Category: экономика

александр петроченков

Опыт 4-дневной рабочей недели Microsoft Japan обернулся 40% ростом продуктивности!



В августе этого года Microsoft Japan провел «Реформу рабочего времени» — на целый месяц компания внедрила 4-дневную рабочую неделю, подарив своим работникам пятницу в качестве выходного дня.

И результаты оказались впечатляющими.

Во-первых, работники на 25,4% меньше брали выходных дней в рабочее время, распечатывали на 58,7% меньше страниц и использовали в офисе на 23,1% меньше электроэнергии (поскольку дополнительный день офис был закрыт). Все это сэкономило компании немало денег.

Во-вторых, продуктивность выросла на впечатляющие 39,9%. Это значит что хотя работники находились на работе меньше времени, они на самом деле сделали даже больше.

Существенная часть увеличения продуктивности связана с изменением режима планерок. Поскольку в рабочей недели оставалось лишь четыре дня чтобы успеть все сделать, то многие планерки сокращались, отменялись или обходились онлайн-чатами.

Хотя такой опыт сокращения рабочей недели может не сработать с другими типами работ, одно можно сказать наверняка: люди могут сделать только определенный объем работ за неделю. После определенного порога рабочие обязанности уже не будут выполняться, превращаясь в простое заполнение рабочего времени.

александр петроченков

Генри Хазлитт. Экономика за один урок

Эта небольшая книжка давно уже стала легендарной в западных странах. Автор, Генри Хазлитт, известный американский экономист и журналист, опубликовал ее впервые в 1946 году. Вот лишь пара отзывов:
«Великолепный замысел. Хазлитт говорит о том, о чем нужно говорить, и делает это с завидной смелостью и прямотой. Я не знаю никакой другой книги, по которой смышленый обыватель смог бы выучить фундаментальные экономические истины за такое короткое время». — Ф.А. Хайек, лауреат Нобелевской премии по экономике 1974 года.
«Он один из тех редких экономистов, которые действительно умеют писать». — Г.Л. Менкен.
Книга представляет собой анализ распространенных экономических заблуждений, которые едва не стали общепринятыми истинами. Единственное, что смогло помешать этому, была их внутренняя противоречивость, которая разъединила сторонников всех этих лжеучений на сотни различных «школ». Правда, различия между такими школами состоят лишь в том, что некоторые из них раньше других осознали абсурдность своих убеждений и начинали действовать вопреки своим прошлым взглядам. Они отказываются от ошибочных истин или считают их последствия менее тревожными и странными, чем те, на которые указывает им здравый смысл.
Налоги, производство, инфляция, занятость, импортные пошлины, государственное регулирование цен, минимальная заработная плата — эти термины настолько прочно укрепились в нашем повседневном лексиконе, что мы редко всерьез задумываемся, что за ними стоит. Экономисты и политики заверяют в необходимости расширения общественных работ, установления минимальных цен и предоставления сельскохозяйственных кредитов. Но каковы действительные результаты этих и многих других экономических мер? Вооружившись здравым смыслом, Генри Хазлитт в пух и прах разбивает многочисленные экономические заблуждения, которые в течение десятилетий преподносят публике как общеизвестные истины.
В сущности, всю экономику можно охватить в одном уроке, утверждает автор. А сам урок можно сократить до одного предложения: Искусство экономики состоит в изучении не только немедленных, но и долгосрочных последствий всех действий и мер и в определении этих последствий не только для одной группы, но для всего населения.
Девять десятых всех заблуждений, приносящих огромный вред любой экономике, исходят из неспособности усвоить данный урок. Обычно рассматривают лишь краткосрочные последствия той или иной меры или законопроекта или рассматривают его последствия только для определенной группы в ущерб остальным.
Чтобы не вникать в долгосрочные последствия, многие управленцы и законодатели выдают потрясающую эпиграмму: «В долгосрочной перспективе мы все мертвы», которую выдают за образец зрелой мудрости. Рассмотрение долгосрочных последствий предлагаемых мер для всех групп населения нередко требует развития длинной, сложной и скучной логической цепи. И большинство слушателей просто не способны угнаться за ходом рассуждений. В итоге эти рассуждения им наскучат, и они теряют к ним всякий интерес. Плохие экономисты используют умственную слабость и лень, чтобы убедить аудиторию в отсутствии необходимости даже попытки анализа рассуждений, не говоря уже об их объективной оценке.
Большая часть книги состоит из конкретных примеров, которые позволяют лучше понять и утвердить в сознании сущность сформулированного урока, чтобы научиться выявлять самые грубые заблуждения.
Генри Хазлитт. Экономика за один урок (Economics in One Lesson) / Пер. с англ. — М.: ООО «И.Д. Вильямс», 2007. — 256 с. — Тираж 5000.
александр петроченков

Лоуренс Харрисон. Евреи, конфуцианцы и протестанты. Культурный капитал и конец мультикультурализма

Главная идея этой весьма любопытной книги заключается в том, что помимо материального капитала для успешного развития экономики чрезвычайно важен капитал нематериальный, для которого автор вводит понятие «культурного капитала». На конкретных примерах из экономической географии и истории книга исследует и анализирует влияние культуры на экономическое развитие. На основе 25 факторов автор и его коллеги предлагают установить, насколько высок уровень культурного капитала в той или иной культуре. Именно культурный капитал определяет, создает ли та или иная культура благоприятные условия для экономического развития и социального прогресса или, наоборот, препятствует им.

На примере нескольких разделенных наций, проживающих в практически одинаковых географических и природно-климатических условиях, автор показывает громадную разницу в их развитии, утверждая, что различия как правило определяются исключительно культурным капиталом. Наиболее яркий пример культурного и социально-экономического различия наблюдается у жителей двух государств одного острова — Гаити и Доминиканской республики.

Автор подвергает подробному анализу три крупные культуры с наиболее высоким уровнем культурного капитала — еврейскую, конфуцианскую и протестантскую. Показано, как иудейская этика связана с духом капитализма, каких успехов добились евреи в Латинской Америке, США и Европе. Причем автор убежден, что речь идет не о генах, а именно о высоком уровне культурного капитала, накопленного и поддерживаемого в еврейской среде. Столь же интересно исследуется конфуцианство в культуре Китая и в странах Восточной Азии, а также сравнивается протестантизм в Шотландии и Ирландии, в Швеции, Англии и Соединенных Штатах. Говорится о том, что самую большую угрозу ЕС и евро представляют пять стран, получивших неблагозвучное наименование PIIGS (созвучно английскому pigs – «свиньи») — это Португалия, Ирландия, Италия, Греция и Испания. «Посткатолические» страны, а также православные страны (представленные Грецией) тормозят развитие в Европе. Православие в конечном счете выступает силой, направленной против прогресса, а протестантизм гораздо больше способствует модернизации, чем католицизм.

В книге значительное внимание уделяется анализу социальных и экономических проблем стран, принадлежащих другим культурным ареалам, таким как католические страны (особенно Латинская Америка) и исламский мир. Успех, и неудачи разных стран во многом определяются ценностями, верованиями и установками, обусловленными особенностями культуры страны и религии, исторически определившей фундамент этой культуры. Говорится о последствиях латиноамериканской иммиграции в США, о том, как быстрорастущее латиноамериканское население меняет систему ценностей в Соединенных Штатах, страна становится двуязычной и с двойной культурой: у иммигрантов с юга наблюдается низкий приоритет образования и иной набор жизненных ценностей.

В завершении книги на основе проведенного анализа автор формулирует некоторые предложения, адресованные правительствам развитых и развивающихся стран, международным организациям, неправительственным организациям, общественным и религиозным объединениям, средствам массовой информации и бизнесу. Реализация этих предложений позволила бы начать в развивающихся странах процесс культурной трансформации, конечным итогом которого стало бы более быстрое движение этих стран к экономическому процветанию, демократии и социальному равенству.

Автор предлагает создать «лабораторию», в которой можно было бы на практике запланировать и осуществить программу всесторонних культурных изменений, а затем оценить результаты. Подобные возможности представились на Гаити и в Восточном Тиморе. А в 2010 году автор побывал на симпозиуме в Москве, где был соведущим вместе с Евгением Ясиным, где среди приглашенных было несколько лауреатов Нобелевской премии, кинорежиссер Андрей Кончаловский, главный редактор и издатель Die Zeit Йозеф Йоффе, а также известные ученые и журналисты со всего света. Там автор узнал, что другую его книгу прочитал губернатор Пермского края Чиркунов и она произвела на него сильное впечатление. Чиркунов на встрече с ним заверил, что ему понравилась идея программ для Гаити и Восточного Тимора. Через несколько месяцев программа была направлена в Пермь, губернатор назначил чиновника, чтобы тот занимался этим делом, но к январю 2011 года первоначальный импульс был утерян, как и контакт с правительством Пермского края.

Фрагмент книги

Лоуренс Харрисон. Евреи, конфуцианцы и протестанты. Культурный капитал и конец мультикультурализма (Jews, Confucian and Protestants: Cultural Capital and the End of Multiculturalism). / Переводчик Ю. Кузнецов. — М.: Мысль, 2016. — 288 с. — Тираж 500. — Мягкая обложка.
александр петроченков

"Спаси и сохрани. 100 простых способов сэкономить свои деньги" через десять лет все еще актуальна


Уровень экономической грамотности населения нашей страны удручающе низок -- социализм дает себя знать, а новые рыночные навыки усваиваются медленно. Копить в России не умеют и не любят, не понимая, как накопления превращаются в капитал, чтобы генерировать постоянный доход (residual income).

В новостях появилось сообщение, что в текущем году почти 46% людей тратят все заработанные деньги сразу, не делая никаких сбережений. Копить деньги больше склонны молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет, а также россияне старше 55 лет.

По мнению экспертов, такие изменения связаны с тем, что экономическая ситуация стала более стабильной, и многие решили сделать крупные покупки, которые до этого долгое время откладывали.

Честно говоря, пока нет убедительных свидетельств стабилизации экономики, а выдавать желаемое за действительное неразумно. Но дело даже не в этом: наш народ почему-то копить начинает только во время кризиса, тогда как надо копить всегда, и более разумно делать это в период между кризисами, чтобы накопления служили подушкой безопасности в случае экстремальных ситуаций.

Перед самым кризисом 2008 года в издательстве "Добрая книга" вышла моя книжка "Спаси и сохрани. 100 простых способов сэкономить свои деньги" о том, как можно создать капитал буквально из ничего, без каких-то дополнительных доходов, просто более разумно и экономно растрачивая уже заработанные деньги. Иллюстрации Олега Тищенкова. Этой книге уже десять лет, но нетрудно убедиться, что книга практически полезна.

Почитайте отзывы читателей на сайте Озон.ру: http://www.ozon.ru/context/detail/id/3694413/

Еще больше рецензий читателей на сайте Лабиринт.ру: http://www.labirint.ru/reviews/goods/157685/

Помню, когда наступил финансовый кризис, ко мне обратилось сразу несколько телевизионных каналов с просьбой рассказать зрителям, как надо правильно экономить и копить деньги. Пришлось объяснить, что в кризис тоже, конечно, можно, что-то накопить, но все же более удобно это делать между кризисами. Главное, надо четко понимать зачем экономить.

"Аргументы и факты". Исследование:
http://www.aif.ru/money/mymoney/rossiyane_stali_bolshe_tratit_i_menshe_otkladyvat_issledovanie

Александр Петроченков. Спаси и сохрани. 100 простых способов сэкономить свои деньги. — М.: Добрая книга, 2007. — 256 с. — Тираж 5000.
александр петроченков

России объявлена война. Ответ будет жестким

© 7dniv.info

200 лет назад, 18 июня 1815 года, в 20 км от Брюсселя произошло сражение при Ватерлоо. Противником Наполеона выступила коалиция европейских монархов. Только навалившись всей сворой они сумели разгромить императора.

Но Михаил Леонтьев говорил сегодня на радио не про Ватерлоо, а про то, что они, похоже, перепили бельгийского пива, если решили объявить России экономическую войну. Бельгийское пиво отличается интересным вкусом, непохожим на распространенные лагеры. Но после него действительно бывает тяжелое похмелье. На радио РСН Леонтьев сказал: "Заявление Бельгии об аресте активов РФ — это манифестация хамства." http://rusnovosti.ru/posts/377098

В результате глупой провокации правительства Бельгии могут пострадать 250 крупных бельгийских компаний, работающих в РФ. Похоже, Бельгию подставили ее блатные паханы, скрывающиеся за ее спиной. У блатных есть такой прием провокации, когда маленького урку подсылают спровоцировать противника, чтобы потом накинуться всей сворой.

Другие СМИ тоже откликнулись на объявление войны, явно вызванной не экономически или правовыми, а политическими причинами.

СМИ: ответ России на войну, объявленную Бельгией, будет жестким

ЦБ и Минфин подготовились к аресту валютных резервов России

Теперь еще и Франция последовала за Бельгией.

МИД России пригрозил ответными мерами против имущества Бельгии в России




Счетчик посещений Counter.CO.KZ
александр петроченков

Нассим Николас Талеб. О секретах устойчивости. Прокрустово ложе

1003272811

Эта книга является продолжением, а точнее — завершением блестящего философского бестселлера «Чёрный лебедь», о котором я недавно писал. Вышедшая через три года после «Чёрного лебедя» книга, состоит из двух частей. Первая часть названа «О секретах устойчивости», это своего рода эссе-постскриптумом к книге Нассима Талеба, сделавшей его мировой знаменитостью, переведенной на многие языки и изданной невиданным тиражом для книг подобного рода. Поводом для этого эссе стало непонимание некоторых важных положений «Черного лебедя» и откровенная враждебность, с которой встретила книгу мировая экономическая и финансовая элита.

Талеб развивает свою мысль о роли случайности в экономике, тем самым лишний раз разъясняя неправильно понимаемые читателями моменты своих идей и парируя злобные выпады критиков. Похоже, ему уже надоело разъяснять свои важнейшие идеи и отвечать на глупые вопросы, в большинстве которых у него требуют советов, что надо делать в условиях продолжающегося глобального банковского кризиса, который фактически был предсказан Нассимом Талебом в «Черном лебеде». В этом эссе он рассказывает о том, как следует вести себя современному человеку, чтобы в нашем нестабильном мире при любой ситуации в прямом и переносном смысле устоять на ногах.

Главный его совет в период экономической турбулентности состоит в том, чтобы не потерять то, что уже имеешь. Для этого зачастую не надо ничего делать, хотя весь менталитет западного мира основан на непременном стремлении что-то делать, действовать, двигаться вперед, невзирая на опасность потерь. В самом конце эссе он доходит до того, что объясняет подлинную мудрость стоицизма Сенеки, учившего сносить потери, чтобы не зависеть от того, что имеешь.

Сенека, достигший стоической самодостаточности, пишет о себе в письме: Nihil perdit. Omnia mea mecum sunt! (Ничего не потерял. Все мое благо со мной!) Иными словами, ничто из того, что можно было у него отнять, он не считал благом. Даже жизнь. Что и доказал, совершив самоубийство по приказу императора Нерона, заподозрившего его в заговоре.

А нашим современникам Талеб рекомендует не полагаться на финансовые активы, не доверять советам «специалистов» относительно пенсии, предлагает максимально дефинансировать экономическую жизнь, хотя это и противоречит мнениям «экспертов». Инвестиции можно делать только ради развлечения. А граждане пусть пекутся не о деньгах и ценных бумагах, которыми они не управляют, а о своем собственном бизнесе.

Вторая часть книги под названием «Прокрустово ложе. Философские и житейские афоризмы» содержит собрание кратких и ярких высказываний Талеба Нассима. Полагаю, по достоинству оценить блестящую парадоксальность его оригинальных афоризмов могут только читатели, уже знакомые с его книгой «Черный лебедь».

1001316586

Нассим Талеб эссеист, математик и трейдер. В сфере его интересов эпистемология — раздел философии, изучающий основания знаний. Он изучает случайность, неопределенность и знание в связи с серьезными, трудно предсказуемыми событиями. Казалось бы, занимаясь такими катастрофическими вопросами, Талеб должен быть мрачным мизантропом. Но он говорит своим читателям, огорченным трудностями жизни:

«Не забывайте, что жизнь сама по себе — удивительное везение, редкое событие, случайное происшествие гигантского масштаба. Представьте себе пылинку рядом с планетой в миллиард раз крупнее Земли. Пылинка — перевес в пользу вашего рождения; огромная планета — против него. Так что бросьте психовать по пустякам. Не уподобляйтесь тому брюзге, который, получив в подарок дворец, жалуется на плесень в ванной. Помните, что вы — Черный лебедь.»

Нассим Николас Талеб. О секретах устойчивости. Прокрустово ложе (On Robustness and Fragility. The Bed of Procrustes). / Переводчик: Алексей Капанадзе. М.: Азбука-Аттикус, КоЛибри, 2012. — 240 с. — Тираж 8000 экз. — Твердый переплет.

александр петроченков

Александр Аузан. Экономика всего. Как институты определяют нашу жизнь

cover

Эта книга совсем невелика — в ней не более полутора сотен страниц текста. Поэтому название «Экономика всего» звучит как-то явно неадекватно. Однако в этой популярной экономической книге автор размышляет о работе институтов. И в этом смысле книга действительно охватывает экономику всего, ибо экономические институты определяют и обуславливают нашу жизнь в самых разных ее аспектах.

Автор этой книги Александр Аузан. Он декан экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор экономических наук, профессор, публицист, заведующий кафедрой прикладной институциональной экономики. Его главные научные труды посвящен как раз институциональной экономике, а настоящая книга является популярным изложением его научных взглядов.

Помимо этого Александр Аузан общественный деятель, президент Института национального проекта «Общественный договор», член различных коллегиальных органов управления. Так получилось, что я познакомился с Александром Александровичем много лет, когда он в середине 1990-х возглавлял Общество защиты прав потребителей. А в прошлом году я рассказывал в своем блоге об интересной лекции Александра Аузана о миссии университета, прочитанной им в аудитории Полит.ру (http://apetrochenkov.livejournal.com/522128.html).

Настоящая книга А. Аузана помогает читателю разобраться в сути хаотичных на первый взгляд общественных процессов в нашей стране, чтобы начать понимать, что с нами происходит и что нас ожидает в ближайшем будущем. Книга раскрывает иную, непривычную экономическую картину мира, в которой уместно спросить, почему государство может всё, что роднит государство с бандитом, и как с ним можно договориться, чтобы выжить?

Россия хронически отстает от стального мира и остается экономически неразвитой страной, постоянно воспроизводя свою отсталость. Похоже, у нас серьезнейшие проблемы с человеческим капиталом и институтами. Располагая примерно 2% населения мира, 3% мирового ВВП и 5% выпускников вузов, в экспорте услуг доля России едва превышает 1%, а доля регистрируемых патентов составляет всего 0,2%.

«Все попытки перехода с низкой траектории развития на высокую в России вот уже несколько столетий неизменно срываются, и страна раз за разом возвращается к застою». Автор объясняет причины такой экономической обреченности. Говоря об экономических болезнях России, Александр Аузан указывает на колею, как генетическую болезнь нашей страны, и рассматривает колею как корь во взрослом возрасте.

«Мы можем наблюдать не только колею, по которой движется Россия, но даже и точку, в которой была совершена ошибка первоначального институционального выбора, — XIV–XV века, когда начали зарождаться институты самодержавия и крепостничества».

«Понятно, что выйти из колеи очень непросто. Но теория институциональных изменений дает пищу для размышлений в том, что касается поведения и взглядов людей. С одной стороны, очевидно, что застой и реакционный политический режим зажигает революционный огонь в душах. Но не надо желать революции! Анализ институциональных изменений показывает, что это худший из всех вариантов выхода из колеи, и прелести, связанные с последствиями революций, придется расхлебывать внукам.»

Александр Аузан. Экономика всего. Как институты определяют нашу жизнь. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. — 160 с. — Тираж 4000 экз.

александр петроченков

Ален де Бенуа. Вперед, к прекращению роста! Эколого-философский трактат


Эта небольшая книга представляет собой трактат, посвященный идеям прекращения роста или антироста, основанного на экологической экономике, на идеях анти-потребления и анти-капитализма. Причем антирост — это скорее лозунг, чем конкретная программа. Этот лозунг призывает мыслителей и политиков избавиться от иллюзорной веры в возможность бесконечного экономического роста, которым поражена нынешняя цивилизация. Катастрофа неизбежна. Но пока ради обеспечения роста все средства годятся, вплоть до мировой войны. «Наш уровень жизни не обсуждается» — говорил президент США Джордж Буш (старший). Ресурсы планеты не бесконечны и во многом уже близки к исчерпанию. Если предположить, что развитие США остановилось, а остальному населению планеты обеспечен такой же уровень жизни, какой сегодня есть в США, понадобились бы ресурсы от четырех до семи планет равных Земле.

Автор книги доказывает необходимость оздоровления общества и изменения отношения к бессмысленному потреблению. Но при нынешней маниакальной модели экономического роста это едва ли возможно. Развитие происходит в уже развитых странах, тогда как экономический разрыв со странами Юга только увеличивается и они погружаются в финансовые долги. Поэтому народы бедных южных стран рвутся в Европу и Америку. Кстати, в большинстве африканских языков нет даже слова «бедный» — до прихода европейцев люди там жили в гармонии с природой, довольствовались необходимым и были счастливы. Бедность — это изобретение цивилизации, пишет автор. Третий мир подбадривают «сокращать отставание», чтобы попасть в долговую кабалу, «развиться» и получить возможность больше потреблять. В результате эти страны становятся более зависимыми, уязвимыми и бедными.

Гармонию человека с природой разрушило христианство, превратив мир в предмет, созданный Богом. Тем самым оно лишило мир присущей ему священности и превратило в пространство преходящего существования. Библия сделала из человека собственника мира или временного «пользователя»: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Бытие 1.28). Природа больше не священна. Декарт своим рационализмом превратил мир в простой резервуар ресурсов. А в современном мире идеология прогресса обобщена Просвещением в идею личного интереса, когда всем движет «невидимая рука» рынка и прибыль становится всеобщим законом. Грабеж и расхищение ресурсов планеты стали нормой, которая не обсуждается: потребитель регулярно меняет наряды в соответствии с модой, обновляет автомобиль и кучу всяких электронных гаджетов, устаревающих быстрее, чем он успевает их освоить.

«Прометеевский» прогресс человечества отождествляется с ростом любой ценой, невзирая на разрушение, чинимое среде. Биосфера не имеет никакой ценности. Земля перестала что-либо значить в экзистенциальном плане для человека. Суть антироста выражается словом «сокращение». Экологию нередко называют реакционной, хотя речь идет о сокращении экологического ущерба, объёма отходов, непомерного производства и потребления. Чрезмерное потребление является главной причиной загрязнения окружающей среды и основой социального неравенства.


Ален де Бенуа (Alain de Benoist, 1943) — французский философ, академик, писатель, политик, основатель и теоретик движения «Новые правые», хотя сам он утверждает, что правым его обозначает пресса, ибо он против левых с их идеей прогрессизма, присущих как либеральному капитализму, так и социалистическим левым. В своем трактате Ален де Бенуа ссылается чаще других на критические идеи философов Ивана Иллича и Сержа Латуша.

Однако идеи Алена де Бенуа явно утопичны. Пока не видно даже признаков какого-либо практического их применения, так как эгоизм в реальном мире распространен гораздо шире, чем альтруизм, и стремление к прибыли никто отменять не собирается. Более того, автор понимает, что если вдруг кто-то начнет осуществлять идею сокращения, он наверняка столкнется с ростом безработицы, пауперизацией населения и мощными социальными протестами. А для распределения товаров, которые станут дефицитными, понадобится авторитарный строй или диктатура. И хотя многие приводимые в трактате мысли и факты, несомненно, достойны внимания, автор так и не предложил, на мой взгляд, разумной альтернативы тому, что в нынешней экономической модели обозначают термином «устойчивый рост» (sustainable growth). И этой священной идее роста мы продолжаем молиться.

Ален де Бенуа. Вперед, к прекращению роста! Эколого-философский трактат. (Demain, la decroissance! Penser l'ecologie jusqu'au bout). / Перевод: Сергей Денисов. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2013. — 110 с. — Тираж 1000 экз.

Дополнительно:
Ален де Бенуа: "Массовая иммиграция в Европу должна быть замедлена"
Ален де Бенуа. Как можно быть язычником