Category: технологии

александр петроченков

Мюррей Шанахан. Технологическая сингулярность

Это довольно небольшая книга по очень обширной теме. Фактически, это только введение в проблему. Основное внимание уделяется будущему искусственного интеллекта, а сопутствующие темы, такие как нанотехнологии и биотехнология, затрагиваются лишь вскользь. Попутно автор затрагивает интересные философские вопросы, заставляя читателя размышлять, к примеру, о том, чего мы хотим как биологический вид.
Первое упоминание сингулярности принадлежит Джону фон Нейману (1903-1957): поскольку технологический прогресс, определяющий то, как мы живём, постоянно ускоряется, должен наступить такой момент, когда люди не смогут поспевать за технологиями — наступит то, что математики называют сингулярностью. Главным популяризатором термина стал Рэй Курцвейл в бестселлере Singularity is Near (2005). Многие из тех, кто читает эти строки, доживут до точки технологической сингулярности, которая случится через несколько десятилетий, примерно в 2040 году. После этого момента наступит вообще непонятно что, невозможно понять и предсказать.
Сингулярность в истории человечества может настать, если экспоненциальный технический прогресс принесет с собой такие масштабные перемены, что всякой деятельности человека, как ее понимают сейчас, придет конец. Привычные институты — экономика, правительство, государство, закон — не сохранятся в нынешнем виде. На смену базовым общечеловеческим ценностям — неприкосновенность жизни, стремление к счастью, свободе выбора — могут прийти другие ценности. Даже наше представление, что означает быть человеком, личностью, живым, осознавать себя, занимать положение в обществе, — все это может быть оспорено, причем не философски, а практически в силу прямых и непосредственных обстоятельств.
«Технологическая сингулярность» Мюррея Шанахана из серии «Базовые знания» издательства MIT Press посвящена гипотезе о технологической сингулярности — воображаемой точке технологического прогресса, означающей масштабные перемены в жизни и обществе. В книге исследуются два варианта возникновения технологической сингулярности — путем развития искусственного интеллекта и нейротехнологий. Решительно всё изменится, если сбудется то, что обещают нам искусственный интеллект и нейротехнологии. ИИ станет не только источником технологий, но и их продуктом. Причем цикл обратной связи приведет к непредсказуемым и потенциально взрывоопасным последствиям. Если конструируется разум, который одновременно является автором такого конструирования, он может вступить в цикл самосовершенствования. Но даже если умственные способности ИИ будут равны человеческим, такой интеллект уже станет сверхразумом, так как разум человека несовершенен — он медлителен и непродуктивен, отключается на метаболизм и сон, не способен долго концентрироваться на одной задаче и часто отвлекается.
Сегодня в новостях прочитал: в Новой Зеландии официально признано, что все животные являются разумными существами, обладают чувствами и с ними следует обращаться как с разумными тварями. Пока не ясны многие детали, все ли виды животных признаны в Новой Зеландии равными и одинаково разумными, как обстоят дела с сельскохозяйственными животными, как определяется наличие разума и т.п. Но в любом случае создан невероятный прецедент.
В книге Мюррея Шанахана приведен пример спонтанной инновации в мире животных. В 2002 году ученые из Оксфорда изучали содержащихся в неволе новокаледонских ворон, которые славятся изобретательностью. Экспериментальное оборудование состояло из маленького ведерка с едой и высокой трубы. Ведерко опускали в трубу так, чтобы ручка не выступала из трубы. Птицам давали куски изогнутой проволоки, которые они быстро научились использовать как крюки, чтобы вытаскивать ведерки с пищей. Но в одном эксперименте в клетке оставили только кусок прямой проволоки. Без всякого предварительного обучения ворона вставила один конец проволоки в отверстие клетки и изогнула его в виде крюка, с помощью которого затем вытащила свою еду.
Интеллект — это сочетание изобретательности и здравого смысла. Чтобы догадаться сделать крюк, нужна изобретательность, а чтобы понимать, какого результата можно ожидать, нужен здравый смысл и жизненный опыт в физическом мире о природе пластичных материалов. Сегодня мы знакомы с некоторыми образцами ИИ в различных автоматических речевых системах, бойко отвечающих на самые разные задаваемые им вопросы. Но такие системы не имеют опыта соприкосновения с физическим миром, что нередко приводит их в тупик. На вопрос: «Если подвесить крысу за хвост, что будет ближе к земле — нос или уши?» ответить может даже ребенок, хотя никогда не вешал крысу за хвост и не видел такого. Но ИИ может попасть в тупик, так как не может смоделировать подобный сценарий.
Искусственный интеллект способен к автоматическому самообучению (machine learning), и как показывают исследования Google, в этом огромную роль способны играть Большие данные (Big Data) — человек не в состоянии переваривать большие объемы данных, а для машины чем больше массивы данных, тем качественно точнее оказывается ее интеллект.
В 1950 году знаменитый физик, лауреат Нобелевской премии Энрико Ферми выразил нерадостную мысль, которая получила название парадокса Ферми. В Галактике колоссальное количество звезд, у многих из которых наверняка есть планеты, имеющие подходящие условия для возникновения жизни. Там вполне вероятно появление интеллекта и технически развитых цивилизаций. Поэтому, логически рассуждая, можно решить, что космос должен кишеть этими внеземными цивилизациями. «Ну, и где же они в таком случае?» — воскликнул Ферми.
Тишине космоса есть много всяких объяснений. Но все они грустные: цивилизации долго не живут, а сами себя уничтожают. В том числе, возможно, при помощи враждебного искусственного интеллекта. В заключение автор книги отмечает, что если мы одиноки во Вселенной, на нас лежит особая ответственность: мы должны решить, что делать с этой технологией, и не только во имя человека, но и во имя будущего самого сознания в Галактике. Остается лишь надеяться, что искусственный интеллект не уничтожит нас, а будет обращаться с нами как с разумными животными.
Мюррей Шанахан. Технологическая сингулярность (The Technological Singularity). — М.: Издательская группа «Точка», 2017. — 256 с. — Твердый переплет. — (Серия «Завтра это будут знать все»)
александр петроченков

45 лет назад инженер Motorola впервые совершил звонок сотового телефона с улицы

Быстро время летит! И пути технического прогресса неисповедимы: ну кто мог подумать тогда, что не пройдет и полвека, как эта новинка станет самой обыденной вещью, желанной и доступной едва ли не каждому жителю планеты. Например, сегодня в Индии сотовыми телефонами владеет вдвое больше людей, чем пользуется фаянсовым унитазом.

Первый звонок с мобильного телефона DynaTAC инженер компании Motorola Мартин Купер сделал на улицах Манхэттена 3 апреля 1973 г. Он позвонил своему конкуренту – Джоэлю Энгелю из Bell Labs – и сказал: «Я звоню тебе с сотового телефона».

Как позже он рассказывал CNN, в трубке на время воцарилось молчание: «Подозреваю, что он скрипел зубами. Он был очень вежлив и завершил разговор».

Это был компактный, по-настоящему мобильный телефон весом 1,15 кг и размерами 22,5 х 12,5 х 3,75 см , без учета гибкой обрезиненной антенны. У него был светодиодный дисплей красного цвета, отображавший набираемый номер. На передней панели располагалась 12-клавишная цифровая клавиатура (из них 10 цифровых кнопок и две для отправки вызова и прекращения разговора) плюс девять специальных функциональных клавиш.

На одной зарядке DynaTAC был способен проработать до 35 минут, а вот заряжать его требовалось около 10 часов.

3 апреля 1973 года Купер в порядке легкого троллинга совершил звонок с телефона DynaTAC в Bell Laboratories — в стан главного конкурента AT&T, прямиком главе исследовательского отдела Джоэлу Энгелю.

александр петроченков

Любопытная статистика. Объем высокотехнологичного экспорта в год (млрд): Китай - $496 Германия -…

александр петроченков

МК: В Англии открылся первый публичный дом с секс-роботами

Сегодня МК сообщает, что такой специфический товар можно попробовать и купить в английском Гейтсхеде. Идея открытия борделя принадлежит 40-летнему бизнесмену Грэхему (Graham), организовавшему в Лондоне компанию Lovedoll UK. За 100 британских фунтов клиент получает в аренду двуспальную кровать на час и секс-робота на выбор, сообщает МК. Причем 70% клиентов не брезгуют повторно использовать роботов, которыми уже пользовались другие клиенты. А за £2,000 можно купить понравившегося робота.

Подробнее: http://www.mk.ru/social/2018/01/26/v-anglii-otkrylsya-pervyy-publichnyy-dom-s-seksrobotami-devstvennicami.html

Британская газета the Sun показывает некоторые подробности этого бизнеса. Оказывается, на этом рынке уже возникла определенная конкуренция и перспективы выглядят весьма оптимистично. Роботов проектирует, изготавливает и продает компания Lovedoll UK. Компания предлагает на выбор силиконовых роботов разных форм, размеров и цвета кожи. Робот может быть изготовлен индивидуально по желанию клиента так, чтобы быть максимально похожим на определенную женщину: говорить на нужном языке, а также издавать разные звуки -- вздохи, восклицания, стоны и даже сопеть во сне.

Подробнее: https://www.thesun.co.uk/news/5407949/sex-doll-brothel-uk-pictures-lovedoll-gateshead/

В видеоролике в конце статьи в the Sun разработчик этих секс-кукол инженер по электронике из Барселоны Серджи Сантос (Sergi Santos), получивший степень PhD по нанотехнологиям в университете Лидса, кратко показывает на что способны его роботы и как ими пользоваться. Куклы отвечают на вопросы и откликаются на прикосновения. Лицо (face) -- это важный интерфейс робота. Но также руки и другие части тела реагируют на прикосновения разной силы.

Конечно, все эти роботы пока выглядят как жалкая пародия, слабо имитирующая живую женщину. Искусственный интеллект довольно примитивный, звук голоса электрический, нет никакой мимики, жестов и движений. А как у них с температурой тела?

Мне кажется, надо сильно напрягать фантазию, чтобы в такой игрушке обнаружить сексуального партнера, способного возбудить мужчину на подвиги. Но все же дело явно не стоит на месте и бизнес по созданию секс-роботов развивается, а продукция постоянно совершенствуется, роботы обладают памятью и способны к какому-то самообучению. Они запоминают предпочтения "партнера" и угадывают его желания.

В условиях, когда многие мужчины на Западе запуганы возможными обвинениями в сексуальном харрасменте и многие даже избегают смотреть на женщин, чтобы не оказаться обвиненными в приставаниях, не очутиться в суде и не понести моральные, репутационные и материальные убытки, такие суррогатные половые партнеры могут оказаться все более востребованными. Ведь в отличие от настоящих женщин, роботы не сварливы, не пилят мозг, не болтают, а расходы на них минимальны. А кончилась "любовь", развода и раздела имущества не требуется.

У Серджи Сантоса есть своя компания Synthea Amatus по созданию кукол-роботов. http://syntheaamatus.com/ На этом сайте есть видеоролики о том, как создают и изготавливают таких роботов и каковы их технические возможности.

Подобные роботы способны изменить сексуальную культуру людей. Даже британские проститутки уже опасаются, что новая порода реалистичных кукол вытеснит их из бизнеса и оставит без работы. Боюсь, скоро люди разного пола вообще отучаться общаться друг с другом, ухаживать и находить общий язык. Едва ли это скажется на демографии позитивно. Но может быть действительно нас уже слишком много развелось на этой маленькой планете?

Надеюсь, всем, кто решит отправится по последней ссылке, уже есть 18+.

александр петроченков

Этем Алпайдин. Машинное обучение. Новый искусственный интеллект

Машинное обучение (ML или machine learning) в перспективе способно порождать и совершенствовать новый искусственный интеллект. Эта книга представляет собой научно-популярное издание, которое дает общее представление о машинном обучении, описывает суть основных алгоритмов обучения без излишнего погружения в технические подробности и обсуждает примеры их применения на уровне, достаточном для понимания базовых основ, так как эта книга, выпущенная издательством MIT Press в Кембридже, предназначена для широкого круга читателей.

Последние полвека мы живем во все более тесном общении с компьютерами, которые находят все новые практические применения, изменяя нашу жизнь так, чтобы было проще работать. Когда наши компьютеры станут еще умнее, среда, в которой мы живем, тоже изменится.  Каждый век прибегает к технологиям своего времени. Если бы мы каким-то образом вернулись на пару тысяч лет назад и передали римлянам или византийцам технологию сотовой связи, едва ли это как-то улучшило качество их жизни и сделало счастливее. Новые изобретения должны соответствовать остальным условиям жизни. Мир, в котором машины будут обладать человеческим интеллектом, станет совершенно другим миром.

Когда мы достигнем такого интеллектуального уровня? Как долго для этого нужно учиться? Это нам еще только предстоит увидеть. Машинное обучение кажется самым перспективным способом добраться до новых горизонтов. Мы уже сейчас работаем с большими данными (Big Data), а завтра они станут еще больше. Датчики становятся дешевле и точнее, дают больше данных, возникает Интернет вещей (IoT). Растет и мощность компьютеров. Изобретаются новые технологии и материалы, например, графен. Новые продукты разрабатываются и производятся все быстрее с использованием 3D-печати, и все больше продуктов будут становиться умными.

Машинные обучаемые системы становятся все более интеллектуальными, хотя современные глубокие сети недостаточно глубоки: они могут обучаться абстрагированию в некотором ограниченном контексте, например, для распознавания рукописных знаков или подмножества объектов. Но возможности компьютеров меркнут в сравнении с возможностями коры головного мозга человека. Можно обучить систему некоторому лингвистическому абстрагированию на больших объемах текста, но она будет далека от истинного понимания. Как будут масштабироваться наши алгоритмы обучения, остается открытым вопросом. Оптимизм основывается на том, что такую самообучающуюся модель представляет собой наш мозг. Но масштабирование окажется трудным. Мы рождаемся с готовым речевым аппаратом, но ребенку требуются годы наблюдений и упражнений, чтобы начать связно говорить.

Надежду подкрепляет то, что самообучаемые машинные системы видимо смогут удовлетворять какую-то практическую потребность и однажды станут продаваемым продуктом. Как показывает опыт, монетизация подстегивает исследования и разработки куда сильнее, чем научное любопытство. Становясь интеллектуальными, самообучающиеся системы найдут применение во все более умных продуктах и услугах.

Эта небольшая книга содержит не только базовый обзор возможностей и перспектив машинного обучения, но рассказывает о том, как машины обучаются: о распознавании образов, нейронных сетях и глубоком обучении, обучении кластерам и рекомендациям, обучении действию. Полтора десятка страниц в конце книги содержат ценный словарь терминов, а фактически —  англо-русский толковый словарь, вводящий читателя в круг понятий и терминов, пока отсутствующих в нашем тезаурусе.

Автор Этем Алпайдин (Ethem Alpaydin) — профессор департамента компьютерного инжиниринга Bogaziçi University в Стамбуле, автор ряда книг по ML, выпущенных MIT Press.

Этем Алпайдин. Машинное обучение. Новый искусственный интеллект (Machine Learning. The New AI). — М.: Альпина Паблишер, Издательская группа «Точка», 2017. — 208 с. — Твердый переплет. — (Серия «Завтра это будут знать все»).
александр петроченков

Этем Алпайдин. Машинное обучение. Новый искусственный интеллект

Этем Алпайдин. Машинное обучение. Новый искусственный интеллект

Машинное обучение ( ML или machine learning ) в перспективе способно порождать и совершенствовать новый искусственный интеллект. Эта к...

Posted by Александр Петроченков on 8 авг 2017, 00:23

from Facebook
александр петроченков

Сэмюэл Грингард. Интернет вещей. Будущее уже здесь


Многим кажется, будто Интернет вещей где-то далеко. Но будущее уже здесь. Internet of Things или IoT — это не просто модное словечко, не прихоть или очередной пузырь вроде лопнувших дот-комов. Это фундаментальное изменение, подлинная новая техническая новизна, Четвертая промышленная революция, совершенно иной образ жизни. В Интернете уже давно больше вещей, чем людей. Но скоро огромное множество вещей получат свои радиометки или пассивные датчики, а любой владелец смартфона превратится в потенциальную информационную точку с далеко идущими последствиями. О мире физических объектов мы знаем удивительно мало, а ведь даже тело человека может стать «вещью», постоянно транслирующей громадное количество данных для накопления в базах данных, чтобы затем извлекать оттуда самые неожиданные знания.

В новом информационном мире мы все становимся источниками различной информации, которую собирает, накапливает и анализирует огромное множество умных устройств. Все вещи способны поумнеть — часы, смартфоны, автомобили, дома, холодильники, кофеварки и даже пивные бутылки. Радикально изменятся быт, медицина, транспорт, связь и многое другое, что сегодня трудно вообразить, так как трудно заглянуть за горизонт. Но Big Data и сочетании с IoT приведут к революционным переменам более существенным, чем массовое внедрение интернета и мобильной связи. Автор детально анализирует историю развития вычислительной техники и возможные сферы применения Интернета вещей, пытаясь моделировать будущее, в котором вещи, подключенные к Интернету, играют значительную роль.

Новые системы всего через несколько лет позволят создать умные сети и города, динамично приспосабливающиеся к постоянно меняющейся ситуации на дорогах, потребительским привычкам, погоде и многим другим переменным факторам. Эти системы значительно снизят количество аварий на дорогах, потребление энергии, будут экономить время и деньги каждого человека. Это будет совсем другой мобильный подключенный мир, использующий облака и цифровые инструменты.

Книга совсем не развлекательная, написана она не очень веселым языком, читать ее местами трудно из-за высокой густоты новых и не очень понятных терминов. Но разобраться можно.  И, мне кажется, весьма полезно.

Читать фрагмент книги

Сэмюэл Грингард. Интернет вещей. Будущее уже здесь. (The Internet of Things. The MIT Press Essential Knowledge series) — М.: Альпина Паблишер, 2016. — 188 с. — Тираж 2000 экз. — Твердый переплет,суперобложка.
александр петроченков

Эрик Шмидт, Джаред Коэн. Новый цифровой мир. Как технологии меняют жизнь людей, модели бизнеса и пон

1007123651

Наш мир стремительно меняется. Меняется намного быстрее, чем мы это осознаем. Причем эти перемены прежде всего происходят под влиянием цифровых технологий. Хотя сегодня нам кажется, что оцифровано уже буквально всё, в действительности мы находимся только в самом начале невероятного изменения всего на свете. Меняются экономика и бизнес, личность и государство, политика и быт, войны и революции. Пиццу вам домой или на работу может доставить беспилотный коптер. Но такой же дрон может доставить по нужному адресу бомбу. А кроме того, мы теперь повсеместно сталкиваемся с виртуальным терроризмом и информационными войнами.

Поскольку мы находимся в потоке этих перемен, нам трудно понять их и осмыслить. Имеет смысл на мгновение остановиться и задуматься не только о том, где мы находимся сейчас, но и том, что нас ждет. Эта книга — именно такое размышление о том, что с нами будет. Причем на основе фактов, а не досужих домыслов. И о том, что уже есть сегодня, но еще не проросло в полный рост и не стало очевидным. Это разбор и анализ трендов и тенденций, а не тыканье пальцем в небо.

Фантазий на тему будущего написано с избытком. Целые библиотеки набиты пророчествами самого фантастического характера. Чуть более века назад одни фантасты пугали, что улицы больших городов будут завалены толстым слоем конского навоза. Другие обещали, что каждый из нас будет летать на индивидуальном летательном аппарате. Про бессмысленные полеты к звездам написаны тонны макулатуры. Но эта книга совсем другая, хотя и не менее фантастическая. Она о том, как наша жизнь меняется сегодня и что нас ждет в недалеком будущем, но на основе анализа данных и фактов, а не фантазий.

Книга в русском переводе почему-то называется довольно нелепо: «Новый цифровой мир». А разве когда-то был старый? Английское название более адекватно передает содержание: The New Digital Age — «Новая цифровая эпоха». Идея книги довольно точно выражает известная фраза Уильяма Гибсона: «Будущее уже наступило, просто оно неравномерно распределено». Авторы «Нового цифрового мира» находятся у истоков этого будущего.

Книга принадлежит перу двух неординарных людей, занимающих ключевые позиции в одной из самых передовых компаний Силиконовой долины, — Эрику Шмидту, председателю совета директоров Google, и Джареду Коэну, директору научного центра Google Ideas. Эксперты подробно описывают, какие известные сдвиги произошли в цифровых технологиях за последнее время. И мы действительно знаем о многих новинках и даже успешно их используем, но едва ли понимаем, куда они ведут, так как не задумываемся об этом и не видим целостной картины.

Нет-нет, авторы почти не пичкают читателя техническими описаниями гаджетов или сервисов будущего. Главным образом речь в «Новом цифровом мире» идет о том, каким образом новые, как правило, уже существующие и хорошо знакомые технологии и устройства будут влиять на жизнь, работу и быт, а еще больше — на общественное устройство и политические процессы. Авторы пытаются анализировать и делать выводы о недавних политических событиях, в которых активно и массово использовались цифровые интернет-технологии. Упоминается не только «арабская весна», но во второй главе уделено немало внимания «Фонду борьбы с коррупцией» Алексея Навального.

Эту книгу можно трактовать не только как прогноз, но и как признание в любви к цифровым технологиям. Она заражает читателя подлинной любовью ко всевозможным новым железкам, софтам и сервисам, активно меняющим наш привычный мир. Оказывается, многим читателям это интересно. И для многих это важно. Вот почему эта книга уже стала мировым бестселлером.

Эрик Шмидт, Джаред Коэн. Новый цифровой мир. Как технологии меняют жизнь людей, модели бизнеса и понятие государств (The New Digital Age: Reshaping the Future of People, Nations and Business). / Переводчик: Сергей Филин. — М.; Манн, Иванов и Фербер, 2013. — 368 с. — Тираж 4000 экз. — Твердый переплет.

александр петроченков

Николас Дж. Карр. Великий переход. Что готовит революция облачных технологий

1007526827
Должен сразу резюмировать: это весьма интересная и во многом потрясающая книга. Читать ее совсем не скучно. Не случайно Financial Times назвала ее лучшей книгой о революции облачных технологий. И хотя на английском языке книга вышла в 2008 году, она еще не настолько устарела, чтобы отказываться от ее чтения. Ведь именно сегодня мы становимся свидетелями того, как люди и компании постепенно начинают избавляться от собственных дорогих и неэффективно используемых IT-систем и подключаются коммунальным компьютерным системам и облачным сервисам, доступным через интернет. Читать книгу мне было тем более интересно, что с некоторыми критикуемыми автором персонажами (Биллом Гейтсом, Стивом Балмером, Крейгом Барретом и другими) мне в свое время доводилось общаться. В самом конце книги даже появляется Сет Ллойд, прочитавший в Москве летом 2013 года свои публичные лекции на тему "Вычисляющая Вселенная".

Николас Карр отмечает, что сегодня происходят фундаментальные сдвиги в самой природе обработки информации. Она смещается в сторону модели utility computing — коммунальных компьютерных систем, то есть предоставления вычислительных ресурсов по принципу коммунальных услуг, вроде получения электричества от централизованных электростанций вместо собственной выработки механической энергии. Около сотни лет назад на фабриках отказались от водяных колес и паровых двигателей, доверившись внешним поставщикам, снабжавшим их по проводам жизненно важными энергетическими ресурсами. Если взглянуть на суть компьютерных операций, к числу которых относятся обработка, хранение и передача данных, можно заметить, что во многих отношениях это технологии общего назначения, которые разумно использовать всем как коммунальные услуги.

Причем в немалой степени «переход в облако» инициируется потребителем, конечным пользователем, который даже не осознаёт этого движения, но тем не менее уже озабочен проблемами безопасности, приватности, сохранности собственных данных в облаке. У каждого из нас уже появляется некое количество разнородной «бытовой техники», выходящей в облако, — от мобильных устройств (смартфонов, плееров, планшетов, ридеров...) и персональных компьютеров до игровых приставок и автомобилей со встроенным GPS. На стороне клиента возникла тенденция, движение к повсеместному «включению в розетку», подключению к «источнику новой и доступной энергии». И мы сами меняемся: наши технологии создают нас так же, как мы создаем их. Всемирная паутина (World Wide Web) трансформируется во Всемирный компьютер (World Wide Computer), в единый мегакомпьютер.

Николас Карр переплетает историю, экономику и технологии, чтобы объяснить, что же ждет информационные технологии в ближайшем будущем и как эти перемены повлияют на жизнь обычных людей. Автор называет Google лидером в области коммунальных компьютерных систем. По его словам, у Google самые крупные и самые совершенные центры обработки данных на планете, и эта компания использует их для предоставления таких сервисов, как Google Apps, призванных в перспективе составить конкуренцию традиционному программному обеспечению клиент-сервер, выпускаемому Microsoft и другими компаниями. Он предсказывает, что численность корпоративных ИТ-служб будет постепенно сокращаться. Произойдет это не сразу, а в долгосрочной перспективе, как и в случае с электричеством. И переходный период будет достаточно продолжительным, он может растянуться на десятилетия, особенно в крупных компаниях. Наибольший выигрыш от новой модели получат компании малого и среднего бизнеса, которые находятся в худшем положении по сравнению с крупными, поскольку не могут позволить себе построить большой дата-центр или внедрить мощную систему ERP. Перед небольшими компаниями отрывается реальная возможность использования сложных компьютерных технологий, которые доступны пока только крупным игрокам.

Nicholas_Carr_120x150

Николас Карр — известный писатель, колумнист многих известных периодических изданий, член редакционного совета энциклопедии «Британика», бывший исполнительный редактор Harvard Business Review, преподает в Калифорнийском университете и ведет популярный блог Rough Type. Громкую известность ему принесла книга Does IT Matter? («Имеют ли ИТ значение?», в русском переводе «Блеск и нищета информационных технологий»), 2004, вызвавшая большой резонанс и  ожесточенные споры на Западе среди экспертов в области IT. Причиной споров стало мнение Николаса Карра, что огромные инвестиции предприятий в информационную инфраструктуру не дают отдачи, и в ряде случаев не нужны. Он советовал руководителям бизнеса и ИТ-служб руководствоваться четырьмя правилами: расходовать меньше, следовать за лидерами и не повторять их ошибок, просчитывать инновационные риски, сфокусироваться на устранении недостатков, а не на преувеличении гипотетических возможностей. Разумеется, такие советы не могли не вызвать скандала, а столпы индустрии ИТ-технологий высказались резко негативно по поводу его книги, чем лишь разожгли интерес к ней. Глава Intel Крейг Баррет публично кричал: «ИТ имеет огромное значение!», а журнал Newsweek назвал автора «главным врагом мира технологий».

Эссе Николаса Карра «Делает ли Google нас глупее?» было включено в несколько антологий. Еще большую известность принесла ему книга The Shallows: What the Internet Is Doing to Our Brains («Пустышка. Что интернет делает с нашими мозгами»), получившая в 2011 году Пулитцеровскую премию и переведенная на 23 языка. В этой книге Карр утверждает, что интернет влияет на физиологию мозга, и сегодня к человеку возвращаются прежние привычки — мыслить беспорядочно и поверхностно, какие существовали до появления книжного печатного станка Гуттенберга и культуры чтения, создавшей условия для углубленного сосредоточенного размышления. Сеть не стимулирует нас остановиться и глубоко задуматься о чем-то. Мы скользим по поверхности данных, переходя от ссылки к ссылке. Николас Карр констатирует: мозг человека стремительно меняется, так как нынешнее поколение взрослых людей пользуется интернетом как своим ресурсом памяти. Найти в Google что-то во второй или третий раз стало легче, чем запоминать самим. А что касается сегодняшних детей, не знающих мира без интернета, то можно уже говорить о новой генерации людей, обладающих совсем иным мышлением и сознанием. Мысли небанальные и не однозначно пессимистические, хотя о пугающей зависимости человечества от машин предупреждал еще террорист-параноик Теодор Качинский, известный как «Унабомбер».

Книга снабжена подробным предметным указателем, что несомненно положительно, ибо в российской книжной культуре подобный севис всё ещё остается относительной редкостью. Однако в конце книги я обнаружил три десятки страниц примечаний и комментариев к основному тексту, хотя в самом тексте нет никаких отсылок к этим примечаниям..


Оглавление
Пролог
Глава 1
Глава 3

Николас Дж. Карр. Великий переход. Что готовит революция облачных технологий (The Big Switch: Rewiring the World, from Edison to Google). / Переводчик: А. Баранов. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. — 272 с. — Тираж 3000 экз. — Твердый переплет.