?

Log in

No account? Create an account
александр петроченков

apetrochenkov


Александр Петроченков


Entries by category: экономика

Ведущие экспортные страны
александр петроченков
apetrochenkov

ВВП разных стран с 1840 по 2040 год
александр петроченков
apetrochenkov

Генри Хазлитт. Экономика за один урок
александр петроченков
apetrochenkov
Эта небольшая книжка давно уже стала легендарной в западных странах. Автор, Генри Хазлитт, известный американский экономист и журналист, опубликовал ее впервые в 1946 году. Вот лишь пара отзывов:
«Великолепный замысел. Хазлитт говорит о том, о чем нужно говорить, и делает это с завидной смелостью и прямотой. Я не знаю никакой другой книги, по которой смышленый обыватель смог бы выучить фундаментальные экономические истины за такое короткое время». — Ф.А. Хайек, лауреат Нобелевской премии по экономике 1974 года.
«Он один из тех редких экономистов, которые действительно умеют писать». — Г.Л. Менкен.
Книга представляет собой анализ распространенных экономических заблуждений, которые едва не стали общепринятыми истинами. Единственное, что смогло помешать этому, была их внутренняя противоречивость, которая разъединила сторонников всех этих лжеучений на сотни различных «школ». Правда, различия между такими школами состоят лишь в том, что некоторые из них раньше других осознали абсурдность своих убеждений и начинали действовать вопреки своим прошлым взглядам. Они отказываются от ошибочных истин или считают их последствия менее тревожными и странными, чем те, на которые указывает им здравый смысл.
Налоги, производство, инфляция, занятость, импортные пошлины, государственное регулирование цен, минимальная заработная плата — эти термины настолько прочно укрепились в нашем повседневном лексиконе, что мы редко всерьез задумываемся, что за ними стоит. Экономисты и политики заверяют в необходимости расширения общественных работ, установления минимальных цен и предоставления сельскохозяйственных кредитов. Но каковы действительные результаты этих и многих других экономических мер? Вооружившись здравым смыслом, Генри Хазлитт в пух и прах разбивает многочисленные экономические заблуждения, которые в течение десятилетий преподносят публике как общеизвестные истины.
В сущности, всю экономику можно охватить в одном уроке, утверждает автор. А сам урок можно сократить до одного предложения: Искусство экономики состоит в изучении не только немедленных, но и долгосрочных последствий всех действий и мер и в определении этих последствий не только для одной группы, но для всего населения.
Девять десятых всех заблуждений, приносящих огромный вред любой экономике, исходят из неспособности усвоить данный урок. Обычно рассматривают лишь краткосрочные последствия той или иной меры или законопроекта или рассматривают его последствия только для определенной группы в ущерб остальным.
Чтобы не вникать в долгосрочные последствия, многие управленцы и законодатели выдают потрясающую эпиграмму: «В долгосрочной перспективе мы все мертвы», которую выдают за образец зрелой мудрости. Рассмотрение долгосрочных последствий предлагаемых мер для всех групп населения нередко требует развития длинной, сложной и скучной логической цепи. И большинство слушателей просто не способны угнаться за ходом рассуждений. В итоге эти рассуждения им наскучат, и они теряют к ним всякий интерес. Плохие экономисты используют умственную слабость и лень, чтобы убедить аудиторию в отсутствии необходимости даже попытки анализа рассуждений, не говоря уже об их объективной оценке.
Большая часть книги состоит из конкретных примеров, которые позволяют лучше понять и утвердить в сознании сущность сформулированного урока, чтобы научиться выявлять самые грубые заблуждения.
Генри Хазлитт. Экономика за один урок (Economics in One Lesson) / Пер. с англ. — М.: ООО «И.Д. Вильямс», 2007. — 256 с. — Тираж 5000.

Нассим Николас Талеб. О секретах устойчивости. Прокрустово ложе
александр петроченков
apetrochenkov

1003272811

Эта книга является продолжением, а точнее — завершением блестящего философского бестселлера «Чёрный лебедь», о котором я недавно писал. Вышедшая через три года после «Чёрного лебедя» книга, состоит из двух частей. Первая часть названа «О секретах устойчивости», это своего рода эссе-постскриптумом к книге Нассима Талеба, сделавшей его мировой знаменитостью, переведенной на многие языки и изданной невиданным тиражом для книг подобного рода. Поводом для этого эссе стало непонимание некоторых важных положений «Черного лебедя» и откровенная враждебность, с которой встретила книгу мировая экономическая и финансовая элита.

Талеб развивает свою мысль о роли случайности в экономике, тем самым лишний раз разъясняя неправильно понимаемые читателями моменты своих идей и парируя злобные выпады критиков. Похоже, ему уже надоело разъяснять свои важнейшие идеи и отвечать на глупые вопросы, в большинстве которых у него требуют советов, что надо делать в условиях продолжающегося глобального банковского кризиса, который фактически был предсказан Нассимом Талебом в «Черном лебеде». В этом эссе он рассказывает о том, как следует вести себя современному человеку, чтобы в нашем нестабильном мире при любой ситуации в прямом и переносном смысле устоять на ногах.

Главный его совет в период экономической турбулентности состоит в том, чтобы не потерять то, что уже имеешь. Для этого зачастую не надо ничего делать, хотя весь менталитет западного мира основан на непременном стремлении что-то делать, действовать, двигаться вперед, невзирая на опасность потерь. В самом конце эссе он доходит до того, что объясняет подлинную мудрость стоицизма Сенеки, учившего сносить потери, чтобы не зависеть от того, что имеешь.

Сенека, достигший стоической самодостаточности, пишет о себе в письме: Nihil perdit. Omnia mea mecum sunt! (Ничего не потерял. Все мое благо со мной!) Иными словами, ничто из того, что можно было у него отнять, он не считал благом. Даже жизнь. Что и доказал, совершив самоубийство по приказу императора Нерона, заподозрившего его в заговоре.

А нашим современникам Талеб рекомендует не полагаться на финансовые активы, не доверять советам «специалистов» относительно пенсии, предлагает максимально дефинансировать экономическую жизнь, хотя это и противоречит мнениям «экспертов». Инвестиции можно делать только ради развлечения. А граждане пусть пекутся не о деньгах и ценных бумагах, которыми они не управляют, а о своем собственном бизнесе.

Вторая часть книги под названием «Прокрустово ложе. Философские и житейские афоризмы» содержит собрание кратких и ярких высказываний Талеба Нассима. Полагаю, по достоинству оценить блестящую парадоксальность его оригинальных афоризмов могут только читатели, уже знакомые с его книгой «Черный лебедь».

1001316586

Нассим Талеб эссеист, математик и трейдер. В сфере его интересов эпистемология — раздел философии, изучающий основания знаний. Он изучает случайность, неопределенность и знание в связи с серьезными, трудно предсказуемыми событиями. Казалось бы, занимаясь такими катастрофическими вопросами, Талеб должен быть мрачным мизантропом. Но он говорит своим читателям, огорченным трудностями жизни:

«Не забывайте, что жизнь сама по себе — удивительное везение, редкое событие, случайное происшествие гигантского масштаба. Представьте себе пылинку рядом с планетой в миллиард раз крупнее Земли. Пылинка — перевес в пользу вашего рождения; огромная планета — против него. Так что бросьте психовать по пустякам. Не уподобляйтесь тому брюзге, который, получив в подарок дворец, жалуется на плесень в ванной. Помните, что вы — Черный лебедь.»

Нассим Николас Талеб. О секретах устойчивости. Прокрустово ложе (On Robustness and Fragility. The Bed of Procrustes). / Переводчик: Алексей Капанадзе. М.: Азбука-Аттикус, КоЛибри, 2012. — 240 с. — Тираж 8000 экз. — Твердый переплет.


Почему евреи так успешны?
александр петроченков
apetrochenkov
Сегодня прочитал новость: в России проживает около миллиона евреев, из них только 270 тысяч числятся евреями официально (Источник). Вообще-то это очень мало. Мне казалось, что евреев у нас гораздо больше. Но оказывается, многие евреи уже поспешили покинуть Россию, променяв наше несколько преувеличенное гостеприимство на жизнь в более теплых краях.


Тем не менее, у антисемитов хватает причин, чтобы во всех экономически успешных делах видеть признаки тайного еврейского заговора, направленного на гибель России и ограбление ее несметных богатств. При этом частенько ссылаются на списки журнала Forbes, в которых даже невооруженным глазом просматривается преобладание евреев. Вместо того, чтобы попытаться понять успешность евреев и может быть чему-то у них научиться, их просто объявляют агентами мировой закулисы, не утруждая себя доказательствами.

Даже основывая свои выводы лишь на данных Forbes, вполне можно считать фактом, что евреи действительно экономически успешнее многих других народов. Практически, они чемпионы в экономике, особенно в капиталистической, которая больше любой иной экономики основывается на обмене информацией, знаниях, образовании, способности к осмысленному риску и ограничению потребления ради завтрашнего преуспевания. Бывает, что это объясняют некими особыми выдающимися умственными способностями евреев и чуть не их богоизбранностью. Однако среди самых богатых людей мира далеко не все евреи, а, скажем Стив Джобс, глава Apple, араб, существенно богаче еврея Марка Цукерберга, создавшего социальную сеть Facebook.

Впрочем, сионисты тоже реально существуют, зачастую лишь разжигая своими нацистскими выводами гнев антисемитов. Однако во всех явлениях имеется вполне доступная пониманию историческая и материальная основа. У евреев был особый, и далеко не всегда усыпанный розами исторический путь, который как раз привел к тому, что они сумели использовать пережитые ими испытания так, чтобы обогатить свой опыт, не погибнуть, не ассимилироваться, а обрести недоступные другим народам пути для накопления человеческого капитала и последующего индивидуального обогащения. Обогащение и очевидный успех небольшого и всюду изгоняемого народа не может не вызывать эмоции негодования и зависти. Евреи преимущественно не занимались земледелием, так как их отовсюду изгоняли, и своей земли у них не было, но они всегда славились ремеслами, знаниями и всяческими городскими услугами и умениями.

Кстати, перевод слова «буржуа» — горожанин. Горожане всегда противостояли крестьянам, еще сто лет назад и в Европе, и в России преобладало крестьянское население. На протяжении веков горожане в Европе вели более зажиточный и богатый образ жизни, завидный для крестьян. Даже если эти горожане проживали в гетто.

Именно сегодня мне довелось прочитать довольно любопытную статью Джерри Мюллера, профессора истории в Католическом университете Америки, Вашингтон, округ Колумбия. В этой публицистической статье его тоже интересуют причины явной успешности евреев, особенно в условиях капитализма. Он обсуждает идею пионера теории человеческого капитала Саймона Кузнеца о том, что особенности исторического пути евреев привели к тому, что они вынуждены были искать свободные социальные и экономические ниши, в которых им удалось выгодно приспособиться, выжить и преуспеть. Отсюда, якобы идут передаваемые внутри еврейской общины и семьи из поколения в поколение навыки к торговле и финансам.

Мне показалась любопытной мысль, что в обществах, ориентированных на экономическую подвижность и развитие объема рынка, преобладает тенденция приветствовать экономически успешных, так как их рассматривают как источник взаимной прибыли. С этим можно спорить, но в целом из-за обогащения отдельных членов так или иначе обогащается всё общество. Однако в России до сих пор преобладает неконструктивная культура, основанная на православных догмах, при которой преобладает тенденция негодовать на экономически успешных, так как они бросают вызов равенству с менее успешными. Кратко эта формула звучит так: «Мне ничего не надо, лишь бы у тебя ничего не было».

Такая культура основывается на предположении, будто экономическая прибыль некоторых может быть получена только за счет других. Вот почему очень часто бизнесмены в России занимаются бесплодным перетягиванием одеяла на себя, вместо того, чтобы подумать, как объединить усилия и увеличить общий объем бизнеса, и тем самым обогатиться обоим. Увы, столь простая идея, что благодаря обогащению отдельных лиц и групп обогащается все общество, а пирог становится больше и доля этого пирога увеличивается для каждого, до сих почти не проникает в массовое сознание. Именно на таком непродуктивном предположении основана враждебность к евреям. Эта же идея подталкивает к объяснению экономического успеха евреев теориями заговоров.

Впрочем, я не вполне удовлетворен статьей Джерри Мюллера. Он, пожалуй, объясняет успешность евреев в XX и начале XXI века. Однако известно, что евреям и в Средние века было свойственно поведение, которое без особых натяжек можно назвать капиталистическим. Например, Александр Солженицын, ссылаясь на Татищева, пишет, что почти 900 лет тому назад, в 1113 году, в Киеве был первый погром еврейских поселений, вызванный их жадностью и ростовщичеством под неумеренные проценты. Хотя по этому поводу есть и другие мнения.

Тем, кому интересна эта тема, рекомендую обратиться к книгам, с которыми мне довелось познакомиться.


А. Синельников. Средневековая империя евреев. — М.: Олма-Пресс, 2005.
Автор опровергает представление об исключительной финансовой успешности евреев, вокруг которой столетиями не утихают споры, и уделяет внимание предыстории создания монашеских братств, как на прообразе финансовой сети.


Юрий Слёзкин. Эра Меркурия. Евреи в современном мире. — М.: Новое Литературное Обозрение, 2007.
Двадцатый век -- еврейский век, век торжества евреев после столетий гонений и лишений. Профессор Калифорнийского университета в Беркли объясняет причины удивительного успеха евреев в современном мире. Марксизм и фрейдизм как попытки решения еврейского вопроса, а русскую революцию связывает с еврейской революцией. Рассматривает три пути развития евреев в США, Палестине и России.


Вернер Зомбарт. Буржуа. Евреи и хозяйственная жизнь. — М.: Айрис Пресс, 2004.
Последняя из перечисленных книг является классическим трудом, переизданием книги 1912 года, исследующим историю капитализма, как историю техники и коммерции, биржи и банков, а также роль евреев в экономике. Здесь множество любопытных фактов, статистики и выводов, которые особенно любопытны сегодня, так как книга была написана фактически до начала успеха евреев в XX веке.

Полагаю, что вместо того, что злиться и злобствовать, лучше поучиться и найти более конструктивную формулу поведения и построения жизни. Чем пить и бездельничать, лучше заняться созданием собственного человеческого капитала. И тут совсем не грех поучиться успеху у евреев. Это обязательно принесет плоды. Капитализм ведь никто отменять не собирается, а крестьянское мышление слишком несовременно.
 

Джон Гэлбрейт. Экономика невинного обмана
александр петроченков
apetrochenkov
Джон Кеннет Гэлбрейт. Экономика невинного обмана: правда нашего времени. – М.: Издательство «Европа», 2009. – 88 с.



Джон Гэлбрейт, видный американский экономист XX века, теоретик индустриального общества, советник президента Кеннеди, был известен в СССР еще в советское время, так как осмеливался критиковать теоретическое утверждение, что на экономическом рынке силы находятся в состоянии свободной конкуренции.
 
В своей последней книге «Экономика невинного обмана», вышедшей в свет по-английски 26 февраля 2004 года, когда автору было 95 лет, он ставит под сомнение многие общепризнанные тезисы, на которых стоит современная экономическая теория. Он называет их невинным обманом или мифами, если не умышленным надувательством, и, в сущности, вся книга доказывает, что этот обман вовсе не столь невинен, как может показаться при поверхностном рассмотрении. Можно сказать, что это эссе стало завещанием Гэлбрейта потомкам. Эта небольшая и довольно печальная книга, которую я прочитал за один вечер, подводит итог его экономическим исследованиям и опыту практической работы на протяжении 70 лет.
 
По мнению Гэлбрейта, различие между «частным» и «государственным» секторами экономики в XXI веке по большей части является выдумкой, а не реальностью. Он также не согласен с тем, что акционеры и директора сегодня реально играют заметную роль в управлении современной компанией. Годовые собрания акционеров он называет ритуалом, схожим с церковным. Такое редкое исключение, как экзотическая компания  «Беркшир Хатауэй», возглавляемая Уорреном Баффетом, на своих годовых собраниях прислушивается к мнению отдельных акционеров, однако у Гэлбрейта эти предложения вызывают подозрения, как заранее подготовленные менеджментом компании. Вся власть и в корпорациях, и в современном государстве принадлежит менеджменту, корпоративной «бюрократии», которая фактически подмяла под себя государство (США) и управляет им, игнорируя всех прочих граждан, как быдло. Эта бюрократия совершенно бесконтрольна, и при этом она получает за свою «работу» колоссальные бонусы, которые сама же себе назначает. А пример таких компаний, как Enron, WorldCom и других подобных лишь показывает, что в наше время даже бухгалтерский учет и аудит послушно подчиняются алчным менеджерам.
 
Гэлбрейт весьма критически отзывается об уловке западных теоретиков, которые фактически переименовали достаточно четкое понятие «капитализм» в невыразительное и по сути ошибочное «свободная рыночная экономика» лишь с той целью, чтобы не связывать нынешний капиталистический уклад с его противоположностью – социализмом и коммунизмом, которые их все еще раздражают. Говоря о свободе выбора на этом «свободном рынке» Гэлбрейт указывает, что потребитель оказывается таким же объектом манипуляций с помощью рекламы и маркетинга, создающих искусственный спрос, как и избиратель на политических выборах. Потребителем управляют рекламные бюджеты, и менеджмент контролирует спрос на рынке. Однако любые попытки поставить под сомнение свободу выбора потребителя вызывает гневное осуждение официального экономического сообщества, так как разрушает сакральную формулу «спрос рождает предложение», утверждающую первенство потребителя в обществе потребления. Хотя и по поводу разумности общества потребления у Гэлбрейта тоже есть большие сомнения.
 
Гэлбрейт весьма критически отзывается о Федеральной резервной системе США, заявляя, что её реальные достижения гораздо скромнее, чем об этом принято писать. ФРС лишь создает видимость управления финансами, а непосвященные выдают желаемое за действительное. В этом он убедился на своем личном опыте. ФРС претендует на то, что она способна предвидеть и стимулировать будущее развитие. Будущее, по мнению Гэлбрейта, в принципе не предсказуемо. Нельзя из суммы множества неизвестных построить определенный прогноз. Да и ВВП является ошибкой, ибо вовсе не отражает настоящего прогресса, так как многие величайшие достижения человечества, особенно в духовной и эстетической сфере, зачастую совершались при низком уровне ВВП и их в принципе учитывать в форме ВВП невозможно.
 
И, наконец, он как настоящий диссидент, резко критикует политику своей страны, включая войну США во Вьетнаме и нынешнее вторжение в Ирак, которому он стал свидетелем в последние годы жизни. С каждым годом США тратят на военные расходы все больше средств, хотя это совершенно не связано с политической потребностью, но необходимо корпорациям. Военное министерство (Пентагон) также «невинно» обманывает всех, называя себя министерством обороны, хотя на самом деле его полностью контролирует циничная бюрократия ВПК, подчинившая себе военный бюджет США, который постоянно раздувается. Причем войны уже ведутся вовсе не в интересах США, и граждане страны отдают свои жизни ради интересов ВПК. Последнее  предложение этой грустной книги: «Но самая серьезная человеческая ошибка, проблема человечества – война – до сих пор остается нерешенной».