все они оказываются в новой Латвии бесправными и бесперспективно «чужими», alien — как указано в паспорте, почти инопланетянами.

Рига с давних пор была посредником между Россией и Европой. Еще во времена Ганзейского союза в XIII веке товары через Ригу по Двине попадали вглубь Руси — в Полоцк, Смоленск и дальше. И наибольшего своего расцвета этот город на берегу Балтики достигал дважды, в периоды перед наступлением краха империи: в начале ХХ века и в 1980-х годах. А теперь Латвию захватили бездарные латыши, которые своей убогой современной архитектурой уничтожают прекрасную Старую Ригу, а экономику довели до ручки, так как практически все предприятия, построенные на средства СССР, разрушены и пребывают в руинах. Но вопреки логике, несмотря на безработицу, эмиграцию молодежи и депрессию, цены на недвижимость в Риге и Юрмале лезут вверх. Герой пытается разгадать эту загадку, и под конец догадывается, что происходит это из-за вливания криминальных денег российских олигархов.

Роман «Серая слизь», в котором столько всего намешано, прорвался через хаос повествования и все-таки получился. Довольно печальный и несколько депрессивный, а местами очень выразительный и сильный (например, мне очень понравилось яркое описание покорения Эльбруса). Жалко, что продолжения больше не будет.

Гаррос-Евдокимов. Серая слизь. — СПб.: ООО «Издательство Лимбус Пресс», 2005. — 464 с. — Тираж: 7000 экз. — Твердый переплет.
александр петроченков

День памяти и скорби

Картинки по запросу день скорби 9 мая
Меня передергивает судорога, когда я вижу на автомашинах, обычно на заднем стекле, якобы патриотическую наклейку «Можем повторить!» или какие иные подобные праздничные атрибуты, словно кругом у нас герои-победители и надо немедленно орать от радости и гордости.

Это какие же уроды живут в нашей стране! И как их много. Что они собираются повторить? Победу над Гитлером? Флаг над Рейхстагом? А страшные жертвы и страдания кто готов повторять? Официально за время войны погибло 27 миллионов человек. Но некоторые историки пишут, что на самом деле погибло не менее 40 млн. Но кто же их теперь проверит?

Не говоря уже о том, что от голода, болезней и страданий, включая бомбежки и расстрелы погибли многие миллионы гражданских лиц, которых точно никто не считал. В частности, беззащитных и брошенных в оккупации, в страданиях от злодеяний врага. Хотите повторить? Минимум 650 тысяч гражданских лиц мучительно погибли от голода, холода и истощения в блокадном Ленинграде – ни Гитлер, ни Сталин не стремились кормить население этого несчастного города, оно никому не было нужно.

А как насчет военных? На западной границе в первые же дни и недели войны в плен попали примерно 2,5 млн человек, прямо на Линии Молотова. Немцы не были готовы к такому половодью советских военнопленных, заниматься ими не спешили, и в результате большинство из них погибли в скотских условиях в мучениях от голода, холода и болезней. А всего за время войны у немцев оказалось около 4 млн наших военнопленных. Готовы повторить? Об этом военном провале Советского Союза в начале войны до сих пор историки мямлят что-то невнятное. Там же Красная Армия лишилась огромных запасов оружия и боеприпасов. Кто тот гениальный военачальник, который собрал все оружие и притащил его к самой границе? Неужели расстрелянный Сталиным генерал Павлов, не сумевший остановить немцев? Но Павлов не имел власти, чтобы совершить столь масштабную глупость.

Минск сдали на пятый день, Смоленск — через три недели после начала войны. Хотите повторить? Потом пошли более масштабные потери, о которых еще недавно вообще умалчивали или говорили что-то невнятное. В окружении под Ельней и Вязьмой погибло 1,1 млн красноармейцев. Много вы об этом слышали? Про Ржев лишь недавно что-то стали мямлить сквозь зубы. Город восемь раз переходил из рук в руки. Там погибли 1,2 млн наших военных. Такие потери говорят об абсолютной бездарности военного руководства Жукова и Сталина. Это был грандиозный провал. Его отыграли только за счет того, что у СССР было больше ресурсов, чем у Третьего Рейха. И прежде всего человеческих ресурсов. Хотя население оккупированной Европы значительно превышало население СССР, нацистам удалось заставить воевать меньше солдат, чем методами советской власти. Это был важнейший расходный материал, с которым обращались безжалостно, и не особенно экономили.

В котле в сражении под Уманью полегли около 600 тысяч. Под Сталинградом героически погиб еще примерно миллион. Можно перечислять и дальше, и привести еще немало подобных страшных чисел. В Польше полегло 600 тысяч наших воинов. Причем в Польше до сих пор не могут простить нам такого «освобождения», и многие поляки считают русских оккупантами похуже гитлеровцев. Потому там и разрушают советские памятники. 600 тысяч — это побольше, чем за всю войну на всех фронтах и театрах военных действий погибло американцев.
Ну, и кто хочет все это повторить? Или желающие есть только водружать флаги над Рейхстагом и маршировать на параде Победы по Красной площади?

Честно говоря, нынешний фальшивый праздник Дня Победы мне противен. Его отмечают те, кто никакого отношения к той войне не имеет. И парад предназначен главным образом для милитаристского запугивания соседей и демонстрации военной силы. Корчить из себя таких победителей — бесчестно и даже подло.

Я хорошо помню 1965 год, когда отмечали 20-летие Победы. Впервые это был отдельный торжественный день. А до 1965 года этот день никак не отмечали. Только между собой, в домашнем кругу. Но и тогда 9 мая стал днем всенародной скорби. Никакого ликования. Сергей Сергеевич Смирнов на черно-белом экране телевизора говорил о героях Брестской крепости. Но он многого тогда не мог рассказать о минувшей войне, что сегодня известно всем желающим знать. Помню печальные поминальные тосты, костыли, раны ветеранов, тележки безногих инвалидов на подшипниках… Никто из них никогда ничего о войне не рассказывал, не хвастался и не гордился, так как война была ужасной. Только поминали погибших. И никто тогда не грозился всех врагов закидать шапками и снова победить. Раны войны еще не зажили. А теперь, похоже, ужасы войны прочно забыты. И воинственные идиоты теперь снова жаждут получить по мозгам, чтобы одуматься.
александр петроченков

Ли Чайлд. Джек Ричер, или Это стоит смерти

Это пятнадцатая книга из серии про Джека Ричера (а всего их уже написано двадцать!), отставного американского военного полицейского, ведущего образ жизни бродяги и вмешивающегося в жизнь разных удаленных уголков Соединенных Штатов. Он в индивидуальном и внесудебном порядке наводит справедливость на местах, дабы восторжествовала мораль, а преступники понесли ущерб, урон и наказание. Джек Ричер бывший спецназовец и умеет постоять за себя, и охотно отправляет на тот свет всех, кто того достоин по его мнению. Трупов получается достаточно много, в том числе и от карающей руки справедливости.
На сей раз в своих странствиях Джек Ричер добирался до плоских земель Небраски, занятых бескрайними кукурузными полями. В одном маленьком поселке он останавливается, чтобы выпить чашку кофе и двинуться дальше. Но лихая судьба распоряжается по-своему. Джек сорится с мужчиной из клана Дунканов, который, как ему кажется, избил свою жену. Семейство этих Дунканов уже несколько десятилетий правит этой округой. И один из горожан объясняет Ричеру, что тот играет со смертью и что теперь его жизнь не стоит и ломаного гроша. Здесь никто ему не поможет, так как все местные целиком зависят от Дунканов и исполняют любую их прихоть.
Джек задумался: как одна семья могла получить такую власть над целым городом? Почему закабалили людей и унижают их достоинство? Здесь кроется какая-то тайна. Джека Ричера, как магнитом, тянет к чужим тайнам. В попытке раскрыть тайну он многократно рискует жизнью, оказываясь зачастую в практически безвыходных ситуациях на мушке участников целой цепи гангстерских банд из Лас-Вегаса, Ливана и Ирана, сотрудничающих с Дунканами. Но он, разумеется, выходит сухим из воды и всех побеждает. Только пьет много кофе.
Слабость этого романа в том, что местами создается отчетливое впечатление, будто участники банд тоже читают этот роман и без всяких подсказок и намеков вдруг догадываются обо всех сюжетных ходах и уловках автора. И вообще написан роман так, словно его автор, шотландец Ли Чайлд, живущий в последнее время в Америке, пишет не столько роман, сколько сценарий будущего голливудского блокбастера. Нет никакой внутренней речи, размышлений, сомнений и рефлексии героев, есть только экшн — действие, возникающее зачастую из совершенно неясных мотивов, но ведущее к следующей серии действий, поступков, перестрелок, погонь и т.п. Видимо на киносценариях автор может заработать больше, чем на тираже книг.
Меня также раздражает качество перевода. Странная терминология у переводчика, будто он живет не в России, и не знает правильных слов, как называются разные вещи и часто переводит невпопад. В автомобилях у него какие-то странно названные детали и инструменты, в смартфонах вообще чепуха какая-то, виски люди у него пьют почему-то из бокалов, а не из стаканов, у всех пистолетов, дробовиков и винтовок почему-то есть дуло, но нет стволов… И так далее. Все это порождает сомнение, что и в других местах, где перевод у меня возмущения не вызывал, точности перевода все-таки тоже нет. Это мое замечание обращено уже к редакторам: надо все-таки читать переводы и сравнивать их с оригиналом и реальностью, и ограничивать свободу творчества безграмотных переводчиков.

Ли Чайлд. Джек Ричер, или Это стоит смерти (Worth Dying for) / Переводчики: Владимир Гольдич, Ирина Оганесова. — М.: Эксмо, 2014. — 416 с. — Тираж 5500. — (Серия: Легенда мирового детектива). — Возрастные ограничения: 16+.
александр петроченков

Как сообщает РИА Новости, польская правительственная подкомиссия по расследованию крушения…

александр петроченков

Ю Несбе. Полиция

Надеюсь, это последняя книга из серии о полицейском Хари Холле норвежского писателя Ю Несбё. Я прочитал несколько книг из этой серии и, похоже, даже попал в зависимость, так как автор обладает определенным талантом и пишет увлекательные криминальные триллеры, лучшим из прочитанных мною был роман «Снеговик». Не случайно Ю Несбё переводят на множество языков и правительство отмечает его творчество множеством наград за создание благоприятного образа Норвегии у читателей всего мира. Впрочем, Несбё явно пишет, ориентируясь прежде всего на американский рынок. Именно поэтому автор в своем романе то и дело обсасывает тему гомосексуализма, хотя в норвежском обществе coming out гея едва ли способен облегчить или украсить его жизнь.

Посмотрел отзывы читателей на роман «Полиция», и меня удивило обилие позитивных отзывов, хотя мое мнение скорее отрицательное. Я разочарован романом: много невнятной писанины, очень много натурализма и всяких ужастиков, явно умышленно выдумываемых автором, чтобы потрясти воображение читателя. В жизни даже самые патологически жестокие преступники не обладают такой выдумкой и фантазией, чтобы проделывать со своими жертвами подобные зрелищные шоу, да и материальные возможности у них не настолько безграничны, как нам навыдумывал Несбё в своем романе.

Роман определенно очень затянутый, причем с использованием жульнических приемов откровенно бессодержательного многословия. Действия вроде бы много, но на страницах романа количество персонажей с не выговариваемыми норвежскими именами таково, что к середине романа начинаешь среди них путаться, теряя нить нарратива. К тому же этот роман тесно связан с какими-то пропущенными мною предыдущими романами, на которые постоянно ведется смысловая ссылка, и читатель, не прочитавший те романы, должен чувствовать себя идиотом, который пропустил что-то очень важное, чтобы понять, почему, например, какого-то русского мафиози Хари Холле в другом романе заколол в баре штопором в шею, но считает, что все было сделано правильно, хотя это убийство скрывает.

Есть немало и других сюжетных линий, возникающих за пределами романа «Полиция», но продолжающих развиваться, мороча читателю голову своей невнятностью. Казалось бы, в таком громадном и многословном романе можно было объяснить решительно всё, соединить все концы и начала, но автор то ли умышленно, то ли по небрежности этого не делает. Это постоянно раздражает и вызывает отвращение к такой неуважительной манере письма.

Еще один отталкивающий и даже мошеннический прием, который многократно использует Ю Несбё в этом романе особенно отчетливо, это постоянно повторяющиеся сюжетные клише, в которых он практикует недосказанность и неполную информацию. Например, начиная рассказывать какой-то эпизод, он не сообщает имени основного участвующего персонажа, называя его просто «он» и оставляя читателю гадать, о ком вообще идет речь. Увы, в моем сознании такие трюки не усиливают интригу и не увеличивают загадочность, а вызывает раздражение: автор играет с читателями, как кошка с мышкой.

Не стану обсуждать громадное количество всяких ляпов и заблуждений, которыми пестрит этот затянувшийся роман. Не зря говорят, что краткость сестра таланта, так как чем длиннее текст, тем больше в нем встречается всяких глупостей и ошибок.  Тюремные охранники не сумели отличить труп «трехдневной свежести» от свеженького трупа? При этом труп трое заключенные суток прятали в камере в чемодане! Это что за тюрьма такая? И что за чемодан? И зачем на трупе для маскировки была сделана татуировка, чтобы выдать его за другого, сидящего в тюрьме персонажа? Кстати, татуировку на трупе, словно на живом, сделать невозможно.

Если внимательно читать роман, подобных глупостей там целая туча. Не говоря уж о том, что вся полиция Норвегии, работая в авральном режиме, оказывается не способной найти и обезвредить одного маньяка, убивающая этих самых полицейских. Преступник всегда на протяжении огромного романа оказывается более хитрым, ловким, умным, кровожадным и намного лучше информированным о делах и планах полиции, чем десятки туповатых полицейских, вооруженных современной техникой, транспортом, связью, оружием, приборами ночного видения, компьютерами, GPS, пеленгацией мобильной связи и камерами наблюдения. Но полицейские целыми днями, в промежутках между похоронами своих коллег, убиваемых жестоким преступником с совершенно непонятными и явно высосанными из пальца мотивами, пьют много кофе, много курят, ищут зачем-то статистику в базах данных и рисуют какие-то схемы на доске, но криминалисты никаких следов преступника на местах его многочисленных преступлений не находят – ни следов на земле, ни отпечатков пальцев, ни волос, ни ДНК – вообще ничего! Ну разве не бред?

Психологическая характеристика персонажей романа тоже зачастую жульническая. Когда говорится про любовь, это такая слащавая патока, что лучше выплюнуть. А когда автору нужно изобразить одного полицейского отрицательным персонажем, он не жалеет грязи: тот только и занимается тем, что спит, дрочит, смотрит порнуху, дрочит, спит и опять дрочит. Но позже выясняется, что это не он главный злодей, и автор напрасно так его измазал, а Хари Холле даже спасает ему жизнь.

Сюжетная линия романа умышленно драная и местами просто обрывается в середине книги или вдруг в конце книги появляется некий персонаж в медицинской маске, хотя в сценах в больнице его можно было более естественно ввести еще в начале книги.

Одним словом, «Полиция» — худший из прочитанных мной романов Несбе. Жалею о выкинутых деньгах (хотя купил роман в «Ашане», где книги стоят подешевле) и о бесполезно потраченном времени, которое можно было использовать намного более целесообразно.

Кстати, в сети есть аудиокнига романа. Попробовал слушать, но из-за бессмысленного нагромождения персонажей и всяких норвежских имен и топонимики, не воспринимаемых на слух, что-либо понять и запомнить просто невозможно.

Ю Несбе. Полиция (Politi). / Переводчик Е. Лавринайтис. — М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2016. — 640 с. — Тираж 25000.
александр петроченков

Галицкий прокомментировал ситуацию со смертью блокадницы в кронштадтском "Магните"

Галицкий прокомментировал ситуацию со смертью блокадницы в кронштадтском "Магните"

Владелец и гендиректор ОАО «Магнит» Сергей Галицкий прокомментировал ситуацию в Кронштадте, где пенсионерка, задержанная в магазине по подозрению в краже трех пачек масла, позже скончалась в отделении полиции.

Posted by Александр Петроченков on 6 фев 2015, 23:58

from Facebook
александр петроченков

Ли Чайлд. Этаж Смерти


Маргрейв — крохотный городок, затерявшийся в провинциальной глуши южного штата Джорджия. Но городок странный: он абсолютно идеальный. Чистый и новый. Настолько идеальный, что это пугает. Потом выясняется, что такие чудеса творят тонны фальшивых долларов, хотя технология изготовления этих долларов мне показалась совершенно идиотской. Но это неважно — таковы правила игры в этом криминальном триллере.

Бродяга Ричер по зову сердца прибывает на автобусе в Маргрейв, где — как рассказывал его брат — по слухам умер легендарный негр-музыкант Блайнд Блэйк. (Я поискал в Википедии и выяснил, что певец блюзов “Blind” Blake умер в декабре 1934 года совсем в другом месте: он лежит на кладбище в городке Глендейл, штат Висконсин. Причина смерти Блейка точно не известна: то ли попал под трамвай, то ли скончался от геморрагической пневмонии или туберкулеза.) Но история с этим почти забытым чернокожим певцом блюзов, при жизни выпустившим на Paramount Records в 1927 году одну пластинку, ставшую коллекционной редкостью, романтически оттеняет мрачный роман, переполненный трупами.

Бродяга Джек Ричер — не вполне бродяга. На самом деле он бывший военный полицейский и спецназовец, недавно вышедший в отставку и ведущий кочевой образ жизни. Он приходит в Маргрейв, намереваясь найти следы Блайнд Блэйка и покинуть город через пару дней. Однако в этот момент в идеальном Маргрейве происходит первое за последние тридцать лет убийство. Местные полицейские вешают его на подвернувшего под руку бродягу Ричера, единственного чужака в городе. И тут начинает закручиваться интрига. Первым действием становятся выходные в тюрьме, на этаже смерти, в обществе заключенных, отбывающих пожизненное заключение.

Именно из-за этого эпизода в тюрьме роман называется «Этаж Смерти» — тут Ричер открывает счет своим убийствам. И затем он до конца романа без устали и не морщась убивает налево и направо. Я просто со счета сбился. Главный герой и главный убийца после себя оставляет никак не менее дюжины трупов. Убивает он легко и изящно: кому-то сворачивает шею, кого-то пристрелит, кого-то утопит, кого-то сожжет… Убийства на все вкусы. Просто Ричер терпеть не может нудные бюрократические формальности правосудия, поэтому он сам восстанавливает справедливость на свой лад: убивает и смывается. Или в воспитательных целях просто глаз вырывает или напрочь отбивает яйца врагу, которого решил пощадить.

Такой вот симпатичный детективный романчик. Автор Ли Чайлд (Lee Child, настоящее имя — Джим Грант, Jim Grant) родился в 1954 году в Ковентри, Англия. Учился в университете Шеффилда на юриста. Работал на телевидении в Англии, но в 1995 году был уволен по сокращению штатов. В 1997 году вышла первая книга Ли Чайлда, «Этаж смерти». Книга имела большой успех и дала начало целой серии триллеров, главным героем которых является бродяга-полицейский Джек Ричер. Летом 1998 года Ли Чайлд переехал в США и проживает в штате Нью-Йорк.

Прозу Ли Чайлда характеризуют как «крутой» современный экшн. В интервью 2012 года Ли Чайлд признается, что его стиль направлен на максимальную коммерческую прибыль и не имеет никаких литературных целей. Например, один из родителей Джека Ричера француз. Сделано так отчасти потому, что если бы родители Ричера были только американцами, это ограничило бы обращение его триллеров во Франции. В том же интервью Чайлд цинично заявил, что не видит причин извиняться за коммерческий характер своих произведений.

Поведение главного героя романа могло бы много интересного сообщить психоаналитику о том, что творится в голове автора.

Ли Чайлд. Этаж Смерти (The Killing Floor) / Перевод: Сергей Саксин. — М.: ЭТП, 2004. — 368 с. — (Серия: Паук). — Тираж 5000 экз.


Счетчик посещений Counter.CO.KZ
александр петроченков

Кто это взбзднул на весь Собянинск?

Москва второй день взбудоражена разговорами про странный выброс в атмосферу с неприятным запахом и смогом. СМИ второй день рассуждают про какую-то аварию и про сероводород в воздухе.

Хочу поделиться своими наблюдениями по этому поводу. В понедельник 10 ноября я вышел из дома довольно рано -- в 7:40. Небо было совершенно ясным, ни облачка, ни тумана, температура минус 1 градус. Никакого запаха не было, воздух был по-утреннему свежий и чистый.

Вскоре я вернулся домой, сел завтракать и слушал по радио "Говорит Москва" утреннюю болтовню Сергея Доренко. Около 10 часов он вдруг сообщил, что на дороге в Домодедово, по сообщениям звонивших в студию автомобилистов, появился туман. Доренко что-то пошутил насчет того, что вечно это Домодедово тонет в тумане. Я же удивился: какой еще туман? Только что было совершенно ясно и сухо!

Красная площадь, август 2010 года

В 11 часов я снова вышел из дома и был поражен произошедшей переменой: в воздухе висел густой вонючий смог или белесый туман, неба почти не было видно. Нет, это был не сероводород. Запах был явно стирольный или бензольный -- как химический растворитель. Как пахнет сероводород, сопровождающий нефтеперегонку тяжелой татарской нефти, мне хорошо известно, так как от моего дома до знаменитого НПЗ в Капотне километра три-четыре, а до факела, где сжигают попутный газ, -- и того меньше. При попутном ветре с юго-востока до нас этот запах нередко долетает. Да и проезжая возле НПЗ в Капотне всегда можно насладиться мощной вонью сероводорода или каких-то соединений серы, присуствующих в татарской нефти. Но вчера был совсем другой запах! Какие-то нефтяные нотки в воздухе явно присутствовали, словно запах на бензозаправочной станции.

Я заглянул в поликлинику на Перервинском бульваре, и вскоре, примерно в 11:30, возвращаясь оттуда домой, обратил внимание, что над НПЗ в Капотне поднимается плотное и темное марево тумана, заслонившее солнце. И влажный аэрозольный смог стал плотнее. Южный конец Перервинского бульвара упирается в Москву-реку совсем недалеко от НПЗ, а из Дюссельдорфского парка факел НПЗ виден как на ладони. Выглядело это марево довольно мрачно и странно. Погода была почти безветренной, смог захватил все небо, и запах стоял довольно плотный.

Когда-то я изучал токсикологию в мединституте. Бензольные соединения не слишком токсичны, то есть от них нельзя мгновенно пострадать или погибнуть. Но длительное вдыхание таких соединений, присутствующих в любом городе с интенсивным автомобильным движением, может оказывать канцерогенное воздействие. И вообще не очень полезно для здоровья. Подышав этим аэрозольным смогом я к вечеру испытывал сильную головную боль, хотя у меня крайне редко болит голова. Впрочем, через некоторое время головная боль прошла сама без какого-либо лечения.

Меня удивляет реакция МЧС, которому понадобился целый день, чтобы указать, что источником загрязнения воздуха в столице был именно НПЗ в Капотне. Похоже, МЧС ничего не предпринимал, пока крепко не завоняло даже в центре Москвы. Сообщили об аварии на НПЗ, но владелец предприятия "Газпром-нефть" отверг версию об аварии. По другой версии источником вони стала водоочистная станция в Люблино. Перервинский бульвар, куда я ходил, своим северным концом упирается в эту самую Люблинскую водоочистную станцию. Но все же я полагаю, что источником вонючего смога был именно НПЗ. Это было хорошо видно без всяких приборов.

Очень интересно отследить продолжение этой истории. МЧС что-то невнятно мямлит, а "Газпром-нефть" отвергает версию об аварии. Будут ли проведено расследование и приняты какие-то меры против тех, кто действительно совержил такое загрязнение? Или завтра об этом поспешат забыть и закроют непрятную тему?

Помнится, еще мэр Москвы Юрий Лужков клялся, что непременно закроет НПЗ в Капотне и выведет его за пределы столицы, а Марьино станем самым экологически чистым местои города. Но вывели самого Лужкова. А ведь было уже даже создано акционерное общество с американским капиталом, которое собиралось рекультивировать территорию, освободившуюся от НПЗ, чтобы строить там элитное жилье на высоком берегу Москвы-реки. Позже это АО подавало иски против московской мэрии, когда поняло, что Лужков их обманул. Может быть Лужков обманул непреднамеренно, а столкнулся с такими могущественными владельцами НПЗ, которых не смог одолеть? В разное время владельцами НПЗ были Борис Березовский, Сулейман Керимов и Алишер Усманов. Когда-то владельцем был и Роман Абрамович, и тогда сернистый аромат из Капотни в народе называли "запахом Абрамовича". Но НПЗ владело также правительство города Москвы. А теперь владелец "Газпром-нефть".

Что-то я сомневаюсь, что Собянинск добровольно откажется от такого источника бюджетных доходов и налогов, каким является вонючий нефтеперегонный завод. Ведь деньги не пахнут!

«В Москве открылся портал в ад!»

В новостях сообщили, что возле Капотни Росэкомониторинг вчера зафиксировал резкий скачок бензолов и других аналогичных химических ееществ в воздухе. Но не сероводород. То есть, пиарщики "Газпром-нефти", утверждая, что никаких аварий, связанных с сероводородом на НПЗ не случилось, формально правы и не врут. Не было никакого сероводорода! А вот всякой другой дряни в воздух выброшено много. Интересно, кто и как будет за это отвечать? Проскочило даже сообщение, будто НПЗ могут закрыть на три месяца. Ой, что-то мне совсем не верится в такой исход.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ